издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Женщина на высоте

  • Автор: Елена ПОСТНОВА

Хрупкая брюнетка со смеющимися глазами и очаровательной улыбкой. Встретившись с Альфией Бугаевской на улице, ни за что не угадаешь, что она почти всё своё рабочее время пять, а то и шесть дней в неделю проводит на высоте – от 16-ти до сорокаметровой отметки. «За 29 лет работы ни разу не возникала мысль сменить профессию. Но своим детям такой работы я бы не пожелала: тяжёлая физически, требующая ежеминутной собранности», – рассказывает машинист мостового крана участка грузоподъёмных машин (ГПМ) ЦОР ТЭЦ-11 Альфия Бугаевская.

Точность хирурга

Турбинный цех встречает нас мерным шумом и тяжёлым разгорячённым воздухом. Семеро мужчин в берушах молча, общаясь только жестами, занимаются ремонтом второй турбины. За их работой с высоты 16,5 метров из кабины мостового крана сосредоточенно наблюдает Альфия Бугаевская. Заметив нас, она с лёгкой полуулыбкой коротко кивает. Отвлекаться на журналистов ей некогда: стропальщик только что обвязал ещё одну деталь турбины, застропил её на крюк вспомогательного подъёма 20 тонн и жестом подал команду передвинуть железную махину на полметра вправо. 

Медленно, осторожно, словно хрусталинку, крановщица поднимает груз и аккуратно переносит его на специальную площадку, где уже наготове стоит сварщик. Оборудование необходимо опустить точно в пазы. От крановщицы ждут филигранной работы. «Чуть-чуть влево, затем вперёд, опускай», – жестами командует стропальщик, ни разу не подняв голову на Альфию. Он знает: женщина поймёт его без слов. 

– Давайте Альфия закончит свою работу, потом мы сможем выйти в более тихое помещение, где вы переговорите. А пока можете понаблюдать за её работой, только отойдите подальше, на более безопасное расстояние, – сняв беруши, громко говорит наш провожатый, мастер участка ГПМ ЦОР станции Владимир Лямин. 

Посмотреть действительно есть на что. Мостовой кран – внушительных размеров машина, которая словно парит под потолком. Кабина не застеклена, женщину ограждает лишь пульт управления с силовыми контроллерами и борта высотой по пояс. В помещении душно; здесь, внизу, даже не хочется представлять, как жарко сейчас Альфие в плотной робе на высоте.

Стропальщик общается с крановщицей жестами, он не сомневается, что машинист его поймёт
без лишних слов

Тросы кранов раскручиваются неторопливо, ещё медленней проходит движение самого моста вправо или влево по оси. Пока машина передвигается, мужчины внизу успевают быстро переместиться между деталями, осмотреть их, достать нужный инструмент, завершить сварочные работы на одном оборудовании… По площадке они ходят уверенно, нет страха дилетанта, который преследует журналиста, первый раз оказавшегося под мостом крана: а вдруг крановщик что-то не рассчитает, вовремя не поднимет крюк, и тот ударит рабочего по голове. Озвучиваю свои страхи Владимиру Лямину и получаю в ответ снисходительную улыбку. Работа крановщика и бригады отточена, каждый занимается своим делом, сбоя произойти просто не может.

У Альфии небольшой перерыв, она останавливает кран, закрывает дверь в кабину и начинает грациозно спускаться по железной лестнице в три пролёта. Удивительно, но она даже не смотрит себе под ноги.

В кабине крана, на приподнятом стуле она казалась намного выше. Образ Альфии расходится с традиционным представлением о том, как выглядит машинист. У женщины лёгкий макияж, маникюр, в ушах – серьги. Смущаясь, она приглашает нас для беседы в комнату отдыха.

В мастерской чувствуется женская энергетика: рядом с окном стойки с цветами, напротив шкафа большое зеркало. Грубые лавки в обеденной зоне прикрыты светлой тканью. На ТЭЦ-11 сегодня трудятся семь крановщиков, все женщины. Почти всем в выборе профессии помог случай, но никто из них менять работу не собирается. Даже если уходили, был перерыв в стаже, то все они вернулись к высоте. Альфия Бугаевская в детстве мечтала стать учителем в школе. Увлёкшись биологией и химией, после окончания 11 класса она поступила в Иркутский педколледж, изучала биохимию. 

– Проучилась всего один год, решила оставить педколледж. Остро встал жилищный вопрос. Поэтому главным критерием для выбора места работы было обязательное наличие общежития. В Центре занятости подсказали, что при Усольмаше есть обучение, студентам и работникам предоставляется комната. Тогда я даже представить не могла, что выбираю себе профессию на всю жизнь, которая будет не просто приносить заработок, но и доставлять удовольствие, – с улыбкой вспоминает наша собеседница. 

Свой первый подъём на высоту Альфия вспоминает совершенно спокойно: в горкомбинате мостовые краны располагались на высоте 12 метров, акрофобией она никогда не страдала, поэтому смело поднялась по крутой лестнице и уверенно принялась за управление крана. 

– Зато своё испытание для трудоустройства сюда, на ТЭЦ, я хорошо помню. Кран в котельном цеху на высоте 40 метров! После 12-тиметровой отметки мне чуть дурно не стало: люди внизу такие маленькие, ничего не видно. Но на Усольмаше тогда в 1996 году задерживали зарплату, вместе с мужем мы получали 700 тысяч по тем временам. А здесь мне одной обещали миллион двести тысяч. Так что взяла себя в руки и справилась с экзаменационным заданием. Страх высоты может возникнуть, если смотреть вниз. Если сосредоточиться на работе, он отступает, – рассказывает Альфия. 

Её «выступление» во время испытательного задания на повышение разряда Владимир Лямин помнит до сих пор. Начальники, принимавшие экзамен, волновались за миниатюрную женщину, подбадривали её. «Каково же было наше удивление, когда она, не дрогнув, поднялась на высоту. Безо всяких эмоций, аккуратно, с точностью хирурга, без качки переместила груз весом 80 тонн», – с улыбкой добавляет Лямин.

Женская профессия

Все крановщицы Усольской ТЭЦ – рукодельницы. Этот букет составляли вместе – каждая сплела по несколько бутонов

Крановщицы на ТЭЦ-11 уверены, что их профессия – исключительно женская. От машиниста требуется не только хороший глазомер, но и усидчивость, терпеливость, выносливость, сговорчивость. Успешная работа во многом зависит от налаженного контакта со стропальщиком. Бригады меняются, стропальщики тоже, поэтому крановщикам нужно уметь находить подход к разным людям. 

Рабочий день крановщиц начинается в 7.45. К этому времени они обычно прибывают на станцию. Полчаса – время, чтобы подготовиться работе, спокойно выпить кофе. 

– Каблуки, юбки убираем в шкаф, достаём спецодежду, спецобувь. Если знаем, что предстоит пыльная работа, завязываем косынку. Вечером – душ, у нас в столе фен хранится, чтобы быстро укладку сделать перед дорогой домой. Раньше понятия женской спецодежды не существовало. Выдадут тебе брюки и куртку 50-го мужского размера, забираешь её домой, ушиваешь, подгоняешь сама. В 1990-е годы и просто джинсы из дома приносили. Сейчас технике бе­зопасности уделяется особое внимание, даже ботинки специальные выдают,– с улыбкой рассказывает Альфия.

Она вообще часто улыбается, смеётся, слушая вопросы журналистов, наклоняет голову, позволяя солнечному свету поиграть на её сережках. «Даже в самой тяжёлой работе нужно оставаться женщиной», – уверены крановщицы.

Профессия действительно сложная; мужчины, приходя на эту должность, как правило, долго не выдерживают: вредные условия труда, обязанность сидеть целый день на одном месте. «Порой одну деталь приходится поднимать и опускать по десять раз кряду. Иногда, напротив, переместишь груз, чтобы не сидеть без дела, спустишься вниз в мастерскую заполнять документы. Как бригада заканчивает, стропальщик зовёт меня обратно в кабину. За день несколько десятков раз приходится подниматься и спускаться по лестнице! Так что на фитнес после работы сил уже не остаётся», – говорит Альфия и приглашает вместе с ней отправиться в кабину второго мостового крана, который находится на высоте 16,5 метров. 

За исправностью кранов машинисты следят самостоятельно. «Опытный водитель чувствует, когда у него что-то застучит, не так загудит в автомобиле. Вот и мы по звуку, по слегка изменившимся движениям моста или тросов понимаем, что кран требует ремонта», – добавляет машинист. 

Перед началом работы крановщицы обязательно протирают пыль на панели управления, раз в неделю генералят в кабинах. За машинистами не закреплены определённые краны – их всего семь на станции. Садясь за управление после своей коллеги, каждая первым делом проводит небольшой ритуал: настраивает высоту кресла. Альфия небольшого роста, поэтому раскручивает стул повыше. Вставляет ключ, привычно кладёт руки на силовые контроллеры вспомогательного и главного подъёма (по внешнему виду похожие на красные рули детских автомобилей), слегка наклоняет голову вниз и ждёт команды стропальщика. С утра во время инструктажа машинисты знакомятся с планом работы, находясь в кабине, они прекрасно знают, какой груз и куда перемещать. Но без команды стропальщика не приводят кран в движение.

– Ко мне пару раз прикрепляли стажёров, молодых девчонок. За столько лет работы накопила опыт, знания. Теория – это одно, а практика – совсем другое. Например, если груз начало качать, нужно, когда он двигается по инерции, «догнать» его – привести в движение кран, – рассказывает Альфия, активно жестикулируя.

Опытная крановщица участвовала в первом конкурсе профессионального мастерства машинистов мостовых кранов, организованного «Иркутскэнерго». Заняла второе место. Сегодня вновь готовится к соревнованиям.

Вдохновение природы

За день крановщице несколько десятков раз приходится подниматься и спускаться по лестнице

Профессия, требующая уравновешенности и умения быстро успокаиваться, накладывает свой отпечаток. Все крановщицы Усольской ТЭЦ – рукодельницы. В мастерской на полке над столом для заполнения бумаг почётное место занимает корзина с цветами из бисера. Букет составляли вместе – каждая сплела по несколько бутонов. В оформлении корзины применили и смекалку технарей: «грунт» сделали не из ваты, картона, фетра или декоративных камней для аквариума, а из бетона. Поделка получилась тяжёлой по весу, зато её удобно мыть под краном, смеются женщины.

– У меня уже взрослые дети, двое внуков. Отрада для меня – огородничество. Когда целый день находишься в помещении, с удовольствием выходишь на свежий воздух. Порой устанешь на работе, кажется, еле до дома добрался. Но выходишь в огород, откуда-то силы берутся, – с улыбкой рассказывает Альфия.

У крановщиц скользящий график. Смена заканчивается в 17.15, но во время окончания ремонтной кампании им нередко приходится вечеровать, работать в выходной день. «Младшего сына у меня не получалось отводить и забирать из садика. Однажды воспитательница даже поинтересовалась у мужа, есть ли у ребёнка мама. Сейчас со смехом вспоминаю, тогда, конечно, было обидно», – добавляет наша собеседница.

«Хобби у меня, у моих коллег простые, как у обычных женщин. Главное, чтобы дома было уютно, домашние обогреты. Не нужно героизировать нашу работу», – скромно добавляет Альфия Бугаевская. Она утверждает, что уже после нескольких дней на высоте сложно отказаться от чувства полёта.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное