издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Остров и его люди

«Конкурент» познакомился с новыми жителями Ольхона

  • Автор: Алена Махнёва

Тем, кто бывал на Ольхоне, не нужно объяснять, что это за место. Сердце Байкала, сакральный центр, остров с удивительной природой. Как ни назови, любое определение всё равно будет меньше, чем реальность. Ольхон притягивает необычных людей, очень разных. Одни приезжают на несколько дней, для других остров становится домом. Руководитель лаборатории исследования игровых структур «Театрика» Пётр Немой и его соратники, известные иркутянам по проекту «Табун ветров», «Дом А» и не только, перебрались сюда с большой земли относительно недавно. Но уже успели похулиганить. Новости Тамбова Здоровье | Новости Тамбова Видео | Новости Тамбова Новости Тамбова Новости Тамбова Тамбов Информация к размышлению - AECRU,Рассказы об НЛО Самые вкусные рецепты Круаж рецепты Лучшие рецепты Тесто | Круаж Издательский дом Вояж Издательский дом Вояж карта/a> Печатные устройства | Издательский дом Вояж Карта сайта Каталог Merlin Beach Стеклофф - резка и обработка стекла Карта сайта Стеклофф - резка и обработка стекла витрины, изделия из стекла, обработка стекла, мебель из стекла Компания РИК-АМ контрактные б/у запчасти из Японии Компания РИК-АМ контрактные б/у запчасти Компания РИК-АМ контрактные б/у запчасти из Японии карта сайта Автозапчасти Магазины джинсов и джинсовой одежды Карта сайта | Магазины джинсов и джинсовой одеждыи Купить джинси Модные тенденции 2016 Магазины джинсов и джинсовой одеждыи

Странные люди

За деревянной дверью под вывеской «Bistro Franсais» («Французское бистро» – фр.) абажуры роняют плетёные тени на скатерти и неровные стены. К ужину собираются жители усадьбы Никиты и Натальи Бенчаровых. Поближе к печке устраивается высокий немецкий джентльмен в годах, у двери – жгучая брюнетка из Таиланда в свитере цвета тропической бугенвиллеи. Впуская облако морозного воздуха, заходит стайка щебечущих китаянок. Мы, новоприбывшие, сразу попадаем в категорию «странные люди» – кто же приезжает на Ольхон всего на два дня? Но именно здесь странным быть как раз нормально. 

Пётр Немой называет Ольхон столицей мира. Где ещё встретятся, к примеру, талантливейший пианист Константин Сероватов и польский кардинал, оба в пляжных шлепанцах? 

Владелец питомника ездовых собак «Эльбрус» Егор Шевчук перебрался в Харанцы
и теперь катает туристов и открывает бесплатную для местных жителей
детскую школу каюров

«С точки зрения мира, Иркутск – это дальняя провинция Ольхона. Люди едут на Ольхон, а Иркутск проезжают по дороге из аэропорта», – говорит Пётр Немой. 

В Иркутске «Театрика» (до появления в Сибири лаборатория жила то в Москве, то в Питере) обосновалась как раз благодаря Байкалу. В 2012 году участники группы поняли, что никогда здесь не были, и решили это упущение исправить. «Мы никогда без дела не сидели – проводили фестивали, строили культурные центры, – рассказывает Наталья Бриль, танцовщица, режиссёр, руководитель проектов. – Одна из сфер нашего интереса – корневые традиции, связанные с театром. Изучая эти традиции, мы ездили в длительные экспедиции». «Театрика» путешествовала по далёким землям – Индии, Японии, и однажды оказалась на Байкале. В Иркутске группа энтузиастов взяла в управление деревянный памятник – усадьбу архитектора Александра Артюшкова на улице Халтурина – и превратила его в дом-клуб «Дом А». 

В прошлом году у Егора Шевченко было шесть собак, в этом уже двадцать шесть. В основном это сибирские хаски, но есть маламуты и метисы

«Здесь невероятное количество ресурсов, но никто практически этим не пользуется, – говорит Пётр Немой. – Мы открыли «Дом» выставкой Анжелы и Александра Алсаткиных. Исключительные иркутские авторы. Приехала вся бизнесовая часть Иркутска. Они удивлялись: «Вау, какие вещи привезли, вот это качество!» А мы объясняли, что вообще-то они местные». 

Но город – не самое подходящее место для лаборатории, поэтому участники «Театрики» стали искать место на Байкале для строительства центра искусств. Ольхон изначально не рассматривался: «Хорошо время от времени ходить в храм, не важно, какой религии, но жить в храме – это совсем другое», – объясняет Пётр Немой. Однако именно здесь нашлись люди, которые сказали: «Приезжайте и делайте то, что считаете нужным». А художнику больше ничего и не надо.  

«Театрика», театр и другие

Так «Театрика» обосновалась в усадьбе Бенчаровых, где теперь строит арт-резиденцию.  

Формат, принятый в мире, предполагает небольшой частный отель, в котором может проживать группа до 30 человек, есть оборудованные залы и места для занятий телесными практиками, музыкой, театром и другими видами искусства. Единомышленники собираются в таких местах на несколько месяцев и работают над конкретным арт-проектом. В усадьбе уже готов театр, музыкальная школа, так называемый мюзик-холл – кинозал, бистро и мини-отель. «Мы три года пытались провести на Байкале несколько конференций. Здесь нет ни одного подходящего зала, – говорит Пётр Немой. – Обычно это столовая, которую расчищают, Интернет если есть, то очень плохой, а туалеты где-то там. Поэтому мы даже зал построили». Так что строительство арт-резиденции в разгаре, инфраструктура почти готова, несколько групп уже приезжало. Но формат работы ещё предстоит отладить. 

Сами участники «Театрики», перебравшиеся на остров, сейчас работают над тремя проектами. Один посвящён погружению в русскую традицию, другой – поэзии Рильке, ещё один – Махабхарате. 

Летняя академия растёт

Выходец из питерского рок-клуба Пётр Немой приехал в Сибирь в поисках настоящих людей.
Теперь он строит арт-резиденцию на Ольхоне и вместе с единомышленниками готовит несколько театральныхпроектов

Постепенно в Хужире появляются новые люди. Из Таиланда приехала специалист по традиционному массажу Бун. Для неё и других целителей, которые планируют приезжать на остров, строится массажный комплекс. Сейчас у Бенчаровых живёт скульптор из Перми Наталья Белобородова. Заваривая чай из уральского шиповника, собранного мамой, она рассказывает, что бывает на Байкале уже много лет. В 2009 году она приехала на фестиваль ледовой скульптуры в Листвянку, где её команда взяла второе место. «Работа называлась «Песня ветра» – затихает ураган, когда поёт Сармы варган. Когда у Сармы хорошее настроение, кругом благодать, – вспоминает художник. – Когда приехали, было минус пять, светило солнце, не было ветра. Мне показалось, что я попала в рай. Через несколько дней похолодало до минус тридцати пяти и подул сильный ветер. Я заходила на лёд, делала небольшой шаг, и меня ветром несло до скульптуры. А там уже снег, забор и движение прекращалось, мы начинали делать работу». Потом были другие фестивали «Хрустальная нерпа» и отдых в Сибири вместо тёплых морей. В 2012-м Наталья оказалась в Ангасолке, где Пётр Немой и компания создавали ледовый лабиринт, позже – вырезали коней для «Табуна ветров» в Бугульдейке. 

В августе прошлого года на Ольхоне работала «Летняя детская академия искусств», организованная лабораторией и фондом «Возрождение земли сибирской». 17 детей из Аршана, Бугульдейки, Усть-Орды и Хужира в течение трёх недель жили на острове и учились рисованию, клоунаде и танцу, снимали кино и ставили спектакль. Наталья Белобородова занималась с ними рисованием. С ней вообще невозможно не рисовать: через полчаса знакомства я получаю прямоугольник цветного картона и пастельные мелки в руки, а ещё через двадцать минут цветные линии и штрихи превращаются в байкальский пейзаж. «Мы работаем по принципу «Работу испортить нельзя», – убеждает наставник. – Когда человек смотрит на что-то внимательно и рисует – в данном случае природу, – он постигает с одной стороны Байкал, с другой – себя лично. Самое классное в этих открытках, что рисуешь в режиме реального времени место, где находишься, на конверте стоит печать этого места. Получается художественный исторический документ, который не повторить». Рисуя и преодолевая страх чистого листа, ученики «Летней академии» и в жизни становятся более смелыми, открытыми миру и свободными.

Руководитель проекта Наталья Бриль, задумывая «Летнюю академию», хотела понять, каким образом сделать так, чтобы и после расставания с учителями дети продолжали заниматься творчеством, уже самостоятельно. Начался проект ещё в 2014 году, когда Наталью Бриль и её единомышленников поддержал фонд Елены и Геннадия Тимченко. Тогда Наталья и другие педагоги занимались с детьми в Аршане, Усть-Ордынском, Хужире, Большом Голоустном, Бугульдейке и Байкальске. В 2015-м, когда команда снова выиграла грант на конкурсе «Культурная мозаика малых городов и сёл», юных художников собрали уже на Ольхоне. Сейчас все дети поддерживают с наставниками связь и продолжают рисовать, танцевать и заниматься клоунадой – кому что ближе. В этом году пройдёт расширенная академия искусств. Участники повезут свой спектакль в Уэльс – их пригласила клоунесса Клер Пэрри-Джоунс, одна из преподавателей академии искусств. 

Тихая революция

«А вот это коллекция шизофреников: дизайнер из Британской школы дизайна, экономист, космический конструктор, реаниматолог с десятилетним стажем… Уфа, Владивосток, Екатеринбург, Тбилиси, Москва…» – нежно представляет участников «Театрики» режиссёр. Под сце

Один англичанин сказал Петру Немому, что тот делает на острове свою собственную буржуазную революцию. «Мне кажется очень важным самому создавать такие места, какими в 1960-е были кухни интеллигентов, где рождались и заваривались идеи, – говорит руководитель «Театрики». – Сейчас это локации, где нет никаких политических идей, просто сохраняется человеческое тепло, традиция». Поэтому французы здесь поют старинные казачьи песни, а в бистро звучит традиционный монгольский музыкальный инструмент морин хуур. 

Горожане, приехавшие в Хужир, пытаются сшить рассыпающуюся социальную ткань посёлка, где главным двигателем стал туризм. «Есть некое сообщество людей: буряты, русские, молодёжь, старики, – есть некая, очень условная, профанная инфраструктура. Есть власть. И они все никак не связаны между собой. К примеру, мы сейчас ездим по старикам и собираем всё, что они помнят. Нам все равно, что снимать, поскольку они уходят навсегда. Берём интервью у капитанов и бригадиров рыбацких бригад, которые остались», – объясняет Пётр. 

Чтобы растормошить местную публику, «Театрика» вовсю хулиганит: «Первое, что мы делаем, – берём разные праздники и начинаем колбасить по людям, – говорит Пётр Немой. – Были колядки – мы все надели костюмы, взяли бубны, барабаны, трубы и пошли в деревню. Заваливались в магазины. Народ сначала в ступоре, а потом понимает, что мы не фольклор, у нас реальная энергия – тоже начинает включаться, за нами бегут мальчишки, тоже что-то покрикивают». И люди постепенно начинают открываться. Травят байки, вспоминают старинные песни – местные бабушки даже объединились для этого в вокальный ансамбль. Название пока не придумали, зато провели уже пять репетиций в поселковой библиотеке. 

Если раньше, чтобы записать воспоминания старожилов, нужно было предварительно договариваться, то теперь они сами звонят и предлагают: «А чё это, я хуже, что ли? Давайте меня запишите». 

Окарины – старинный русский инструмент –
для одного из проектов участники лаборатории
делали сами

«Оно же постепенно само начинает образовываться. Формируется не какая-то точка, а уже ландшафт. В нём интересно быть», – продолжает Пётр Немой. Например, на Ольхоне появился питомник ездовых собак. Двадцатидвухлетний Егор Шевчук в начале февраля перевёз в Харанцы двадцать шесть собак и теперь катает на санях туристов, благо снега в этом году здесь много как никогда. Но и без снега можно придумать нарты на колёсах – в Питере есть кулибины, которых эта творческая задача заинтересовала. 

Ещё пример: осенью музыкальная школа в Хужире чуть было не осталась без преподавателей. Но приехали из Иркутска соратники Петра и теперь учат детей музыке и хореографии. И делают это далеко не потому, что их очень интересует ставка сельского учителя.

«Мы полностью соблюдаем правила территории, куда приходим. Это касается
не только мистических основ, но и просто социума», – делится Пётр Немой.
Это не мешает «Театрике» ненавязчиво менять социальный ландшафт

Участников всей этой истории больше интересует процесс, нежели результат. «Людей просто штырит каждый день, с утра и до вечера. Ты меняешь пространство для себя, и оно само начинает меняться, – говорит режиссёр «Театрики». – У нас никаких планов нет, кроме получения удовольствия».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное