издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хлебный нож поставил точку

Пьяные разборки нередко заканчиваются трагедией с двумя маршрутами: один – на кладбище, другой – в зону. Самый белый и пушистый в этой уголовной истории – хозяин нехорошей квартиры, где всё произошло, Владимир Горюнов (здесь и далее фамилии изменены). Пока в его квартире летали вещи и посуда, он полдня в трезвом состоянии находился на лечении в дневном стационаре. Что было абсолютной редкостью, поскольку закладывать за воротник очень даже любил: получит пенсию и пьёт с сожительницей, пока деньги не закончатся.

Накануне вечером к этой парочке зашла их общая ангарская знакомая с понятным желанием основательно выпить. Сначала они осушили то, что было в доме, а потом Горюнов дал им 500 рублей, чтобы сходили в магазин за добавкой. Снова пили до глубокой ночи. Потом легли спать, оставив знакомую у себя. Утром хозяин ушёл лечиться, предварительно заперев спящих женщин на ключ. 

На этом мирная часть сюжета заканчивается. Собутыльницы встали, опохмелились из графина (вскоре он станет орудием возмез­дия) и начали выяснять отношения. Градус конфликта подогрела ревность сожительницы Горюнова Валентины Прудкиной. Из материалов этого уголовного дела, которое рассматривал Ангарский городской суд, видно, что она путалась в своих показаниях, пытаясь представить поведение соперницы более агрессивным. Но факт остаётся фактом: пьяные женщины стали ожесточённо драться. Галина Ломова дважды ткнула Прудкину вилкой в руку, а та ударила её по голове графином. Придя в себя, Ломова позвонила в полицию и «скорую помощь». Приехали и те и другие, но зайти в запертую квартиру не смогли. С полицией и врачами пришлось говорить через форточку на кухне. Женщины не вязали лыка и убеждали, что у них всё нормально.

В конце концов они вновь остались одни, и драка продолжилась. Прудкина хотела, чтобы мнимая соперница покинула квартиру через кухонное окно. Та, понятно, не соглашалась. В какой-то момент у сожительницы Горюнова в руке оказался нож. Короткий взмах – и её ненавистница стала заваливаться набок. Как подтвердят потом судебно-медицинские эксперты, Ломова получила проникающее колото-резаное ранение грудной клетки с повреждением сердца. При массивном кровотечении счёт жизни обычно идёт на минуты. Но пьяная Прудкина даже не встревожилась: положила свою жертву поперёк кровати и спокойно отправилась спать. Когда её сожитель вернулся домой, Ломова была уже мертва.

Можно было бы и не описывать эту историю детально, но, с другой стороны, надо знать, что с человеком может сделать алкоголь, до какого ада на земле довести. Прежде чем назначить подсудимой наказание, суд составил о ней своё мнение. Прудкиной уже пятьдесят. Успела родить двоих детей и уклонилась от их воспитания, что немудрено из-за долгих «командировок». Она была дважды судима, причём по тяжким статьям. Алкоголь полностью завладел её существованием. Между тем именно таким людям пить противопоказано. По заключению комиссии судебно-психиатрических экспертов, у подсудимой выявлены «признаки органического расстройства личности сложного генеза». Она нуждается в амбулаторном принудительном лечении.

Его Прудкина теперь получает в исправительной колонии общего режима, куда по приговору Ангарского городского суда отправилась на 16 лет. Этот срок образовался путём частичного сложения наказаний по настоящему и предыдущему приговору, тоже за тяжкое преступление. Называется, посидели… 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное