издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Паи в разрезе

Большинство селян даже спустя четверть века не оформили свои сельскохозяйственные доли

Около одного миллиона гектаров сельскохозяйственных паёв, которые получили бывшие работники совхозов и колхозов, остаются неоформленными. Это около двух третей из общей площади, переданной в частные руки. Часть земель фермеры обрабатывают, но не торопятся регистрировать участки в собственность. Тем не менее достаточно много земли в Иркутской области остаётся и вовсе невостребованной. По оценке специалистов регионального министерства сельского хозяйства, около полумиллиона гектаров неоформленных сельскохозяйственных паёв заброшены.

Распорядиться своей собственностью владельцы паёв должны были до первого июля 2012 года. Когда в 1990-е годы раздавали земли, колхозники получили бумаги, что у них есть пай определённой площади. Чтобы стать полноценным владельцем этого пая, нужно было выделить его, провести межевание и зарегистрировать в собственность. Большинство селян даже спустя четверть века после исторического решения не оформили свои наделы. Кто-то уехал из деревни в поисках лучшей жизни, кто-то умер, кому-то просто земля без надобности. Непаханые, полузаросшие кустарником поля вдоль сельских дорог – это и есть чьи-то невостребованные паи.

Сложнее всего ситуация обстоит в отдалённых районах области. Лидерами по объёму брошенных земель являются Братский и Качугский районы. В таких местностях зачастую оформление доли стоит дороже, чем сама приобретаемая собственность. Землю берут в основном те фермеры, которые уже работают на соседних участках и хотят расширить хозяйство. 

«Землёй интересуются местные. Это либо действующие фермеры, либо деревенские, которые решили зарегистрировать новое хозяйство. Земля требуется под сенокосы и пастбища. Бывает, что звонят, спрашивают про паи не из Качугского района, но такого ещё не было, чтобы кто-то приехал сюда и захотел оформить участок», – рассказал начальник отдела по охране природы, экологии и сельскому хозяйству администрации Качугского района Николай Мошкирев. 

Из 5808 паёв в районе в собственность оформлены 1612 наделов площадью более 30 тысяч гектаров. В районе есть поселения – Бутаковское, Ангинское, – где свободных земель нет. «Активно оформлять земли люди пошли год-два назад. Например, весной 2014 года зарегистрированных паёв насчитывалось чуть больше тысячи. Если раньше некоторые обрабатывали землю и не оформляли её, то сейчас поняли, что делать это нужно», – добавляет Николай Мошкирев.

Основные заботы по возвращению невостребованных земель возложены на поселения – муниципалитеты первого уровня. До 1 июля 2013 года главы поселений должны были составить списки дольщиков, оценить, какие паи оказались невостребованными, провести собрания дольщиков и таким образом вы­яснить волю номинальных хозяев земли. Главы поселений сетуют, что в деревнях не удаётся заполучить на собрания даже 20% пайщиков, которые необходимы для проведения упрощённой процедуры. Если ра­зыскать «держателей свидетельств» не удалось или они уже ушли из жизни, муниципалитет может через суд вернуть пай в собственность. 

К примеру, в Тулунском районе создали рабочую группу, которая помогает главам поселений работать с невостребованными долями. Как рассказал главный специалист по земельным вопросам районного управления сельского хозяйства Николай Евпат, активно регистрировать землю стали в 2015 году. Если годом раньше, в 2014-м, всего 10% площадей на территории района облагались земельным налогом, то в 2015 году этот показатель увеличился до 12,7%. Большую часть земель – около тысячи гектаров – выкупили фермеры. Крупные участки приобрели владельцы крестьянско-фермерских хозяйств: «Шевцова Н.М.» – 454 гектара, «Царёв Н.А.» – 282 гектара, «Яковеня В.В.» – 182 гектара. В нынешнем году аграрии рассчитывают довести долю зарегистрированной земли почти до 15%. А всего в районе 88,7 тысячи бывших сельскохозяйственных паёв, или 8,8 тысячи долей.

По словам Николая Евпата, многие фермеры работают на земле нелегально. С подачи властей стало очевидно, что землю выгоднее оформить в собственность, хоть за неё и нужно платить налоги. «Фермеры получают субсидии от государства. Эта помощь выдаётся из расчёта земли, которая находится в обороте. Так что руководители хозяйств заинтересованы, чтобы земли были оформлены. Больше земель в собственности – больше субсидий», – поясняет специалист.

Получить пай в собственность или в аренду может руководитель сельхозорганизации или крестьянско-фермерского хозяйства. Для этого нужно обратиться к главе поселения. Если будет заключён договор купли-продажи, стоимость участка не может быть выше 15% от кадастровой оценки земли. Если земля передаётся в аренду, то плата устанавливается в размере 0,3% от кадастровой стоимости.

«Там, где местные администрации взаимодействуют с фермерами, активно способствуют оформлению паёв, работа идёт, – отмечает начальник отдела правового обеспечения и земельных отношений министерства сельского хозяйства Иркутской области Семён Казанцев. – На поселения, главы которых бездействуют, мы обращаем внимание прокуратуры». Предупреждения и штрафы грозят тем руководителям, которые не исполняют законы.

Кроме того, устрашить хозяйственников, которые используют чужую землю, должны поправки в Кодекс об административных правонарушениях, вступившие в силу с первого марта 2015 года. С этого времени существенно увеличиваются штрафы за самовольный захват земель. Размер взыскания рассчитывается исходя из кадастровой стоимости участка, но не может быть меньше пяти тысяч рублей для граждан, 20 тысяч рублей – для должностных лиц и 100 тысяч рублей – для юридических. Если кадастровая стоимость земли не определена, то штраф рассчитывается в двойном размере от названного порога.

Ещё одним аргументом за оформление пая может стать и то, что землю просто-напросто могут перехватить конкуренты. По словам Семёна Казанцева, такие случаи уже происходили в Братском и Заларинском районах. Запущенную землю разрабатывает и использует без разрешения один фермер, а зарегистрировал в собственность – совершенно другой. Естественно, в спорной ситуации облагороженный пай достаётся тому, у кого есть документы. 

В Иркутской области есть территории, где вообще нет свободных участков. Дефицит земель наблюдается в Ангарском округе, сельских поселениях Шелеховского и Усольского районов. В Усольском районе работают крупнейшие сельхозтоваропроизводители, этим объясняется традиционно высокий спрос на паи в этом муниципалитете и смежных территориях. 

В Иркутском районе картина достаточно пёстрая: огромные участки вокруг областного центра отданы под строительство. За счёт бывших сельскохозяйственных паёв на глазах разрастаются такие поселения, как Хомутово, Марково. Чуть дальше от города, где цена за сотку не так высока, паи активно скупают фермеры. Вместе с тем на периферии района остаётся много заброшенной земли. Около 2,3 тысячи человек в Иркутской районе до сих пор не распорядились своими паями, это 34% от общего числа дольщиков. Бесхозными стоят более 21,3 тысячи га. 

В живописном посёлке Пионерск, что находится в Шелеховском районе, селяне и хотели бы заняться сельским хозяйством, да свободных земель нет уже давно. По словам старосты посёлка Леонида Рютина, больше сотни владельцев паёв остались без участков. «В посёлке в шести домах держали коров, сейчас уже таких дворов пять. На собрании люди попросили меня решить вопрос с пастбищами и сенокосами, много раз я обращался в местную и районную администрации – ответа не получил. Люди в администрацию президента писали, но тоже ничего не изменилось. Паевые земли на правом берегу Иркута застроены дачами. Где же людям коров пасти? Раньше они косили сено на островах, теперь и острова отдали под строительство, – возмущается староста. – Был у нас в посёлке один фермер, накупил техники – комбайн, трактора, машины. Ему не хватало земли, и в администрации ему предлагали не плодородные почвы, что от прежнего хозяйства остались, а всякие неудобицы да болота. В общем, бросил он заниматься сельским хозяйством, сдал документы фермера». 

Жители Пионерска несколько лет пытаются доказать полиции и прокуратуре, что десятки, а возможно, и сотни гектаров сельскохозяйственных земель бывшего ОАЗТ «Ангарское» были незаконно переведены в другой вид использования и застроены коттеджами. «Сколько таких земель только в Баклашинском муниципальном образовании, никто вам сказать не сможет. Вся территория рядом с Баклашами со стороны Смоленщины занята дачами. Оказывается, это были паевые земли. В Введенщине дома стоят на паевых землях. В семи километрах от Пионерска стоит деревня Баушево, там есть прекрасное озеро, тоже дачи выросли на бывших землях АОЗТ «Ангарское». Дважды в год обновляется публичная кадастровая карта – будем знать, где ещё образовались дачные участки и поставлены на учёт. Можно сказать, что это большой бизнес – скупка паёв и их дальнейшая продажа», – говорит Леонид Рютин. 

Одно из решений Думы Баклашей конца 2014 года о переводе земель из одной категории в другую благодаря бдительности жителей Пионерска депутаты отменили. Вдруг выяснилось, что уже после голосования в графах документа появилось не менее сотни дополнительных фамилий и кадастровых номеров. Пионерцы не останавливают расследование. Не исключено, что в ближайшее время активные жители смогут представить и другие доказательства того, что земли передавались незаконно.

Если представить карту бывших паёв Иркутской области, она похожа на пёстрое покрывало. Красные пояса вокруг крупных городов – Иркутска, Ангарска, Шелехова; здесь земли наиболее востребованы. Но используются они по большей части не для сельского хозяйства, а для жилищной застройки. В яркий цвет, например зелёный, можно раскрасить традиционно сельскохозяйственные территории – Усольский, Черемховский и Ангарский, частично Иркутский районы, Куйтунский и Нижнеудинский – земли здесь оформляются за счёт расширения действующих сельхопредприятий. Особняком стоят Баяндаевский и Эхирит-Булагатский районы округа, обозначим их синим. В Баяндаевском районе, кстати, самое большое поголовье крупного рогатого скота в области, земля активно используется под пастбища, но доли фермеры предпочитают не оформлять. Бледно-жёлтым раскрасим всю остальную территорию области. Здесь доли регистрировать не торопятся. Причём чем ближе к северу – тем бледнее цвет. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное