издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вынужденная экономия

ИрГАУ пытается уложиться в сокращённый бюджет

В феврале около 200 разгневанных студентов и преподавателей Иркутского государственного аграрного университета имени А.А. Ежевского вышли на митинг. Причиной стала двухмесячная задержка выплаты стипендии. Теперь, когда акции протеста вузовской общественности в Иркутске становятся явлением вполне обычным, «Конкурент» выяснил, как развивались события в ИрГАУ после митинга.

«Мы должны искать резервы внутри себя»

У врио ректора Иркутского ГАУ Олег Шваенко часы приёма расписаны по минутам. Хотя наша с ним встреча была заранее назначена на 10 утра, её пришлось задержать. Шваенко принимал другого посетителя – представителя «Водоканала». Иркутский аграрный университет должен предприятию около 

3 млн рублей. У вуза есть долги за электричество и тепло, текущая задолженность по заработной плате и долг по реконструкции бассейна студенческой оздоровительной базы в размере 77,5 млн рублей.

Незадолго до нашей встречи иркутские СМИ широко растиражировали новость о том, что Минсельхоз сохранил финансирование университета на уровне 30% от прошлого года. «Это неправда. На самом деле Министерство сельского хозяйства не «сохранило», а сократило финансирование на 33% от уровня прошлого года, – первым делом сообщил Олег Шваенко. – Я говорил об этом в своём докладе на заседании комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного Собрания Приангарья». 

Информация быстро разошлась. На это в пресс-службе университета даже предположили, что в преддверии приёмной кампании «кому-то было выгодно осветить ситуацию хуже, чем она есть на самом деле». 

В 2015 году субсидия вузу на выполнение государственного задания составляла 460 млн 856 тыс. рублей. В этом году – 310 млн 684 тыс. рублей. По словам Олега Шваенко, 60% финансирования уходит на заработную плату и налоги, относящиеся к ней. Кроме того, вузу необходимо оплачивать услуги связи, транспортные, коммунальные услуги, арендную плату, содержание имущества. 

 «Нагрузка, которая произошла из-за сокращения субсидии, ложится на переменные затраты, поэтому мы должны искать резервы внутри себя», – считает Шваенко. Постоянные затраты университета – содержание зданий, включая коммунальные платежи – варьируются от 80 до 90 млн рублей в год. К переменным затратам ректор отнёс заработную плату сотрудников. По его словам, фонд заработной платы уменьшился с 253 млн 78 тыс. рублей до 185 млн 192 тыс. рублей в 2016 году.

«Мы вынуждены были обязать руководителей структурных подраз­делений университета предоставить предложения по сокращению штата своих структур на 30%. Мы хотим, чтобы структурные подразделения мобилизовались, посмотрели, могут ли они стать самоокупаемыми. Они должны проанализировать, насколько их функционал и работа отвечают сегодняшним требованиям, – комментирует Шваенко. – Мы можем сократить либо фонд заработной платы, либо штат сотрудников».

Такие меры коснулись комбината питания, учебных и производственных участков, платных курсов вождения, котельной, комплексных бригад сантехников и электриков. Руководство считает, что эти подраз­деления могут работать на условиях самоокупаемости. Например, в прошлом году пищевой блок принёс убыток 11 млн рублей. 

При этом врио ректора утверждает, что на профессорско-преподавательском составе нововведения не отразятся. «Мы стараемся, чтобы основной костяк профессорско-преподавательского состава остался неизменным. У нас стоит задача не допустить его уменьшения как в количестве, так и в качестве», – акцентирует Шваенко.

Холодные времена

Председатель студенческого профкома ИрГАУ аспирант Сергей Батищев отметил, что сокращения коснулись молодёжи: лаборантов, уборщиц. «У молодых преподавателей, как правило, невысокая зарплата, и они вынуждены устраиваться по совместительству. Дополнительно получая половину ставки, молодые кадры выживали. Сейчас со­вместителей убрали, всем оставили по одной должности». Сам Сергей был устроен на половину ставки советником ректора по молодёжной политике. Но в конце февраля получил уведомление о сокращении.

Кроме того, у вуза имеется текущая задолженность по заработной плате. Сотрудникам выдаётся оклад, а стимулирующие надбавки и премии работники получают с опозданием на некоторый срок. Такая ситуация тянется год – со времён предыдущего руководства. Напомним, что с предшественником Олега Шваенко на посту ректора – Геннадием Такаландзе – был расторгнут трудовой контракт из-за финансовых нарушений. 18 февраля врио ректора стал проректор вуза, кандидат экономических наук Олег Шваенко. «Сейчас мы стараемся исправить ситуацию и к началу июня войти в график. В январе мы погасили задолженность с октября 2015 года по январь 2016. Сейчас мы выплачиваем долг за февраль и март», – сообщил Шваенко.

На стипендию это не повлияет, уверяют и в ректорате, и в профкоме. Сами студенты университета вспоминают, как январскую стипендию они получили только в начале марта вместе с февральской и мартовской. 26 февраля профком организовал митинг, чтобы ускорить поступление средств. Выяснилось, что причина тому не сокращение финансирования вуза, а процедурная проволочка – бюджетная субсидия пришла только в феврале. 

Поступление государственных субсидий в конце квартала влечёт за собой и другие финансовые трудности. «К примеру, оплатить коммунальные услуги мы должны за март, а субсидия приходит в июне – в конце квартала, – рассказывает Олег Шваенко. – Мы пытаемся привязать оплату к графику перечисления субсидий, чтобы не сталкиваться с такими проблемами, как несвое­временная и неполная оплата. Наши долги: по воде – 3 млн рублей, по электронергии – 5 млн рублей, по теплу – 2 млн рублей». 

За долги перед ресурсоснабжающими организациями на прошлой неделе от тепла и горячего водоснабжения были отключены два корпуса университета на улице Байкальской, один корпус на Тимирязева и общежитие на Байкальской. Также в корпусах на несколько часов отключали электричество. В профкоме университета нам рассказали, что студенты звонили в профсоюз и жаловались на холод в помещениях. Но никто из звонивших не захотел подтвердить свои слова для газеты. «Стесняются или боятся», – предположил Сергей Батищев. 

– В прошлую пятницу у нас отключили отопление. Когда мы пришли в университет в понедельник, здесь было 15-16 градусов тепла, – рассказала на правах анонимности сотрудница факультета охотоведения. – Вечером отопление включили на один день. Самые холодные аудитории находятся на факультете биотехнологии и ветеринарной медицины – температура составляет 15 градусов, хотя по обязательным стандартам минимальная температура должна быть 20 градусов. Студенты сидят на занятиях в верх­ней одежде. Преподавателям легче – они могут ходить по аудитории, но это их не сильно согревает. Электроэнергию у нас тоже частенько отключают, но наши электрики включают её обратно под свою ответственность. Так продолжается несколько дней». 

Приплыли

Больше всего финансовое положение вуза пострадало из-за долга по реконструкции бассейна студенческой оздоровительной базы. Он составляет 77 млн 511 тыс. рублей. В конце марта прошлого года состоялось торжественное открытие бассейна, на котором присутствовал даже губернатор. Прошёл год, а спортивным сооружением в течение этого времени никто не пользовался.

В университете вспоминают, как в 2014 году руководство вуза обратилось в Минсельхоз  России с просьбой заключения договора о реконструкции бассейна. «Министерство отказало. Но главой вуза был заключён государственный контракт на реконструкцию без соблюдения порядка: без согласования проект­но-сметной документации и без определения, за счёт каких средств и обязательств произойдёт финансирование, – говорит один из наших собеседников. – Бассейн был построен за счёт подрядчика. Строительная фирма обратилась в вуз за оплатой, но поскольку эта статья расходов не входила в состав субсидий и не была запланирована Минсельхозом, её не профинансировали». Со слов Шваенко, имеющийся бюджет не позволяет оплатить уже сделанные работы по реконструкции бассейна. 

По рекомендации Минсельхоза РФ руководство вуза обратилось в Законодательное Собрание с просьбой профинансировать объект за счёт средств регионального бюджета и передать его на содержание региона. Областной бюджет не может финансировать объекты федеральной собственности. «Чтобы сохранить порядок, мы готовы передать бассейн в областную собственность», – заверил Олег Шваенко. Вопрос о передаче бассейна в ведение региона сейчас решается на уровне правительства.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное