издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Легкомысленно полагаясь на благополучный исход»

Александр Эпов отправился под домашний арест за ДТП со смертельным исходом

Слишком много резонансных ДТП для одного областного центра, даже если он считается столицей Восточной Сибири. Именно эта мысль приходит в голову, когда начинаешь знакомиться с материалами уголовного дела № 17506 по обвинению А.А. Эпова в совершении 18 января преступления, предусмотренного частью 4 статьи 264 УК РФ – той самой, по которой ровно за неделю до первого заседания по этому делу была осуждена «депутатская дочь» Юлия Киселёва. Той же самой, по которой осудили Анну Шавенкову. Разные только части статьи – третья, четвёртая, шестая… Судья Наталья Кузнецова 21 января на заседании, где была определена мера пресечения обвиняемому Эпову в виде домашнего ареста на время предварительного следствия, отнесла этот трагический случай к преступлению средней тяжести, которое носит общественно-резонансный характер.

Последнее утро обычного человека

На сегодняшний день единственной потерпевшей по этому уголовному делу признали только одного человека – Анну Домашонкину, жену погибшего в ДТП пассажира маршрутки № 27, 48-летнего Сергея Домашонкина. 

Обычная семья. Они прожили вместе пятнадцать лет. Трое детей. Старшему – двадцать два года, младшему – семь. В сухих строках полицейского допроса, который прошёл на следующий день – и после ДТП, и после гибели мужа, – Анна Васильевна «характеризовала его с положительной стороны – как доброго, отзывчивого и трудолюбивого человека, не употреблявшего алкогольные напитки и наркотические вещества». Он работал в фирме по производству и продаже строительных материалов – каждый день с восьми часов. На работу он добирался на общественном транспорте – каждое утро на маршрутке № 27. Изо дня в день, каждый день, уже много лет подряд. Так было и в то утро. Сергей Иванович уходил на работу всегда в одно и то же время – в полседьмого утра. 

Анна Васильевна в тот день задержалась дома – замоталась по хозяйству, уже опаздывала на работу, поэтому вынужденно заказала такси. Она ехала по микрорайону Топкинский – по Шевцова в направлении Рабочего Штаба, когда увидела в окно две раскуроченные машины, отброшенные силой встречного удара на обочину дороги – чёрного «немца» и белую маршрутку с зелёной «автотрансовской» полосой по борту. Она сразу сообразила, что ДТП про­изошло несколько минут назад – ни сотрудники полиции, ни кареты скорой помощи ещё не приехали.

Водитель такси останавливаться не стал, и тогда Анна Васильевна начала раз за разом набирать номер мобильника мужа. Телефон не отвечал несколько часов. Только после обеда раздался звонок со знакомого номера, но оказалось, что звонил кто-то из медиков сообщить, что Сергей Иванович попал в ДТП и сейчас находится на госпитализации у них в стационаре. Когда она добралась до больницы, ей сообщили страшную весть. Сергей Домашонкин скончался в городской клинической больнице № 3 в 21.15 вечера 18 января, в день аварии. Согласно справке – заключению экспертов, причиной смерти стала открытая черепно-мозговая травма с повреждением костей черепа и мозгового вещества. 

В своём исковом заявлении Анна Васильевна сообщила, что требует привлечь виновных к уголовной ответственности и возместить ей моральный ущерб. Также к материалам дела было приложено её ходатайство о заключении Эпова под стражу, так как она считает, что он может скрыться от суда и следствия в связи с тяжкими последствиями совершённого им преступления.  

Первый суд приличного человека 

Первое судебное заседание в Куйбышевском районном суде по делу Александра Эпова было назначено в четверг, 21 января, на десять утра, но начало рассмотрения отложилось более чем на час – автозак с улицы Баррикад не мог  пробиться сквозь пробки иркутских предместий. Хоть дело и считается «общественно-резонансным», в коридоре маялись всего три посетителя – жена Эпова Юлия, отец и брат.

Появившийся в коридорах суда Александр Эпов произвёл удручающее впечатление. Высокий, плечистый, в охотничьей камуфлированной парке и таких же «лыжных» штанах. При этом – с правой рукой, загипсованной и висящей на перевязи, с заплывшим фиолетовым синяком левым глазом, с перевязанной головой, подволакивающий при ходьбе одну ногу. 

Судья начала заседание с вы­яснения, сможет ли он вставать, чтобы отвечать на вопросы судьи, или же его адвокату Юлии Гущиной придётся подавать ходатайство, чтобы он отвечал сидя. Эпов ответил глухим баритоном:

– Нет, спасибо, я могу вставать… 

Александр Эпов родился в 1982 году в посёлке Тыреть Заларинского района. До сих пор прописан в Заларях. Гражданин России, образование высшее техническое – закончил ИрГТУ. 

Женат, живёт в Топкинском с женой Юлией в её трёхкомнатной квартире, воспитывает восьмилетнюю дочь Анну. Работает управляющим по строительству в ООО «Жилищный комплекс». Ранее не судим. Только положительные характеристики. Александр Эпов по всем социальным параметрам является законопослушным гражданином, достойным членом общества, любящим мужем и отцом, сыном и братом, ценным сотрудником, что называется – приличным человеком. Но как он стал фигурантом уголовного дела?   

Роковое утро 

Обстоятельства резонансного ДТП суду открыла следователь Елена Гринина. Как выяснило следствие, 18 января около 6.50 утра Александр Эпов, управляя технически исправным автомобилем BMW 760, вывернул на Шевцова с улицы Вторая Северная и проехал всего сто метров в направлении микрорайона Топкинский. «Легкомысленно полагаясь на благополучный исход», как лирично повествует заключение следователя, Эпов проигнорировал требования ПДД: он управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, вёл машину со скоростью, «не обеспечивающей ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства», не учитывая при этом дорожные и метеорологические условия,  в частности гололёд. 

По совокупности этих обстоятельств Эпов «допустил выезд» своей машины на встречную полосу, не принял мер для снижения скорости и в районе дома № 82 по улице Шевцова лоб в лоб («передней частью кузова с передней частью кузова», если точно следовать протоколу) столкнулся с маршрутным такси № 27. В результате ДТП водитель Алексей Мамаев и пятеро пассажиров – трое мужчин и две женщины – получили травмы различной степени тяжести и были госпитализированы в городскую клиническую больницу № 3. Туда же с множественными травмами был доставлен и сам Александр Эпов. Впоследствии врачи найдут у него черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга, рвано-резаные травмы лица, ушиб мягких тканей груди, ушиб ноги и закрытое повреждение правого кистевого сустава. На следующий день, 19 января,  днём он был задержан прямо в палате отделения нейрохирургии ГКБ № 3. 

В тот же день вечером Эпова допросили и предъявили обвинение по части 4 статьи 264 УК РФ. Кроме того, следствие быстро установило, что это не первое правонарушение Эпова при вождении автомобиля. 21 мая 2012 года он уже задерживался за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, за что 25 мая того же года в тринадцатом судебном участке Свердловского округа Иркутска его признали виновным и лишили прав управления транспортным средством на один год и девять месяцев. А 7 декабря прошлого года Эпов вновь был задержан за очередное «пьяное вождение». Был составлен очередной административный материал, который был отправлен в Куйбышевский районный суд, и заседание должно было проходить 26 января нового, 2016 года. За неделю до рассмотрения Александр Эпов, вновь в состоянии алкогольного опьянения, совершил ДТП, которое уже не умещается в не слишком суровые рамки КоАП…

– Эпов склонен к совершению правонарушений, – резюмировала следователь Гринина. – В связи с этим у следствия имеются основания полагать, что Эпов может совершить преступления, связанные с нарушением ПДД в состоянии алкогольного опьянения. При допросе подозреваемый вину не признал, пояснил, что не употреблял алкогольные напитки, хотя в материалах дела имеется справка, что содержание алкоголя в крови Эпова – 2,0 промилле. 

Органы следствия, а также сестра находящегося в реанимации водителя Алексея Мамаева и остальные пострадавшие в ДТП ходатайствовали о заключении Александра Эпова под стражу.   

Куда посадить – в камеру или в квартиру?   

Адвокат Эпова Юлия Гущина уточнила у следователя, имеются ли данные, что обвиняемый пытался оказывать давление на участников процесса.

– Чтобы избежать наказания, он может оказать давление на свидетелей. 

– А подзащитный знаком со свидетелями? 

– Ну, в больнице он непосредственно находился с одним из свидетелей в одной палате, – ответила Елена Гринина, но вынуждена была признать, что не знает, известны ли обвиняемому адреса кого-либо из свидетелей. 

Прокурор поддержала ходатайство о заключении Эпова под стражу, и слово взяла судья Наталья Кузнецова. Она стала зачитывать предоставленные ей материалы дела, и Эпов заявил протест только единожды – когда прозвучала фраза, что он не имеет постоянного места работы.

– Не согласен. В данной должности я работаю с 2008 года, – со сдержанным недовольством заявил он. 

В следующий раз задержанный  высказался только в ответ на вопрос судьи, как он относится к ходатайству о заключении под стражу.

– Никуда скрываться не собираюсь. Как решит суд – так и будет, – всё тем же ровным баритоном сообщил он и позволил себе корректный каламбур. – Все заявления о том, что я хочу оказать давление… вопрос в том, хочу ли и могу ли. И не хочу и не могу. 

Александр Эпов сообщил суду, что предпочёл бы домашний арест в связи с тем, что у него повреждена грудная клетка и он боится, что в условиях заключения он не получит должного медицинского ухода. Защитник Юлия Гущина поддержала своего подзащитного – имеет устойчивые социальные связи, характеризуется положительно, нет сведений о возможности оказать давление.

– Был приведён аргумент, что он может совершить повторные преступления в состоянии алкогольного опьянения. Но мы видим, что перед нами сидит не преступник, а больной человек, с серьёзными травмами, – прокомментировала свою точку зрения Юлия Афанасьевна. 

После часового слушания суд удалился на совещание.

Глубоко гуманный вердикт 

Практически сразу после начала оглашения решения суда было ясно, что оно не будет суровым. Перечислив все аргументы следствия о необходимости заключения Эпова под стражу, Наталья Кузнецова заявила, что:

– По мнению суда, данные обстоятельства не могут служить безусловным основанием для избрания в отношении него такой строгой меры пресечения, как заключение под стражу. 

Эпов обвиняется в совершении преступления по неосторожности, которое относится к преступлениям средней тяжести, он не судим и имеет постоянные  работу и место жительства. 

С учётом изложенного судья приходит к выводу, что цели и производство по уголовному делу могут быть обеспечены путём избрания Эпову более мягкой меры пресечения, чем заключение под стражу, а именно домашнего ареста, – прозвучали наконец всё определяющие слова. Из окаменевшего выражение лица самого обвиняемого сделалось слегка оглушённым, однако он продолжал стоять неподвижно и смотреть в пол. 

На период предварительного следствия – на срок один месяц и 28 дней – Эпова поместили по адресу прописки его жены. При этом судебным решением ему было запрещено выходить за пределы квартиры и менять место проживания без письменного разрешения следователя по делу и запрещено общение с лицами, проходящими по этому уголовному делу. Также запрещено пользоваться средствами связи, включая стационарные и мобильные телефоны, электронную почту и вообще сетью Интернет – «по обстоятельствам, касающимся расследования этого уголовного дела».        

Хотя обвиняемый не был освобождён в зале суда, из клетки со скамьёй подсудимых его выпустили, и в ожидании прибытия автозака он вольно сидел на скамейке перед залом судебных заседаний, общаясь с родными – что обычно заключённым строго запрещено. Из здания суда его вернули в спецучреждение на улице Баррикад, где должны были надеть на лодыжку браслет с отслеживающим устройством и так же, в сопровождении конвоя, доставить его домой, в Топкинский, на место отбывания меры пресечения. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное