издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Между долларом и спросом

  • Автор: Алёна МАХНЁВА

На прошлой неделе доллар взял новую высоту, впервые за многие годы преодолев отметку в 71 рубль. В конце 1990-х ослабление российской валюты позволило многим предприятиям-экспортёрам, в том числе в Иркутской области, не только остаться на плаву, но и взять курс на развитие. «Конкурент» решил узнать, выиграл ли кто-то из экспортёров Приангарья от роста доллара в 2015-м.

По итогам 9 месяцев этого года экспорт из Иркутской области, подсчитали в Сибирском таможенном управлении, составил 4,772 млрд долларов США, снизившись почти на 4,7% к такому же показателю прошлого года. В третьем квартале объём поставок за рубеж в сравнении с июлем–сентябрём 2014-го упал на 6,5%. Ещё больше снизился импорт: на 6,2% за 9 месяцев и на 14,7% за третий квартал по отношению к аналогичным периодам 2014 года.

Основными статьями продажи за границу остаются алюминий и изделия из него (1,837 млрд долларов в январе–сентябре), древесина (1,125 млрд долларов), минеральное топливо, нефть и продукты их перегонки (1,046 млрд долларов). Покупатели – в основном страны дальнего зарубежья. 

Несмотря на снижение объёмов внешней торговли, экспортёры стали главными бенефициарами ослабления рубля. Поскольку они получают валютную выручку, а расходы их в основном в национальной валюте, компаниям удаётся увеличивать свои рублёвые показатели. «В крайнем случае, как это происходит с металлургами или нефтегазовой отраслью, благодаря снижению рубля компании нивелируют нисходящую динамику цен на их продукцию, наблюдаемую на международных рынках, – полагает Богдан Зварич, аналитик ИК «Финам». – Единственный негативный момент для таких предприятий состоит в том, что оборудование, которое они используют, в основном импортное, что приводит к росту его цены в рублёвом эквиваленте и дополнительным расходам компаний».

Алюминий, нефть, Китай

Экономическое положение предприятий зависит не только от курса валют, но и от уровня сырьевых цен, а конъюнктура в этом году неблагоприятна, отмечает заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ОАО ИК «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников. В третьем квартале стоимость алюминия на Лондонской бирже металлов (LME) продолжала резко снижаться и достигла в среднем 1589 долларов США за тонну – самой низкой отметки со второго полугодия 2009 года, говорится в отчёте «РУСАЛа» за 9 месяцев. В сравнении с третьим кварталом прошлого года цена упала на 20%. К этому привело замедление экономики Китая и перепроизводство алюминия, говорит Верников: «До последнего времени Китай отказывался проводить согласованную с Россией политику в области производства алюминия. А она нужна для того, чтобы стабилизировать цены. В конце года в этом вопросе наметились позитивные подвижки». В «РУСАЛе» снижение цен связывают с большим, чем ожидалось, профицитом на рынке, вызванным, с одной стороны, более слабым спросом в некоторых развивающихся странах, а с другой – ростом производственных мощностей на Ближнем Востоке, в Индии и Китае.

Однако компания преодолела влияние негативных отраслевых факторов. За счёт повышения эффективности, сокращения затрат и ослабления рубля в третьем квартале себестоимость на тонну в алюминиевом сегменте снизилась на 17,2% – до 1440 долларов США. В частности, «дочка» компании в Приангарье – Братский алюминиевый завод – по итогам 9 месяцев удвоила выручку и нарастила чистую прибыль в несколько раз: с 869,77 млн рублей за январь–сентябрь 2014-го до 4,94 млрд рублей в 2015-м.

Деятельность Иркутской нефтяной компании тоже остаётся рентабельной, хотя фундаментально нынешний кризис тяжелее, чем кризис 2008-2009 годов, отмечают в пресс-службе ИНК. Нефть – биржевой товар, цену на который формирует рынок. В компании не раскрывают объёмы поставок сырья на внутренний и внешний рынок (страны АТР), но говорят, что они сопоставимы. Причём в последние годы отмечается тенденция по увеличению доли российских покупателей.

Основное оборудование для проведения работ по бурению и ремонту скважин компания приобретает у российских производителей, либо по заказу компании оно изготавливается в Китае. Ещё один важный фактор – зарубежные санкции – не оказывает заметного влияния на компанию с точки зрения финансирования проектов, говорят в ИНК. Оборудование для первого этапа проекта по освоению газовых запасов севера Иркутской области уже поставлено. Для второго, когда потребуется увеличение мощности по газопереработке, в случае, если санкции коснутся и планов ИНК, компания будет рассматривать импортозамещение или привлечение поставщиков оборудования с азиатского рынка.

Промышленное производство в Приангарье по-прежнему растёт в основном за счёт добычи углеводородов. По данным Иркутскстата, индекс по итогам девяти месяцев вырос на 4,3%, добыча полезных ископаемых прибавила 10,2%, обрабатывающие производства – 0,6%, производство и распределение электроэнергии, газа и воды снизилось на 2,7%. На прошлой неделе дочерняя компания «Роснефти» ПАО «Верх­нечонскнефтегаз» объявила о добыче 40-миллионной тонны нефти с начала ввода в эксплуатацию Верхнечонского месторождения в октябре 2008 года. За 11 месяцев суточная добыча увеличилась на 5,4% к аналогичному периоду прошлого года – до 23,6 тыс. тонн. От комментариев о том, какова структура поставок и как на деятельности иркутской «дочки» отразилось резкое изменение курса валют, в «Роснефти» воздержались. 

В целом экономика России уже приспособилась к 50 долларам за баррель, считает Андрей Верников, но теперь цены ушли ниже и системе снова нужно адаптироваться. По итогам года экономика покажет небольшое снижение (в пределах 1%), считает эксперт, вероятность роста – меньше 20%.

Экспортный рекорд

В добывающих отраслях наблюдается восстановление спроса после неудачной первой половины 2015 года (+3% в ноябре, +0,7% с начала года), говорится в аналитическом отчёте Института проблем естественных монополий за ноябрь. Темой номер один с точки зрения спроса на нефть в декабре остаётся экономическая ситуация в Китае, полагают эксперты Центра макроэкономического анализа Альфа-банка. В ноябре Китай зафиксировал дополнительное ухудшение экспорт­ных доходов – они сократились на 6,8% за ноябрь при прогнозном ожидании рынка снижения на 5%.

По итогам ноября Иркутскстат отметил спад в добывающей отрасли региона – на 8,4% – глубже, чем в целом по трём основным секторам промышленности, которые показали минус 3,9%. Положительная динамика, по расчётам ИПЕМ, наблюдается в добыче угля. На долю компании «Востсибуголь» в этом году пришлось 11,7 млн тонн (+9,9%). В прошлом году компания поставила на внутренний рынок порядка 11 млн тонн, на экспорт – около 0,7 млн. В 2015 году КВСУ намерена сохранить позиции на российском рынке и увеличить экспорт (в основном в КНР и Японию) до рекордных 

1 млн тонн. За последний год поставки на экспорт удвоились. «Экспорт сегодня – единственная ниша, где можно развиваться. Внутренний рынок как минимум не увеличивается, а в ряде регионов сжимается. Вводятся программы по энергосбережению. Наша задача – сохранить 

1 млн тонн (экспорта в 2016 году )», – цитирует «Интерфакс» генерального директора «Востсибугля» Евгения Мастернака. При существующих потребностях в экспортном угле и ценах к 2020 году КВСУ сможет поставлять за рубеж 3–3,5 млн тонн топлива в год. В настоящее время российский уголь контрактуется на экспорт по цене 11 долларов за тонну, сообщает агентство. Китай остаётся основным экспортным направлением компании.

Рост курса доллара повысил конкурентоспособность продукции российских производителей, говорят в КВСУ, поэтому компании удалось существенно повысить поставки на экспорт и частично компенсировать снижение поставок угля на станции «Иркутскэнерго» и других потребителей на внутреннем рынке. С другой стороны, из-за изменения курса существенно поднялись цены на закупаемые ресурсы и оборудование. В КВСУ не исключают возможности снижения продаж в будущем, «поскольку рыночная ситуация как на уголь, так и на энергоносители в целом тенденций к улучшению не предполагает». 

Экспорт из дерева

Производство третьей основной экспортной статьи Иркутской области – древесины и изделий из дерева – в натуральном выражении сократилось за девять месяцев на 3,2%. Девальвация рубля на работе «Русской лесной группы» (объединяет лесоперерабатывающие предприятия в Иркутской области, основные активы – «СП СЭЛ Тайрику» и «ЛДК Игирма» в Нижнеилимском районе) отразилась негативно, главным образом из-за того, что оборудование компания закупает за границей. «У нас по приоритетному проекту строительства двух заводов по производству древесных топливных гранул (пеллет) валютный кредит был переоценён в соответствии с новым курсом, что отрицательно сказалось на нашем балансе, – объясняет генеральный директор «РЛГ» Юрий Попов. – Общие инвестиции в строительство планировались в объёме 1 млрд рублей, но из-за падения курса рубля составят в районе 1,35–1,4 млрд. Импортное лесозаготовительное оборудование гораздо эффективнее, но стоит дорого, а теперь стало стоить каких-то фантастических денег – более 50 млн рублей за комплекс харвестер–форвардер». Валютная выручка группы уменьшилась, хоть и не кардинально, причём это связано с общим трендом снижения цены на пиломатериалы на мировых рынках. Китайские потребители стали ронять цену с самого начала девальвации рубля и снижают её всё больше и больше, более-менее стабильна ситуация только в Европе. На отечественном рынке цены растут, но только за счёт высокой инфляции, что характерно для большинства сырь­евых рынков. Выручка и прибыль компании в рублях выросла, но не только из-за падения рубля, но и за счёт увеличения объёмов производства.

Доля экспортных поставок «Русской лесной группы» составляет около 80%. За год она изменилась незначительно. 

«Среди российских компаний мы занимаем первое место по экспорту лиственничных пиломатериалов в Европу, первое место по объёму экспорта хвойных пиломатериалов в Египет, третье место – в Японию, четвёртое – в Китай. Поставляем также в Южную Корею, во все страны MENA», – отмечает Юрий Попов.

Кроме рыночной конъюнктуры ключевой проблемой в компании называют нехватку сырья. Ослабление рубля привело к увеличению прибыли лесозаготовителей от экспорта круглого леса и росту объёмов продаж древесины в страны АТР. Ряд лесозаготовительных предприятий Иркутской области и Красноярского края предпочли отправить заготовленный пиловочник в страны АТР, нежели развивать производство по глубокой переработке древесины в России или реализовать пиловочник местным производителям пиломатериалов, говорит глава компании: «Таким образом, привлекательность экспортных цен на круглый лес, с одной стороны, серьёзно сократила объёмы предложения пиловочника на внутреннем рынке, а с другой – российские лесопильные компании оказались вынуждены конкурировать с ценами, предлагаемыми зарубежными покупателями, и закупать оставшиеся объёмы пиловочника по сильно завышенным ценам».

В пресс-службе ещё одной крупной «лесной» компании, производителя целлюлозной продукции группы «Илим», не ответили на запрос издания.

Между евро и покупателем

Рухнувший рубль помог не только металлургам и нефтегазовому комплексу, но и производителям сельхозпродукции, полагает Андрей Верников из «ЦЕРИХ Кэпитал Менеджмент». Однако в этой сфере тоже всё неоднозначно. 

Изменение курса валют прежде всего повлияло на стабильность экспортных поставок, то есть в изменении объёмов по месяцам и невозможности проводить долгосрочное планирование (квартал, полгода, год), комментирует первый заместитель генерального директора, председатель совета директоров ООО «Иркутский масложиркомбинат» Дмитрий Баймашев. Предприятие входит в ГП «Янта» (крупнейший экспортёр среди пищевых предприятий Сибири). 

Прибыль от экспорта напрямую зависит от экономической ситуации в странах, куда отправляются сибирские товары, для «Янты» это Казахстан и Белоруссия (в основном соевая продукция), Монголия и Китай (масложировая), а также Таиланд. Ослабление курса национальных валют приводит к уменьшению покупательской способности, снижению спроса и цен, а следовательно, к сокращению экспортной выручки даже при сохранении объёмов поставок. Объём экспорта ежегодно составляет 7-8 млн долларов. В частности, холдинг экспортирует около 15% масложировой продукции. По итогам уходящего года в «Янте» ожидают небольшого снижения доли поставок (в физическом выражении) за рубеж. Изменение объёмов экспортной выручки в 2016 году трудно прогнозировать из-за нестабильности соотношения валют России и стран, где располагаются контрагенты. Тем не менее в группе предприятий намерены расширять экспорт и рассчитывают начать продавать в Китай молочную продукцию. «Но планируемый рост экспорта не связан с ценовыми изменениями, он идёт в рамках долго­срочной стратегии холдинга», – поясняет Баймашев.

Как и предприятия других отраслей, пищевики закупают сырьё, вспомогательные материалы и оборудование за рубежом. А в дополнение к этому сильно зависят от покупательской способности населения. 

Доля сырья в себестоимости молочной и масложировой продукции ИМЖК составляет 71%, с учётом вспомогательных материалов, тары и упаковки – 78%. С ростом курса доллара цена на сырьё выросла в 1,5 раза. «С середины 2014 года цена на сою – на 50%, – приводит пример Дмитрий Баймашев. – Это прежде всего связано с ростом курса доллара относительно рубля и ростом курса юаня. Примерно три четверти сырья, которое мы используем в производстве масложировой и соевой продукции, выращивают входящие в группу «Янта» хозяйства в Амурской области. Оставшуюся четверть мы покупаем в других приамурских хозяйствах. На этом рынке нашими конкурентами являются предприятия Китая. Они и прежде стремились приобретать сою в Приамурье – это один из не­многих в мире регионов, где выращивают «правильную» сою, без ГМО. А сейчас обесценивание рубля позволяет им вести более активную закупочную деятельность. Нам удаётся сохранять отношения с поставщиками благодаря давним дружеским отношениям и различным преференциям, например авансированию накануне посевной в счёт будущего урожая». Большую часть кормов холдинг также производит самостоятельно, однако, например, витаминные добавки завозит из-за рубежа. Упаковка практически полностью выпускается за границей, и её цена в рублёвом эквиваленте растёт пропорционально ослаблению национальной валюты. «Мы пытаемся найти альтернативу на российском рынке, но так, чтобы это было не в ущерб качеству», – отмечает Баймашев. 

К курсу евро привязана цена на европейское оборудование. «К сожалению, у большинства импорт­ных линий нет сопоставимых по характеристикам отечественных аналогов, – констатирует Баймашев. – В этом году только на гидро­генезационном заводе ИМЖК ввели бельгийскую автоматическую линию рафинации De Smet, запустили линию расфасовки. Ежегодно мы строим по два птичника на Ангарской птицефабрике, укомплектовываем их итальянским оборудованием Valli; модернизация идёт на молочном заводе, на маргариновом». Санкции на компанию не повлияли, но время прохождения оборудования через границу заметно увеличилось. Ещё одна примета кризиса – участившиеся срывы сроков со стороны контрагентов. Нехватка оборотных денег у оптовых покупателей ведёт к отсрочкам платежей.

По прогнозу Центра макроэкономического анализа Альфа-банка, в первом квартале следующего года доллар может вырасти до 80 рублей, а среднегодовой курс составит 70 рублей. Первое полугодие 2016-го будет слабым из-за волатильности на глобальных рынках и ориентации правительства на жёсткий бюджет, во втором возможно улучшение. Из-за недавно введённых санкций против Турции и санкций на европейские товары появляется окно возможностей для отечественных производителей – российский сельскохозяйственный сектор показал рост на 2% за 9 месяцев 2015 года на фоне спада в других секторах. Позитивным фактором с точки зрения роста в будущем году являются и инвестиции, динамика которых в уходящем году превзошла прогнозы рынка. Немаловажно, по мнению аналитиков Альфа-банка, что снижение уровня жизни среднего класса заставит эту категорию потребителей начать наращивать долговую нагрузку, таким образом рост розничного кредитования может снова стать фактором поддержки потребления во втором полугодии 2016 года.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное