издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прибавка к зарплате дворника

«Сибирский энергетик» попал на площадку по сортировке мусора

Разгар рабочей недели, на часах почти 12.00 – обеденный перерыв, надо успеть провести его с пользой. Кто-то, отложив перекус, спешит в магазин: сыр, картошка, молоко к ужину, может, новый холодильник приглядеть? У героя «Сибирского энергетика» в это время тоже хлопот хоть отбавляй. Но их, в некотором роде, можно противопоставить ежедневному потребительскому процессу, которым славится современное общество.

– Смотри на весы! Видно? Сколько?!

–  262 килограмма! Взвесили, давай следующий … 

Но действие развернулось не на рынке, не в продуктовом магазине. На чаше весов – то, что остаётся от классических потребителей нашего времени: полиэтиленовые бутылки (кто-то допил на неделе газировку и минеральную воду), картонные коробки (завершился переезд, распакована новая мебель), стеклотара (к ужину было вино и не только…). Взвешивать такой товар наверняка вам ещё не приходилось. А вот для дворника Николая Сорокина это – кульминация двухнедельного труда по сортировке отходов, которые жители бульвара Постышева поставляют на мусорные площадки. Сюда приехали корреспонденты «СЭ», чтобы познакомиться с передовиком производства – пару недель назад администрация Иркутска направила ему благодарственное письмо за труд.

Ресурсы при деле 

Между контейнеров и гигантских мешков, переполненных цветной стеклянной и пластиковой тарой, крутится мужчина в оранжевом жилете. Чёрная шапка – почти по самые брови, из карманов затёртой рабочей куртки торчат белые хлопчатобумажные перчатки, но Николай не боится запачкаться и работает без них. Его попытки передвинуть мешки со стеклом не очень успешны: весят они явно больше, чем сам Николай. Но, по простодушию или стесняясь смотреть в фотокамеру, наш герой бессмысленности происходящего не замечал и продолжал тянуть груз.

Машина от частной компании, перерабатывающей мусор, за «товаром» ещё не подъехала. И Николай наконец решил отказаться от идеи расставить мешки по фэн-шуй: ведь есть ещё время пополнить их парой-другой бутылок. Тем более неисчерпаемые ресурсы эти поступают на мусорную площадку целый день: прибежал молодой человек с пакетиком, за ним – неспешный степенный мужчина в кожаной кепке.

– А антиквариат вам среди мусора не попадается? Что-нибудь старинное? – любопытствует «СЭ».

– Вон выкинули антенну от телевизора, старинную, – смеётся праздному вопросу Николай, не переставая хлопотать вокруг своих мешков.

Удивить дворника с более чем 20-летним стажем ассортиментом мусорных баков достаточно сложно.

– Один раз нашел 15 тысяч. А вон унты принесли. Куртку сегодня хорошую подобрал, – рассказывает практичный Николай. 

Когда-то мусорное дело для него было работой по совместительству: с утра – у баков с отходами, с обеда – на обувной фабрике «Ангара» фрезеровщиком. Но в 1990-е на фабрике начался кризис, увольнения. Трудоустроиться человеку с инвалидностью где-то ещё было тогда немыслимо, в итоге работа осталась одна.

Сейчас в ведении у Николая четыре мусорные площадки, это восемь контейнеров. Каждое утро хозяйство подвергается тщательной ревизии: всё, что уже отслужило жильцам бульвара Постышева, перебирает дворник. Затем стекло и пластик раскладываются по мешкам, а картон, как ни удивительно, прячется под замок…

– Макулатуру я прячу (показывает на ящик из профлиста), а то могут украсть. Вот по Байкальской, 130, был у меня участок. Так там хорошо воруют – вместе с мешком прямо. Я и не стал больше там собирать, – объясняет наш собеседник.

И действительно, ТБО уже и в Иркутске становятся ценным ресурсом, за который готовы бороться участники рынка. Всё по-настоящему. Тем более что макулатура, картон подрастают в цене.

Скептицизм у мусорного бака 

Огромный мешок со стеклотарой весом 262 кг отправляется
на переработку и вторичное использование

Между тем обеденный перерыв подходит к концу, грузовичок немного задерживается, а ведь у дворника дел хоть отбавляй. Ещё и начальство куда-то вызывает. Мимо, как назло, катит автомобиль – недобрым взглядом окидывает нас его водитель. Как выяснилось, тот самый начальник из управляющей компании, который не поощряет бездельников. Судя по всему, в его глазах Николай, который подрабатывает налево – сдаёт мусор жильцов переработчикам, – и есть такой бездельник. Сам Николай признаётся: «левак» на сортировке мусора не очень-то по душе начальнику. Не верит, видимо, в будущее идеи по вторичной переработке отходов. Правда, и сам дворник – непосредственный участник процесса, оператор, как называют его в частной компании по переработке мусора, – свою работу оценивает с практической точки зрения.

– Для чего нужна сортировка, есть в ней смысл?

– А не знаю… Забирают мусор, платят за него, и хорошо.

Но свою работу дворник со стажем делает добросовестно, техзадание от заказчика не игнорирует: все пластиковые бутылки не только отбирает от стекла, но и сжимает их руками для компактности. Логистическая выгода – называют такой процесс в перерабатывающей компании: если пластик будет просто свален в пакет, то весить он будет не более 15–20 кг. Ради таких объёмов гонять технику невыгодно.

Менталитет далёких от вопросов логистической выгоды жильцов домов на Постышева постепенно тоже меняется. Пластиковые бутылки они приносят зачастую уже подготовленными к утилизации. 

– Привыкают, – радуется Николай сокращению трудозатрат.

– Как вы поставщиком мусора стали?

– При советской власти я сдавал бутылки, макулатуру. Потом компании появились, я стал машину нанимать, чтобы мешками им отвозить. За машину мусора выходило пять тысяч (за месяц-полтора набирал её). Тыщу из них отдавал водителю, – рассказывает дворник.

Но, неожиданно для Николая, эту схему работы не одобрили жильцы: в подвале, где было подсобное помещение дворника, целый месяц копился в глобальных объёмах мусор. Такая коллекция не внушала доверия – тараканы, мыши, мало ли кто ещё заинтересуется ею… Но пару лет назад нашёлся партнёр – мусороперерабатывающая фирма: копить отходы решено было в специальных контейнерах, установленных на площадке, либо в больших мешках, а забирать их раз в две недели.

Противники, правда, и здесь нашлись. Вдоль мусорных ящиков, где поджидали мы погрузочную технику, прогуливался мужчина в годах. Личное время, которое он посвящал в тёплый солнечный день не столь романтичному месту, пристальные взгляды и покашливания в нашу сторону – абсолютно всё выдавало в нём неравнодушного человека. И наши ожидания оправдались.  

– Хоть бы тебе, Николай, тут пацаны всё подожгли. Будешь знать!

Николай на «троллинг» не обратил внимание. Но мы не удержались:

– А что надо знать?

– Копит он тут мусор, копит. Грязь разводит.

– Да вы грязных мусорных площадок не видели просто…

– Бак вот стоит рядом с дорогой: на машине поедешь по гололёду, можно врезаться! – не сдавался мужчина.

– А машины-то у него нет, – только потом, когда пожилой неравнодушный жилец удалился, сообщил нам Николай.

Цена не кусается

Константин Снигирёв считает, что при правильной мотивации трудиться на сортировке ТБО захотят десятки тысяч человек

Тут наконец подъезжает и наш транспорт – большой кузов, кран для погрузки мусора, оснащённый весами. Водитель с напарником быстро управляются с грузом: в воздухе уже болтается первый мешок, который до этого тщетно пытался сдвинуть сам Николай. 

– Так, стекло – 262 кг… Давай следующий. Картона – 192 кг, пластика – 43 кг, – командует водитель.

– И это за две недели?! Отличная у вас скорость, – замечает «СЭ».

– Да, зимой хорошо. Догадываетесь почему? – интригует Николай. – Зимой они (показывает на смятые пластиковые бутылки) замерзают и тяжелее становятся. Выдалбливать же не будешь лёд оттуда…

Но летом тоже свои плюсы. Летом люди больше пьют и едят.

– Летом у меня «машина» – телега. На ней работаю. Зимой с ней ходить неудобно, скользко.

Объём собранного Николаем мусора удивляет. Только цена за этот «товар» априори невелика. 1 рубль за килограмм стекла, 2 – за картон и 5 – за пластик. Но Николай, как мы уже отмечали, не просто дворник, а передовик в своём деле. За месяц труда он умудряется собрать и пересортировать ТБО на 3-4 тыс. рублей – хорошая добавка к зарплате дворника.

Станет ли массовым такой вариант обращения с отходами – вопрос. В Иркутске дворников, подобно Николаю сортирующих мусор, пока немного.

Между тем в фирме, которая принимает сегодня у Николая Сорокина ТБО, уверены: такая схема обращения с отходами – единственно верная для Иркутска. Сортировать мусор прямо на месте силами дворников (естественно, за отдельную плату) и дальше отправлять его на специализированные предприятия – более удачная с экономической точки зрения альтернатива, чем строить дорогой мусороперерабатывающий завод на городском полигоне, считает руководитель фирмы Константин Снигирёв:

– Сейчас мы платим дворникам столько, сколько экономически можем себе позволить. Но если, условно говоря, добавить ещё 100 рублей за каждый килограмм мусора, то работать будут десятки тысяч человек. Мы приглашали к сотрудничеству УК и ТСЖ, предлагали им сократить расходы по вывозу мусора на полигон, так как готовы были забирать его сами. За счёт этой экономии можно было сделать надбавку к зарплате дворника за сортировку мусора. Пока заинтересовать предложением ТСЖ и управляющие компании не получается.

Бывает порой даже обратная реакция. Так, в Солнечном с мусороперерабатывающей фирмой также сотрудничал дворник, но партнёрство пришлось прекратить – запретил официальный работодатель.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное