издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Они ребята серьёзные»

«Сибирский энергетик» проследил за работой иркутских электромонтёров

12-часовые смены в постоянном напряжении, особый склад характера и современные технологии. Таким увидел корреспондент «СЭ» работу электромонтёров – главного гаранта постоянного света от лампочек и непрерывного тока в проводах. Об особенностях работы специалистов-сетевиков изданию рассказали представители филиала ОАО «ИЭСК» Южные электрические сети, которые отвечают за бесперебойное электроснабжение Иркутска и его пригородов.

Линии напряжения Южных электрических сетей раскинулись мелкой паутиной на обоих берегах Ангары. Всего на территории столицы Приангарья насчитывается несколько сотен крупных и мелких подстанций, а также распределительных пунктов: своя трансформаторная подстанция есть практически в каждом городском дворе. Чтобы обеспечить работу каждой из них только в правобережной части Иркутска, бригадам Южных электрических сетей необходимо около двух с половиной месяцев ежедневных рейдов. На один из таких вместе с электромонтёрами и отправился корреспондент «СЭ». 

Оперативно-диспетчерская служба (ОДС) находится вблизи одной из самых крупных городских электроподстанций в районе улицы Депутатская. Эта площадка, больше похожая на автобазу, разместилась посреди жилого сектора и, на взгляд обывателя, не выглядит как объект, который  имеет отношение к энергетике. Между тем именно здесь следят за тем, чтобы от садоводств в районе Александровского тракта и до новых микрорайонов Ново-Разводной работала каждая розетка правобережного округа Иркутска.

Киловатты энергии сетевики называют продукцией. «Она должна быть качественной и надёжной, что мы и обеспечиваем: осуществляем круглосуточное оперативно-диспетчерское управление работой сетей, контроль за электроснабжением потребителей в соответствии с договорными условиями, поддержание режима работы сетей, обеспечивающих их надёжную и экономичную работу, а также производим ликвидацию технологических нарушений», – говорит инженер ОДС по правому берегу Алексей Карпов, стоя у схемы энергоснабжения Правобережного округа. Несколько метров испещрённой чертежами бумаги полностью занимают одну из стен помещения диспетчерской. Для неподготовленного человека всё это напоминает шпионский шифр. «Да, с первого взгляда эта схема кажется чем-то нереальным, но после того как ознакомишься и изучишь её, ничего сверхъестественного в ней нет, – отмечает Карпов. – Вот, например, посередине выделена недавно введённая подстанция «Восточная», которая сейчас самая высокотехнологичная и  крупная по мощности электроподстанция в городе». 

Рабочий день для сотрудников ЮЭС начинается ровно в 8 утра. 

– И вы ни разу не проспали? – уточняет корреспондент «СЭ».

– Слава Богу, нет, – смеётся Карпов, который за четыре года работы в Южных сетях прошёл путь от дежурного электромонтёра до инженера. – Сейчас я по должности сам требую от персонала пунктуальности и не имею права опоздать. Когда работал дежурным электромонтёром, мы приходили на работу ещё немного раньше – к 7.30. Я уже привык к такому расписанию и даже практически поминутно знаю свой путь от дома до работы. Коллеги даже смеются, что по моему появлению можно часы сверять.

7.30

Городские подстанции часто становятся полотнами для уличных художников

Каждое утро в правобережной ОДС начинается с селекторного совещания руководителей подразделений. Пока они делятся планами, их подчинённые готовятся к очередной смене, проходят обязательную ежедневную медицинскую проверку. От вердикта человека в белом халате зависит решение о допуске к работе. «Медсестра – вообще незаменимый работник, – говорит Алексей. – Она не только измеряет давление и выясняет самочувствие, но и занимается профилактикой болезней: например, следит за противоэнцефалитной вакцинацией – это важно, учитывая, что нередко работа ведётся в лесополосе».  Кроме обязательного посещения медкабинета для обследования физического состояния, необходимым пунктом для электромонтёров остаётся проверка эмоционального настроя.

– Для этого нужно пройти тест, – показывает собеседник в сторону компьютера, расположенного в диспетчерской. – На мышке есть датчик сердечного ритма. Замеры показывают уровень психофизического напряжения. На основе данных этого тестирования сотруднику, например, может быть порекомендована психологическая разгрузка: посещение спортивно-оздоровительного комплекса, отпуск и другие мероприятия. Наша деятельность сопряжена с высокими рисками, и мы не можем игнорировать этот фактор. Всё-таки мы заняты на опасном производстве. Хотите попробовать? 

– Я и так знаю, что невротик, – засмущался наш корреспондент, решив сменить тему разговора. – А молоко вам за вредность дают?

– В нашем подразделении дежурным электромонтёрам не выдают, потому что нет вредного фактора, за который полагается молоко или другие равноценные продукты; попросту говоря, мы вредными парами и газами не дышим. 

8.30

К этому времени от здания Южных сетей отъезжают первые машины рабочих бригад. Они отправляются на 12-часовую смену. 

– Вы часто ездите вместе с ними? – интересуемся мы у инженера Карпова.

– Такое бывает, но большую часть рабочего времени провожу в диспетчерской за компьютером и на производственной базе на ул. Депутатская. В последний раз на ПС «Восточная» проводил осмотр бытовых условий труда. Мы решали, что можно сделать для их улучшения. Сейчас в основном работаю с персоналом и документами, в моих обязанностях ведение необходимой документации в установленном объёме и порядке, участие в разработке и своевременном пересмотре инструкций и т.д., участие в противоаварийных и противопожарных тренировках, в проведении специальной подготовки, контроль и учёт средств защиты и прочее. Часто приходится ездить в управление Южных сетей, расположенное на ул. Безбокова – там находится главное административное здание, гаражи, склады с оборудованием и экипировкой, ремонтная база. На месте сидеть не приходится.

– Пробовали посчитать, сколько за день проходите?

– Шагомером пока не испытывал, хотя это интересная идея. Здесь у  нас база довольно большая, но кто-то наверняка скажет, что есть и больше.

– Сейчас все крупные площадки заняты обеспечением антитеррористической безопасности, как это коснулось вас?

– У нас  есть соответствующие инструкции по предотвращению терактов и обеспечению антитеррористической безопасности, проводятся учения – последние были в конце прошлого года. По легенде, на территорию что-то пронесли. Больше ничего не раскрывали, чтобы научить людей действовать по обстоятельствам, но в рамках инструкций и строго согласно им. Учебная тренировка прошла успешно, условные злоумышленники были пойманы, угроза теракта устранена.  

9.00 

Холода, добравшиеся до Иркутска на прошлой неделе, ощутимо отразились не только на жителях города, кутавших носы в шарфы, но и на энергетической инфраструктуре. Проводить ремонтные работы на линиях электропередачи при температуре ниже -25оС нельзя. Плановые ремонтные работы были перенесены. Вместо этого сетевики были заняты замерами нагрузок на подстанциях. На основании этих данных потом будут проводить анализ загрузки оборудования и разрабатывать организационно-технические мероприятия для повышения надёжности электросетей и поддержания параметров электроэнергии в соответствии с ГОСТом. «Обычно такие выезды начинаются с самого утра и продолжаются до пяти часов вечера, – рассказывает Алексей Карпов. – В графике осмотра значатся до десяти подстанций в разных частях Правобережного округа: от Ново-Разводной до микрорайона Зелёный».

Первой остановкой очередного рейда для снятия показаний стала подстанция в районе остановки «Филармония». Небольшая кирпичная постройка теряется в дворовом ландшафте, хотя расположена, казалось бы, на самом видном месте – прямо за остановочным пунктом. Железные двери наглухо закрыты: пройти внутрь могут лишь сотрудники оперативно-выездной бригады. Замеры напряжения внутри они проводят небольшим аппаратом, больше похожим на тонометр. С сосредоточенными лицами диктуют показатели, не отвлекаясь на посторонних. 

– У вас были случаи, когда на подстанции пытались проникнуть любопытные?

– Я какого не припомню – вскрывать двери точно никто не пытался, – смеётся Алексей Карпов. – Но, честно говоря, даже не знаю,  у кого может возникнуть такое желание, так как это небезопасно. Трансформаторы очень специфично гудят – даже мне, человеку, который работает с электричеством, лишний раз без надобности подходить к ним не хочется. Но при случае пробраться сюда практически нереально не только человеку, но и животным – всё находится под охраной и закрыто на замок.  

9.30 

От работы электромонтажников зависит благополучие всех людей, считает Алексей
Карпов

По городу бригады ЮЭС передвигаются в считанные минуты. Служебный УАЗ ловко перемещался из одного двора в другой. Обсуждение, каким путём быстрее добраться до очередной подстанции, не прекращается ни на секунду. Куда свернуть и откуда выехать – самая главная тема разговора. 

– Сегодня нужно объехать РП-19, РП-67, РП-69… – перечисляет Алексей Чугин, один из специалистов оперативно-выездной бригады, – хлебозавод…

– При чём здесь хлебозавод? – интересуется «СЭ».

– Так мы называем условно РП-19, – поясняет он. – Чтобы быстрее ориентироваться. Эта подстанция находится вблизи городского хлебозавода: вместо номера произносишь условное название, и сразу понятно, куда двигаться. Сейчас едем к Художественному музею.

10.15 

Добраться до подстанции на улице Свердлова оказалось непросто – чтобы попасть внутрь, пришлось пробиваться сквозь сугробы на задворках Художественного музея. 

– Часто, чтобы добраться до подстанций, приходится заходить на чужие охраняемые территории?

– У нас действительно есть пункты на охраняемых территориях. Например, ТП-1111 находится в цокольном этаже Торгового комплекса. Чтобы туда попасть, нам нужно созвониться с энергетиком объекта –  только в его сопровождении мы можем туда пройти, – рассказывает Андрей Петухов. – Есть в нашем списке и режимные объекты – один из них связан с ФСБ. Там нужен спецпропуск. У нас на этот случай составляется список электромонтёров, имеющих соответствующий допуск, каждого из которых проверяют.

– Что, действительно всё так серьёзно? Наверное, и люди там работают специфичные?

– Люди там очень обычные, просто работа у них такая. У нас даже есть что-то общее.

Параллель между сетевиками и работниками служб безопасности действительно прослеживается – суровые лица, минимум слов, максимум концентрации.

– Вы знаете, я им даже лишний раз боюсь задавать вопросы, – решил пожаловаться корреспондент водителю бригады.

– Я их тоже боюсь –  они же с током имеют дело, – смеётся он. – Но если серьёзно, знаете, есть опасности, которые видны, – гололёд, например, сосульки на крышах. Их можно увидеть, даже газ можно почувствовать, а ток – нельзя. Это очень опасная работа, и люди, соответственно, особенные, знают, что можно, что нельзя, это у них в подкорке файлом лежит. 

– Это правда, – соглашается Алексей Карпов. – Ток можно только математически описать, приборами измерить его  параметры, что мы  сейчас и делаем. 

– Получается, что вы как иллюзионисты – работаете непонятно с чем. Это того стоит?

– Стоит. Вы сможете жить без света?

11.00 

Машины  у бригад электромонтёров под стать характеру – каждый раз, забираясь на заднее сиденье УАЗа, привыкший к комфорту пассажир охает и сжимается. «Такой транспорт – принципиальный выбор?» – интересуется наш корреспондент  после очередной непродолжительной поездки до новой точки. 

– Наши «буханки» и полноприводные «ГАЗели» – очень нужный транспорт, – отвечает водитель. – У нас подстанции порой в таких местах, куда даже самая навороченная иномарка не пролезет. Только позавчера с другой бригадой ездил в Большую Речку, там попробуй подъедь к подстанции – стена снега. Но я подъехал. Конечно, если не уверен в машине – по бездорожью не полезу. С электромонтёрами интересно ездить. Я раньше, когда работал в других филиалах «Ирктутскэнерго», только по городу курсировал. Редко ещё в Ангарск и Шелехов: документы, бумаги возил; скучно было до ужаса.

11.15

«Ток нельзя ни увидеть, ни почувствовать. Постоянная концентрация отражается
и на характере людей»

В последние годы Южные электрические сети активно обновляют техническую базу. На смену старому оборудованию приходит новое. Современные трансформаторные подстанции больше похожи на компьютерные процессоры, чем на привычные будки напряжения. Одна из таких станций находится напротив отеля «Мариотт» за остановкой «Бытовая». Небольшой серый ангар наверняка сливался бы с местным ландшафтом, если бы не отличительная особенность – ярко-красные граффити-рисунки на стенах.

– И часто ваши подстанции превращаются в такие полотна? 

– Вы не поверите, постоянно, – говорит инженер Карпов. – В Солнечном была совершенно анекдотичная ситуация: в районе гормолзавода тоже оборудовали новую подстанцию. Стоило поставить корпус, ещё наладку оборудования производили – даже не успели под напряжение постановить, а уже были рисунки, – и ничего с этим не поделаешь. Это красиво, конечно, но есть и обратная сторона – нельзя закрашивать знаки безопасности, оперативные диспетчерские наименования на дверях. Это даже больше нужно не для специалистов, а для обычных людей, не связанных с энергетикой, для предупреждения об опасности поражением электрическим током. 

При этом каждая подстанция стоит на охране, снять которую могут только электромонтёры специальной кнопкой – с собой они возят целые гирлянды ключей. «У меня был случай, когда я только начинал работать электромонтёром, – вспоминает, улыбаясь, Карпов. – Приехал на подстанцию, не знал, что она находится под охраной, и у меня не было ключа от сигнализации. Открыл, сработала защита. В итоге по глупости решил быстрее снять показатели, пока охрана не приехала. Под конец начал обратно закрывать дверь, но сам не смог её замкнуть из-за наледи. Приехала охрана, попросила написать объяснительную. Но я тогда даже не расстроился, сказал: «Всё что хотите напишу, только помогите дверь закрыть!»  

11.45

Одна из первых подстанций нового поколения появилась в городе около семи лет назад, при строительстве 130-го квартала, и находится на её территории. Со стороны она больше похожа на частные гаражи для владельцев местной недвижимости.

Хотя Иркутская слобода – одно из тех городских мест, где электричество расходуется практически круглосуточно, местная подстанция, по словам специалистов, нагружена не больше тех, что относятся к жилому сектору. На вопрос «А как же вывески?» сетевики поясняют: «Если вы дома включите одновременно чайник, то его работа примерно и равна подсветке вывески, особенно учитывая, что в оформлении сейчас используют диодные энергосберегающие источники света».

– Особенность современных высокотехнологичных подстанций  в том, что здесь в основном всё работает за счёт телемеханики и телеуправлении, что активно развивается и внедряется у нас в организации, а также в удобстве и безопасности эксплуатации и обслуживания электроустановок, – объясняет Алексей Карпов. – Даже показатели напряжения выводятся на экран – замерять специальным переносным прибором (электроизмерительными клещами) не нужно, просто записываешь с экрана стационарного прибора учёта показатели в бланк.

Также данные через беспроводное соединение уходят на центральный щит в диспетчерский центр на Депутатской. Там ещё несколько лет назад появилась электронная версия схемы электрообеспечения правого берега, благодаря которой диспетчер одним движением руки может контролировать ситуацию и быстро реагировать на аварийные происшествия. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное