издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Когда же следующая «Улыбка»?»

Один из 700 детей рождается с расщелиной губы либо верхнего нёба. В народе эти дефекты называют «заячьей губой» и «волчьей пастью», они наиболее распространены среди всех врождённых пороков развития. Помочь этим деткам может лишь оперативное вмешательство. Такие операции делают давно и успешно, но, увы, не во всех регионах России. А бывает, что хирурги на местах просто не справляются с необходимыми объёмами. И тогда на помощь приходит благотворительный фонд «Операция «Улыбка». На прошлой неделе хирурги-волонтёры прооперировали 54 маленьких жителя Иркутской области.

«Я высоко оцениваю уровень русских врачей»

Итальянец Массимо Центили бережно подхватывает маленькую девочку и несёт в операционную. Девочка не боится и не плачет. Через несколько минут анестезиолог приступит к своей работе, а хирурги – к своей, чтобы через некоторое время «выдать» маме ребёнка, который не стесняется смотреть на себя  в зеркало, в скором времени сможет нормально кушать, научится хорошо говорить. Проблема расщелины губы – преимущественно эстетическая, но она доставляет немало страданий деткам и их родителям. А вот с разрывом средней части нёба дети не могут даже нормально есть – пища выходит через нос. Научиться говорить у них тоже не получится. После операций (кому-то из детей и подростков их может пона­добиться несколько) и эстетические, и физиологические проблемы уходят навсегда. 

Анестезиолог Массимо Центили живёт и работает в Риме. Он во второй раз приезжает в Россию, в прошлом году оперировал в Краснояр­ске. По словам итальянского врача, ему очень понравилась Сибирь. Настолько, что он вернулся сюда во второй раз. И надеется приехать в третий и четвёртый:

– Природу Сибири пока особо не удалось увидеть. Но россияне очень добрые, они мне понравились. Хотя я практически не говорю по-русски и у людей не всегда хороший английский, нам удаётся эффективно коммуницировать. И я высоко оцениваю уровень русских врачей. Мы все профессионалы, особой разницы между нами нет. Мне есть чему у них научиться. И какие-то вещи могу показать им я.

«Operation Smile» – международная благотворительная организация, созданная в 1982 году. В 1995 году была зарегистрирована независимая российская организация с одноимённым названием, сотрудничающая и следующая идеалам и стандартам «Operation Smile»: 

– Мы используем международный логотип, работаем по международным стандартам, имеем доступ к образовательным программам и иностранным волонтёрам. В сущности, мы делаем одно дело, имеем много точек взаимодействия, – рассказывает Ольга Кудаманова, директор российской организации. – Мы существуем и работаем полностью на спонсорские средства. Все врачи оперируют без гонорара. Оплатить проживание, питание, перелёт позволяют как раз пожертвования от организаций-партнёров. Детям операции тоже проводятся совершенно бесплатно. 

40 тысяч на одного и при этом всё равно бесплатно! 

Жительница Тайшета Татьяна М. приехала в Иркутск вместе с дочерью Сашей. Девочка родилась с расщелиной твёрдого и мягкого нёба, её оперировали дважды – в год и в два годика. Третья операция может стать завершающей. 

– Мы очень благодарны врачам. У Саши наладилась речь, она может нормально кушать, хорошо набирает вес. Мы работаем с психологами, логопедами, сейчас важно выправить речь. Через год нам в школу, к тому времени Саша должна выровняться со сверстниками. Мы на это очень надеемся. Спасибо докторам, – искренне и просто мама благодарит врачей-волонтёров за столь качественные изменения в жизни дочки. 

Сашу, как и других детей из Приангарья, на операцию пригласила Ольга Белых, челюстно-лицевой хирург Ивано-Матрёнинской детской больницы. Она сама делает такие операции, но всех нуждающихся детей прооперировать за год невозможно. И это проблема не только Иркутска, во многих городах не хватает челюстно-лицевых хирургов, где-то их просто нет. Поэтому врач Белых ведёт реестр пациентов, все они посчитаны. И когда приходит время очередной акции «Улыбка», остаётся только предупредить родителей и пригласить их в Иркутск. Хирурги работают на базе Ивано-Матрёнинской детской больницы. Первые, самые критичные дни после операции дети с мамами проводят здесь, затем их выписывают. Через месяц рубец начинает рассасываться, через год от него уже не остаётся и следа. 

Впрочем, в особо сложных случаях операций требуется несколько, идёт поэтапная работа. Но зато есть и приличный шанс получить идеальный результат. 

– Это одна из причин, почему нам относительно легко привлекать спонсоров, – говорит Ольга Кудаманова. – Очевиден результат, вклад, сделанный  в ребёнка. В среднем операция для одного пациента обходится фонду в 40 тысяч рублей. Но повторяем: семье ребёнка она обходится бесплатно. При этом мы привозим специалистов высокого уровня, самых лучших в своей сфере. Они работают командой, что тоже даёт определённые пре­имущества: всем видно, кто как оперирует, тут же заметен и результат. Имеется некий добрый соревновательный дух и стремление к профессиональному росту. 

У фонда есть несколько постоянных партнёров-компаний. Они продолжают спонсировать операции, и даже в связи с кризисом эти суммы не уменьшились. Фармкомпании предоставляют шовный материал, анестетики. Бывает, что на местах навстречу идут местные бизнесы. Например, гостиницы дают скидки на проживание, а рестораны – бесплатные ужины. 

«Мы не крутые, мы счастливые»

Волонтёр-переводчик Дарья Лагерева участвует в акции ежегодно. Оба её родителя – врачи, работают в Ивано-Матрёнинской больнице, в отделении для новорождённых и в реанимации. Даша не стала врачом, но раз в год она работает в операционной. Без обмороков, всхлипов и прочей девчачьей ерунды. 

– В операционной ты абсолютно не думаешь о себе, просто нет времени осознать, что ты боишься крови или одного только вида скальпеля, – живо рассказывает девушка. – Ты настроен больше на то, чтобы правильно услышать термин, чтобы врачи друг друга поняли. И когда нам говорят: «Какие вы крутые, что участвуете в этой акции», мы всегда отвечаем: «Мы не крутые, мы счастливые». Потому что это самое классное – попасть сюда. Я встречала людей, которые когда-то благодаря операциям «Улыбка» смогли заговорить. Поэтому для нас вопрос, разумно или нет тратить на волонтёрство своё личное время, не стоит. Куда важнее вопрос: «Когда же следующая «Улыбка»?» 

Один из врачей, навсегда покоривших волонтёров-переводчиков, – Анкур Пандия, хирург из Велико­британии. Его историями можно просто заслушаться во время небольших перерывов. Ещё бы – ведь этот человек работает хирургом в местах военных действий. Он там, где взрывают самолёты и стреляют в людей.  И ему не страшно:

– А что такого там может произойти? Предположим, тебя убьют. Но это не страшно. 12 лет назад мне диагностировали рак. Был плохой прогноз, я прошёл несколько сеансов химиотерапии. Никто не ожидал, что я буду жить. Но всё благополучно разрешилось. После этого мне ничего не страшно. То, что я живу сейчас, – это бонус. И я хочу успеть сделать больше хорошего и полезного. И мне не просто нравится Россия, я люблю эту страну. Люди замечательные, дети красивые, мне нравится ездить в Россию. Мне сказали, что если я  поеду на Байкал и пробуду в воде 1 минуту, моя жизнь продлится на 5 лет. Я был на Байкале, провёл в воде одну минуту и собираюсь ещё. А когда я был маленьким мальчиком, хотел проехать по Транссибу. И из Иркутска я на по­езде ехал в Улан-удэ, так что частично моя мечта всё-таки сбылась.

По словам Анкура Пандия, помочь пациенту можно, только если ты испытываешь к нему симпатию, можешь поставить себя на его место. Только тогда ты сможешь сделать лучшее для него. И вот эти волонтёрские акции, эти операции детям – хорошее тому подтверждение. 

– Очень заметно, с какой энергией и радостью врачи работают всю неделю. Несмотря на то что мы начинаем в 8 утра и заканчиваем иногда до 8 вечера. И всё с улыбкой и большим удовольствием, – говорит директор фонда «Операция «Улыбка» Ольга Кудаманова. – Через год снова ждите нас в Иркутске. А в августе мы отправимся в Улан-Удэ.

Цифры и факты

Причины расщелины губы и нёба общие: генетика, недостаток микроэлементов, инфекционные заболевания. В какой-то степени может повлиять экологический фактор. Азиатская раса больше подвержена данным дефектам развития: 1 случай на 500 новорождённых. 

На сегодня волонтёры фонда прооперировали порядка 3500 детей. 

Это жители Иркутска, Улан-Удэ, Новосибирска, Красноярска, Уфы, Таганрога, Ростова, Белгорода и других городов.

[dme:igall/]

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector