издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Шесть поколений купцов Сибиряковых

Первой в семье Михаила Александровича Сибирякова родилась дочь Ольга. Она была выдана замуж за князя Вяземского, потомка тех самых Вяземских, которые водили знакомство с Пушкиным. Об Ольге известно очень мало. Остались сведения о том, что она была прекрасной пианисткой. Директриса Девичьего института, который оканчивала Ольга, в своих воспоминаниях упоминала о том, что «Оленька Сибирякова давала концерт, в очередной раз поразив публику». После замужества она переехала в Санкт-Петербург, где им с мужем принадлежала недвижимость в самом центре города на Большой Морской улице.

(Окончание. Начало в предыдущем номере «ВСП»)

– Огромные капиталы, наверняка вхождение в высший свет Санкт-Петербурга – вот такой была жизнь Ольги Сибиряковой-Вяземской, – рассказывает Наталья Гаврилова. – Однако пока иркутянам практически ничего о ней не известно. Нужно ещё работать и работать.

Константин Михайлович Сибиряков, родившийся третьим ребёнком в семье Михаила Александровича и Варвары Константиновны, тоже стал интереснейшим человеком. Находясь в тесной связи с Львом Толстым, он дал деньги на издание того самого Евангелия, за которое Толстого отлучили от церкви. Сибиряков же финансировал издание других трудов. 

Известно, что в Туапсе он открыл первое Варваринское училище плодоводства и виноградарства.Оно было названо в честь дочери Константина Михайловича, учились же в нём только мальчики. В Туапсе Сибиряков реализовал и множество других благотворительных проектов. 

Младший из братьев, Иннокентий Михайлович Сибиряков, достоин отдельного рассказа. О нём, собственно, уже написана книга, интерес к его жизненному пути только растёт. Достаточно сказать, что он окончил свой земной путь на Афоне, приняв великую схиму. Практически всё своё состояние он передал на дела благотворительности, сначала светской, затем – духовной. Свято-Андреевский собор на Афоне фактически был построен на его средства. 

О младшей дочери Михаила Александровича и Варвары Константиновны, Анне, чаще всего говорят, что «она тоже участвовала в благотворительной деятельности старших братьев». Это действительно так, но и сама по себе Анна была очень интересным человеком. Известно, что она посещала лекции Лесгафта, увлекалась его теориями и состояла с ним в тесной переписке. Вслед за братом Константином прониклась толстовскими идеями. 

Бой ледокола «Александр Сибиряков» с крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 года. П.П. Павлинов, 1945 год

Есть сведения, которые, впрочем, требуют проверки, что за Константином и Анной была установлена негласная слежка. Почти на грани антиправительственной деятельности вели они свою благотворительность. Часто они заслоняли фактически государственных преступников. Известно, что в имении у Константина в управляющих служили люди, которые потом оказались замешанными в покушении на Александра II. 

После революции или чуть раньше Анна эмигрировала, следы её затерялись. В последние годы жизни она очень нуждалась в деньгах. Есть интересные воспоминания художника Михаила Нестерова, который описывает один случай, очень хорошо характеризующий Анну Михайловну. Когда-то кто-то должен был ей деньги. Этот человек умер, и душеприказчики должны были выплатить его долг Сибиряковой. И когда они пришли к обедневшей Анне с этой вестью, она отказалась принять деньги, сказав, что всё это дела давно минувших лет и лучше эти средства передать тому, кто нуждается в них сильнее. 

Александр Михайлович Сибиряков – человек, с именем которого связано освоение Северного морского пути и целый ряд других очень важных событий. Интересно, что после окончания мужской гимназии своё образование он продолжил не в Москве и не в Петербурге, а в европейском Цюрихе. Трудно себе представить, какова была разница между Иркутском тех лет и сердцем Европы. 

Александр окончил Цюрихский университет и получил совершенно блестящее европейское образование. Мыслил он тоже по-европейски, с огромным размахом и таким же знанием дела. В 1875 году ему всего 25 лет, он ведёт переписку с путешественником Норденшельдом и шотландским капитаном Виггенсом и принимает решение финансировать их экспедиции, которые должны доказать возможность прохода по северному морскому пути. 

Поиск удобных инфраструктурных решений для Сибири, которые позволили ликвидировать оторванность этого края, соединить рынки Сибири и европейской части страны, стало одной из основных задач, которые поставил перед собой Сибиряков. Железная дорога будет проложена лишь спустя много лет, а до этого нас соединяет с центральными областями только московский гужевой тракт, и это очень неудобно. 

Интересно, что Сибиряков даже не встречался с Норденшельдом, когда согласился финансировать его предприятие практически по переписке. На корабле «Вега» Норденшельд действительно обошёл вдоль всего северного побережья Евразии. Но сначала была переписка двух людей, которые поверили друг другу, не встречавшись лично ни разу. При этом 40% финансирования взял на себя Александр Михайлович Сибиряков. Эта экспедиция также будет оплачена королём Оскаром II и шведским предпринимателем Оскаром Диксоном. 

Путешествие Норденшельда не потерпело фиаско, но пройти весь Северный морской путь за одну навигацию не удалось. Судно окончательно сковали льды за 200 км от пролива. Во время зимовки «Вегу» потеряли; целый мир следил за этим путешествием. Первым на помощь снова пришёл Сибиряков. Он построил судно, направил экспедицию. На следующий год, в 1880-м, «Вега» вернулась в Стокгольм. Уже в Европе Норденшельд и Сибиряков повстречались лицом к лицу и потом всю жизнь оставались в переписке. 

После возвращения «Веги» в Швеции очень пышно отпраздновали это событие. На одной из площадей Стокгольма была установлена огромная стела, на верху которой до сих пор красуется этот корабль. Ежегодно 24 апреля – национальный праздник, во время которого вспоминают не только Норденшельда, капитана корабля и короля Оскара II и предпринимателя Диксона, но и иркутянина Александра Сибирякова. Очень жаль, что здесь, на родине, мы не вспоминаем его так же, как в далёкой Швеции. 

В честь Александра Михайловича Сибирякова в Енисейском заливе Норденшельд назвал остров. На карте увековечены имена Норденшельда и Диксона, так что Сибиряков навсегда остался на карте с теми, с кем разделил славу путешествия «Веги». 

В Северном морском пароходстве есть судно, носящее имя Александра Михайловича Сибирякова

В начале 1880-х годов, преследуя идею развития путей в Сибири, Александр Сибиряков обращает свой взгляд на Ангару. Она была порожистая, и потому судоходство было освоено лишь в её нижней части. Примерно на том месте, где сейчас располагается Братское водохранилище, был опасный Падунский порог и ряд других, которые делали судоходство здесь сложным занятием. И Александр Сибиряков решил бороться с этими порогами. 

Он получает разрешение на организацию буксирного пароходства в порожистой части Ангары. Мыслил Сибиряков настолько глобально, что опередил действительность. Ведь Падунский порог будет нейтрализован лишь после строительства Братской ГЭС. Сибиряков хотел в одиночку сделать то, на что потребовалась огромная мощь государства спустя почти сто лет. Он намеревался проложить цепи по дну Ангары, поставить шлюзы и выполнить ряд других работ. В дно Ангары в буквальном смысле было вбухано два миллиона рублей частных средств. 

Тогдашняя пресса писала, что монополия, взятая Сибиряковым, «есть монополия чести». К сожалению, Сибиряков не справился с Падунским порогом и за бесценок был вынужден всё продать казне. Но его наследие не кануло в лету. Сибиряков первым проработал гидрографическую карту этой части Ангары. 

Неудача с исследованием Ангары заставила Сибирякова перевести свой взгляд на Дальний Восток. Александр совершает поездку по Нелькано-Аянскому тракту и пишет записку генерал-губернатору о необходимости проведения грунтовой дороги. В этой же записке содержится идея об установлении порта на Дальнем Востоке. И опять он опережает время. Этим портом в ХХ веке станет Магадан. 

– У этого человека было геополитическое мышление, – говорит Наталья Гаврилова. – Его идеи и сегодня выглядят актуальными. 

Александр Сибиряков так же, как и другие члены его семьи, вёл огромную благотворительную работу. На строительство каменного здания театра Иннокентий Сибиряков пожертвовал 30 тысяч рублей, а Александр Михайлович – 5 тысяч. Кроме того, он образовал капитал для выплат за самое лучшее исследование Сибири. При его содействии благоустраивались и строились церкви и училища. Конечно, с его именем связано строительство церкви Казанской иконы Божьей Матери в Ремесленной слободе. 

С Александром Михайловичем Сибиряковым, несмотря на то что он был очень заметным человеком, постоянно привлекавшим к себе внимание общественности, всё-таки связано ещё много загадок. Например, после 1890-х годов он как бы уходит в тень. С чем это связано, можно только догадываться. 

– Нужно иметь в виду, – говорит Наталья Гаврилова, – что вся его деятельность, в том числе и благотворительная, требовала огромных затрат. Золотопромышленники они были мощные, но к началу ХХ века их прииски оказываются практически исчерпанными. Похоже, что это время стало кризисным для всех Сибиряковых, и для Александра Михайловича в том числе. 

По имеющимся сведениям, примерно к 1910 году Сибиряков покидает Россию. Поселяется он в Ницце, и выбор этот был не случаен. Именно в Ницце у Сибиряковых была недвижимость. Похоже, он и жил в каком-то из своих домов в Ницце, но точных сведений об этом нет. Очевидно так же, что финансовая нужда всё больше и больше даёт о себе знать. 

Последний раз в Иркутске Сибиряков был в 1919 году. Есть воспоминания одного из знакомых Сибирякова о том, что он видел Александра Михайловича на железнодорожном вокзале. Причём видел его издалека и не подошёл, поскольку Сибиряков имел вид человека, который не хочет быть узнанным. Уже через минуту Сибиряков затерялся в толпе. 

Последние годы своей жизни Александр Михайлович очень нуждался. В 1920 году Швеция пышно праздновала один из юбилеев путешествия «Веги». Было решено наградить участников путешествия денежными выплатами. Вот тогда и всплыла фамилия Сибирякова, и Шведское географическое общество сумело отыскать его в Ницце в бедно обставленной комнате одного из пансионов. 

Выплата от шведского правительства помогла Сибирякову несколько улучшить свои дела. 

Причём Швеция просила Сибирякова отсылать почтовые открытки из тех мест, в которые он попадёт, если решит путешествовать. И Сибиряков действительно путешествовал по Европе до конца своих дней, насколько ему позволяли финансы. Это немного скрасило последние годы его жизни. Скончался Александр Сибиряков в ноябре 1933 года. Хоронить его было некому. Француженка – владелица пансионата и кто-то из случайных людей проводили в последний путь известного исследователя, промышленника и благотворителя. 

Похоронен Александр Михайлович на русском эмигрантском кладбище Кокад в Ницце, и могила его сохранилась до сих пор и содержится в порядке. В Северном морском пароходстве есть судно, носящее имя Александра Михайловича Сибирякова, и команда периодически приезжает в Ниццу выложить цветы на могилу человека, в честь которого названо судно. 

– В последние годы, когда возник интерес к Иннокентию Сибирякову, к этой фамилии вообще, к данной могиле подходят многие, – говорит Наталья Гаврилова. – По крайней мере, когда я искала его могилу и обратилась с этим вопросом к экскурсоводу, который проводил экскурсию для русских, он сразу же указал мне путь. К сожалению, если задать этот вопрос первому встречному иркутянину, вряд ли он ответит. 

Сибиряков продолжал жить в своих делах и замыслах даже после смерти. Ледокольный пароход, названный в его честь ещё в 1916 году, имел славную судьбу. Возглавляемый знаменитыми Шмидтом и Визе, в 1932 году он всё-таки прошёл за одну навигацию Северный морской путь. Тогда об этом шумели все газеты, это была мировая сенсация. Сибиряков в то время ещё был жив. Обитая в маленькой каморке в Ницце, он наверняка читал в газетах, что где-то в Советской России пароход, носящий его имя, осуществил великий замысел. 

Этот ледокольный пароход затонул 25 августа 1942 года, будучи атакованным огромным немецким крейсером. Об этом снят фильм и написаны книги. Команда совершила подвиг, вступив в неравный бой. Когда поражение стало очевидным, матросы просто открыли кингстоны, хлынула вода, и «Сибиряков» ушёл на дно. Состав частично погиб, частично попал в плен. Капитан оказался спасённым, прошёл потом по советским лагерям, но выжил и ушёл из жизни после 1970-х годов. 

– Вот такой была героическая точка в судьбе корабля, что каким-то невероятным образом заставляет проводить параллели с характером и судьбой самого Александра Сибирякова, – говорит Наталья Гаврилова. – В честь его команды около острова Белуха, где произошло сражение, все проходящие мимо суда салютуют до сих пор. Именами сибиряковцев названы острова. 

Имя Сибиряковых не забыто. Одному из теплоходов на Енисее было присвоено имя «Александр Сибиряков». В Москве в честь Александра Сибирякова названа улица в районе Свиблово. 

– Хочется, чтобы имя Сибирякова звучало не только в Москве, Швеции или в Ницце, но и в Иркутске, – говорит Наталья Гаврилова. – С 2011 года в сентябре Музей истории города Иркутска проводит Сибиряковскую конференцию. А в июне 2013 года музею было присвоено имя Александра Михайловича Сибирякова, поскольку он располагается в здании, также связанном с Сибиряковыми. Тем самым мы облекли себя ответственностью за популяризацию и развитие этой темы. Одним из шагов на этом пути стала открывшаяся в сентябре 2015 года выставка, посвщённая истории купеческого рода Сибиряковых. 

Во время экспедиции Норденшельда журнал «Нива» писал об Александре Сибирякове: «Он имеет все права на признательность своих соотечественников. Его имя – достояние потомков». Наверное, в равной степени можно сказать, что и род Сибиряковых имеет все права на признательность своих соотечественников, а их имена – достояние потомков.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное