издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Под ноль

Снижение выбросов парниковых газов существенно меняет условия работы энергетики

Климат Земли меняется, что сказывается на работе традиционной энергетики по всей планете. С одной стороны, маловодье, с которым столкнулись во многих районах мира, накладывает существенные ограничения на работу гидроэлектростанций. С другой стороны, принятые подавляющим большинством стран обязательства по снижению выбросов парниковых газов представляют серьёзный технологический вызов для угольных ТЭС. Участники телемоста между Москвой, Иркутском и Красноярском пытались ответить на вопрос о том, как в этих условиях будет развиваться отрасль.

Рост средней температуры на Земле необходимо удержать в пределах двух, а в идеале – полутора градусов Цельсия. Это ключевой пункт соглашения, подписанного в декабре 2015 года по итогам конференции по климату в Париже. Тот факт, что климат на планете меняется повсеместно, сомнению уже не подлежит (в какую сторону – вопрос дискуссионный, но пока метеорологи фиксируют лишь рост средней температуры). Одна из частностей, носящих глобальный характер, – маловодье последних лет, с которым гидроэнергетики сталкиваются во многих частях света. 

«Наша цель – сохранить Байкал»

«Ситуация характерна не только для Восточной Сибири, мы слышим от коллег, что приток снизился на Каме, Волге и других реках России, – констатировал генеральный директор АО «ЕвроСибЭнерго» Вячеслав Соломин во время телемоста между Москвой, Иркутском и Красноярском на тему «Развитие гидроэнергетики Восточной Сибири в контексте глобального изменения климата». – Кроме того, поскольку компания является участником Международной ассоциации гидроэнергетики, мы слышим от коллег из Бразилии, стран Азии и Африки, что это приобретает глобальный характер». Действительно, Федеральное агентство водных ресурсов сообщает о том, что на Дону и Кубани, реках Камчатки, Забайкалья, Бурятии, Амурской области и других территориях России наблюдается низкая водность. Международная ассоциация гидроэнергетики приводит данные о том, что в 2015 году во всём мире было введено 33 ГВт дополнительных генерирующих мощностей, однако, по её оценке, рост выработки ГЭС, достигшей 3,975 трлн кВт-ч, оказался несоизмеримо меньше – 75 млрд кВт-ч. Данные зарубежной статистики свидетельствуют, что производство электричества за счёт воды и его потребление сокращается в США, Канаде, Австрии, Германии, Франции, Индии – значительной части тех стран, которые являются лидерами по установленной мощности гидроэлектростанций. По информации системного оператора Единой энергетической системы России, в 2015 году выработка ГЭС (160,2 млрд кВт-ч) упала на 4,1% по отношению к 2014 году, а в 2014 году – на 4,4% по сравнению с 2013 годом. 

«С 1996 года потепление в нашем регионе стабилизировалось, но именно с этого времени приток в Байкал стал невысоким, – рассказал старший научный сотрудник лаборатории гидрологии и гидрофизики Лимнологического института СО РАН Валерий Синюкович. – Что наводит на мысль о том, что это имеет климатическую природу. Но последние три года были исключительно маловодными, хотя по температуре они не сильно отличались от предыдущих». Прошлый год по среднему притоку в озеро оказался вторым с конца за 117 лет наблюдений – 1120 кубометров в секунду. Иркутская ГЭС при этом практически всё время работала с минимально допустимыми сбросными расходами 1300 кубометров в секунду (в конце прошлой зимы ледовая обстановка позволила на какой-то период снизить их до 1250 кубов ежесекундно), что, несмотря на снижение выработки на 20,3%, позволило обеспечить устойчивую работу водозаборов и судоходство ниже по течению реки. «Если бы её не было, ситуация была бы катастрофической», – подчеркнул Вячеслав Соломин.  

Учёные признают: маловодье и его причины требует тщательного анализа, по результатам которого можно будет делать какие-то определённые выводы. В «ЕвроСибЭнерго», в свою очередь, намереваются создать внутри компании исследовательский центр, который координировал бы действия её специалистов и экспертов из научных организаций, чтобы «выйти на какие-то практические решения». «Прогнозирование, построение долгосрочных моделей влияния изменений климата на Восточную Сибирь, на приток в Байкал, – уточнил Соломин. – Наша цель – сохранить его, обеспечив энергоснабжение и водоснабжение прилегающих регионов. Я говорю не только о компании, но и об органах власти. Поскольку сейчас мы видим некий замкнутый круг: есть засуха, мы вырабатываем меньше энергии на ГЭС, больше работают тепловые мощности, которые выбрасывают углекислый газ и серу, что ведёт к ещё большему изменению климата». 

«Грандиозная задача»

Подписанный в Париже договор, кроме всего прочего, содержит ещё одно очень важное положение: переход к нулевой эмиссии парниковых газов. «Пока есть вопрос, к какому именно году, но там сказано, что во второй половине столетия нужно выйти на такую ситуацию, когда все выбросы парниковых газов антропогенного характера компенсируются их поглощением», – пояснил генеральный директор АНО «Центр экологических инвестиций» Михаил Юлкин, который руководит рабочей группой по вопросам изменения климата и управления выбросами парниковых газов комитета Российского союза промышленников и предпринимателей по экологии и природопользованию. Данные Международного энергетического агентства говорят о том, что за последние 35–40 лет эмиссия СО2 в отрасли удвоилась по сравнению с 1975 годом. Объём выбросов рос во всём мире до 2014 года, когда он составил 32,13 млрд тонн, а затем стабилизировался. 

Работа «Евросибэнерго» направлена на более эффективное использование минимума воды, – отметил Вячеслав Соломин

Его существенное сокращение, по словам Юлкина, является «грандиозной задачей, которая, скорее всего, предполагает, что угольной генерации там места нет». Для России, накануне климатической конференции объявившей о намерении сократить выбросы парниковых газов к 2030 году с 25 до 20% по сравнению с 1990 годом, это звучит пугающе: только в Единой энергетической системе страны установленная мощность тепловых электростанций, работающих на этом виде топлива, превышает 44 ГВт. Среди объектов «ЕвроСибЭнерго» есть угольные станции на 4,5 ГВт, из которых 3,9 ГВт приходится на долю крупных ТЭЦ в Иркутской области. Из государственного доклада об охране окружающей среды в регионе следует, что в 2014 году выбросы тепловых станций в атмосферу составили в общей сложности 265,93 тыс. тонн, что на 12,1% меньше, чем в 2013 году – сказалось сокращение расхода угля благодаря целому ряду технических, технологических и режимных мероприятий. Кстати, на ТЭЦ, принадлежащих ПАО «Иркутскэнерго», снижается и удельный выброс парниковых газов – диоксида углерода и окислов азота. 

«В этом направлении мы работаем на протяжении довольно большого количества лет, – заметил генеральный директор компании Олег Причко. – Сейчас мы начали довольно масштабную работу по изучению возможности применения современных технологий на тепловых станциях – за рубежом они позволяют значительно сократить выбросы. Поэтому мы вступили в диалог с нашими иностранными коллегами, стараемся использовать их полезный опыт и тиражировать его на наших ТЭЦ». Эта работа идёт параллельно с модернизацией гидроэлектростанций, позволяющей существенно повысить их отдачу. Так, на Братской ГЭС близок к завершению проект по замене рабочих колёс шести гидроагрегатов, реализация которого позволит увеличить её выработку на 500–600 млн кВт-ч в год. Гидроэлектростанция в Усть-Илимске перехватила эстафету: первое из четырёх новых колёс, установка которых позволит повысить ежегодную отдачу генераторов на 385 млн кВт-ч, прибудет на станцию до 1 апреля. В скором времени станет известно, предложат ли потенциальные поставщики приемлемые условия для воплощения проекта технического перевооружения четырёх гидроагрегатов Иркутской ГЭС. 

Поставщик двух новых рабочих колёс для Красноярской гидроэлектростанции, в свою очередь, был определён в октябре 2015 года. В общей сложности за счёт модернизации оборудования ГЭС «ЕвроСибЭнерго» их ежегодная выработка к 2018 году будет увеличена на 1,5 млрд кВт-ч. «Это эквивалентно постройке новой станции на 300–400 мегаватт при гораздо меньших затратах, – отметил Соломин. – Более того, при том маловодье, которое мы видели в Восточной Сибири и других регионах России, это подразумевает более эффективное использование существующего минимума воды по каскаду». Цена вопроса – 15 млрд рублей. Результат: экономия 800 тыс. тонн угля в год и снижение выбросов углекислого газа в атмосферу на 2 млн тонн ежегодно. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное