издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Профессионал» от соцзащиты получил срок

Новый год бывший глава Управления социальной защиты населения по Ангарскому району Александр Геранюшкин встретил в следственном изоляторе. После провозглашения приговора Ангарского городского суда, признавшего чиновника виновным в покушении на мошенничество в крупном размере с использованием служебного положения, на него в зале суда были надеты наручники. Отбывать наказание в виде лишения свободы на срок один год девять месяцев Геранюшкину придётся в колонии общего режима. Если, конечно, областной суд при рассмотрении апелляционной жалобы, которую он уже подал, оставит без изменений приговор суда первой инстанции.

Бывший защитник сирых и престарелых, ныне безработный, скорее всего, питает надежду на смягчение своей участи. И это, на наш взгляд, странно. Ведь ему и так очень сильно повезло. Первоначально 57-летний Геранюшкин подозревался в получении взятки в особо крупном размере – и на то были веские причины. Сотрудники УФСБ задержали главу ангарской соцзащиты на ступеньках кафе «Сабвей» непосредственно после получения им мзды за обещанную лояльность при проверке реестров по возмещению из бюджета расходов на проезд льготников в городском транспорте. В кармане пиджака представителя государства, который в течение десяти последних лет олицетворял защиту прав самых обездоленных жителей района, при досмотре была обнаружена внушительная пачка купюр на сумму более миллиона рублей. Эти деньги передал Геранюшкину председатель  Ангарского городского Союза автотранспортников, директор автоколонны 1948 Сергей Шарков, обратившийся в Управление ФСБ с заявлением о вымогательстве с перевозчиков взяток. 

В суд уголовное дело поступило уже с обвинением в менее тяжком преступлении. Взятка в особо крупном размере, за вымогательство которой виновному грозило от 8 до 15 лет лишения свободы, превратилась в мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана. За колючей проволокой такого вора, по мнению законодателя, можно исправить в срок до шести лет. А уже в ходе судебного заседания прокурор просил переквалифицировать обвинение на ещё более мягкий состав – покушение в мошенничестве, поскольку полученными деньгами чиновник, схваченный за руку, распорядиться по независящим от него обстоятельствам не успел. Ну, грех, как говорится, Геранюшкину жаловаться на судьбу, подарившую столько шансов избежать – и на законных основаниях – гораздо более суровой кары.   

А начиналась эта криминальная история в январе прошлого года. Тогда 11 ангарских организаций-перевозчиков (ООО «Пригород», «Гор­Авто», «АвтоТранс», «АвтоПарк», «АвтоЛайф», «АвтоСиб», автоколонны 1948 и 1950 и другие) заключили с Минсоцразвития Иркутской области соглашение о предоставлении им субсидий для возмещения затрат, связанных с оказанием транспорт­ных услуг льготникам, имеющим право на единый социальный проездной билет. По соглашению, перевозчики обязаны были ежемесячно представлять для сверки реестры учёта реализованных социальных проездных билетов. Поначалу проверка документов была возложена на  сотрудников управления, которое возглавлял Геранюшкин. И к апрелю в голове директора областного государственного казённого учреждения созрел преступный умысел – брать за гарантию собственной лояльности с проверяющих деньги. И немалые – по 300 тысяч рублей ежемесячно. Такую сумму главе ангарской соцзащиты должен был вручать председатель городского Союза автотранспортников Сергей Шарков, предварительно собрав её с перевозчиков. Александр Геранюшкин, судя по всему, не сомневался, что транспортные организации заинтересованы и в сокращении сроков проверки реестров, и в том, что покровитель закроет глаза на все нарушения при перевозке льготников. 

Предложение, больше похожее на вымогательство, Сергей Шарков, представлявший на переговорах интересы перевозчиков, услышал в ходе апрельской встречи всё в том же кафе «Сабвей» 76-го квартала. Как установлено следствием, директор управления соцзащиты при этом не скупился на обещания, уверяя, что именно от него в конечном счёте зависят результаты проверок. Отказа от навязываемых услуг Геранюшкин принимать не желал. Вопрос он поставил ребром: если уже в мае требуемая сумма не попадёт в его карман, у перевозчиков появятся проблемы с получением субсидий. Председатель Союза автотранспортников обещал подумать над пред­ложением чиновника. Но, видимо, у его коллег  это предложение горячего отклика не нашло. В течение четырёх последующих месяцев Александр Геранюшкин использовал всякую возможность, чтобы поторопить Шаркова с принятием решения, а тот под разными предлогами уклонялся от встреч с вымогателем, опасаясь быть втянутым в коррупционный скандал.  

Представитель перевозчиков тогда ещё не знал: глава ангарской соц­защиты уже потерял возможность влиять на результаты проверок и оказывать его коллегам покровительство. 13 июля 2015 года областное правительство изменило порядок учёта реализованных билетов для льготников: теперь учреждение обязано было в течение одного рабочего дня направить представленные перевозчиками реестры для проверки в министерство. А оно уже информировало о результатах районное управление соцзащиты. Так что с этого времени Геранюшкин при всём желании ничем не мог посодействовать перевозчикам. Деньги с них, тем не менее, продолжал требовать. Он, конечно, понимал: работяги не могут знать о том, что процессом выдачи субсидий рулят уже чиновники рангом повыше.  Именно тогда, как считают следствие и суд, у Александра Геранюшкина возник преступный умысел, направленный на хищение денег путём обмана председателя Союза автотранспортников.

24 августа в кафе «Сабвей» состоялся очередной раунд переговоров. Геранюшкин, глядя партнёру в глаза, заявил: если перевозчики по-прежнему хотят получать субсидии из областного бюджета, Шарков, как их представитель, должен отдать ему деньги за три месяца, с мая по июль включительно из расчёта 300 тысяч рублей за каждый месяц. Итого набежало уже 900 тысяч рублей. При этом начальник соцзащиты не скупился на обещания, преувеличивая, мягко говоря, свои возможности. Обманутый Шарков сначала согласился на предложение Геранюшкина, но позднее обратился в правоохранительные органы. 

Передача денег чиновнику-вымогателю проходила 3 сентября прошлого года под контролем сотрудников ФСБ. Около 9 часов утра в помещении кафе «Сабвей» 182-го квартала Геранюшкин положил в карман пиджака толстую пачку купюр. Пересчитывать их не стал, поэтому, как считают следствие и суд, не знал, что глава профессионального союза перевозчиков заплатил за обещанные услуги не 900 тысяч рублей, а 1 млн 100 тыс. Якобы Шарков решил сразу же рассчитаться и за август, хотя об этом  они с Геранюшкиным не договаривались. Можно предположить, что такое рвение действовавшего под руководством оперативников Шаркова объ­ясняется проще: сумма свыше миллиона считается уже не крупным, а особо крупным размером, в таком случае коррупционное преступление попало бы в разряд особо тяжких и более громких. Это всего лишь предположение, но после задержания Геранюшкина во всех СМИ появились сообщения о том, что чиновник подозревается именно во взяточничестве в особо крупном размере.

В конце концов, эта ошибка была исправлена: на скамью подсудимых Александр Геранюшкин, бывший руководитель областного казённого учреждения, попал уже с  обвинением в хищении 900 тысяч рублей путём обмана и использования служебного положения. Вину в преступлении он признал в полном объёме, и приговор был постановлен в особом порядке, то есть без проведения судебного разбирательства, что предусматривает смягчение наказания. К тому же эффекту привела и позиция государственного обвинителя, просившего уже на заседании изменить квалификацию на неоконченное преступление (покушение). Суд с этой позицией согласился, поскольку в фабуле обвинения было указано: Геранюшкина задержали сразу после получения денег,  лишив его возможности воспользоваться похищенным.

«Иркутский репортёр», 22.09.2015 г.

При назначении наказания виновному суд учёл характер и степень общественной опасности совершённого им преступления, относящегося к категории тяжких. Ну и, конечно, личность бывшего чиновника: не судим, к административной ответственности не привлекался, по месту жительства характеризуется как доброжелательный и отзывчивый человек. По последнему месту работы чиновник – вымогатель и мошенник – также получил прекрасную характеристику: «ответственный, высокоорганизованный, дисциплинированный и интеллигентный руководитель», «профессионал в своём деле», «неоднократно поощрялся почётными грамотами и благодарностями министерства социального развития опеки и попечительства Иркутской области». Даже странно, что такой герой угодил под суд, а не на доску почёта. Сыграли свою роль и смягчающие обстоятельства: чистосердечное признание сразу после задержания, активное способствование расследованию, раскаяние в содеянном. 

Несмотря на всё это, суд пришёл к убеждению: предусмотренный санкцией ч. 3 ст. 159 УК РФ штраф как наименее строгий вид наказания не поможет исправлению «интеллигент­ного руководителя», нечистого на руку. Достижению цели восстановления социальной справедливости, чего требует закон (ч. 2 ст. 43 УК РФ), будет способствовать только лишение свободы, причём реальное, с отбыванием в исправительной колонии общего режима. А штраф в сумме 40 тысяч рублей стал дополнительным наказанием за корыстное тяжкое должностное преступление. С учётом установленных обстоятельств дела, в том числе и данных о личности хвалёного министерством «профессионала», суд посчитал также необходимым лишить Александра Геранюшкина права занимать руководящие должности в государственных учреждениях, муниципальных и коммерческих организациях на срок два года. 

Три с половиной месяца, проведённые им под стражей и домашним арестом, будут зачтены в срок отбывания наказания. Изъятые в качестве вещдока купюры на сумму свыше миллиона возвращены Шаркову, признанному по делу потерпевшим. 

Однако точка в этом уголовном деле пока не поставлена – впереди ещё рассмотрение жалобы осуждённого, поданной в апелляционном порядке в Иркутский областной суд. Но это тема уже следующей публикации. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное