издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Путь от храма к стадиону

«Сибэнергетик» отправился по улице Пятой Армии маршрутом «Прогулки по старому Иркутску»

Улица появилась в начале XVIII века в болотистой местности поблизости от реки и была названа Малой Морской. Речь, как ни странно, не о Санкт-Петербурге, а об Иркутске. Здесь от построенной в 1718 году деревянной церкви начала разрастаться улица, параллельная главной магистрали сибирского города – Морской, которая впоследствии стала Амурской, а в советское время – улицей Ленина. Сама она в двадцатых годах прошлого века получила название в честь Пятой Армии РККА, которое носит по сей день. 17 мая 2016 года по улице проложили маршрут очередной «Прогулки по старому Иркутску», ведущим которой стал аспирант исторического факультета ИГУ Иван Колокольников.

«Такая близость церквей возможна разве что в монастыре»

Гулять мы начинаем не от здания, где располагаются региональная служба по охране объектов культурного наследия и областной центр сохранения историко-культурного наследия, а от Свято-Троицкого храма, чей официальный адрес звучит как улица Пятой Армии, 8. Цифра не должна вводить в заблуждение: история одной из старейших улиц города начиналась именно отсюда. В начале XVIII века это место считалось гиблым – в заболоченной низине, отделённой от Иркутского острога и разраставшегося вокруг него посада сосновым бором, часто плутал и терялся скот, а иногда отсюда не возвращались и люди. Впрочем, дурная слава Потеряихи (народная топонимика всегда славилась меткими названиями) не помешала местному жителю Петру Медведеву дать денег на возведение здесь деревянной Троицкой церкви, которое завершилось в 1718 году. «В одних летописных источниках сообщается, что она была построена на Медведевом возвышении, – отмечает Колокольников. – Не знаю, есть ли связь между ним и Петром Медведевым, но думаю, что оно получило название по его имени». 

Название храма в комментариях не нуждается, но история культового сооружения заслуживает отдельного по­дробного рассказа. Деревянная церковь простояла до пожара 1879 года, уничтожившего значительную часть городской застройки. Гораздо раньше, в 1763 году, рядом с ней построили каменный храм. Простоял он недолго – через два месяца обрушились конструкции, под которыми погибли три человека. Восстановили сооружение только к 1778 году. «Есть одна деталь, которую я не знаю, как оценивать с точки зрения веры, – подчёркивает ведущий «Прогулки…». – Эту местность размывало наводнениями, и в летописях можно прочитать, что особо страдал от них Троицкий приход. И вот в 1802 году в ограде существующего каменного храма начинают строить ещё один. Явление неординарное – такая близость нескольких церквей возможна разве что в монастыре. Иркутяне, очевидно, решили, что раз район страдает от наводнений, то как дань Господу надо возвести ещё один храм, чтобы он смилостивился. С одной стороны, всё понятно. Но с другой, это своего рода недоверие к существующему божьему храму, к его силе, которое можно рассматривать как определённый элемент богохульства». 

Как бы то ни было, по проекту архитектора Антона Лосева в начале XIX века был возведён храм, освящённый в честь Григория Неокесарийского. По датировке самого зодчего его достроили в 1805 году, однако летописец Пётр Пежемский пишет, что это произошло в 1819 году, а освящение состоялось только три года спустя. «Чтобы свести воедино противоречащие друг другу даты, можно сделать гипотезу, что производились какие-то переделки, прежде чем церковь начала действовать», – говорит Колокольников. Между тем в сторону от трёх храмов, из которых теперь осталось два, развивалась улица, берущая своё начало у изгиба Ангары и заканчивающаяся там, где сейчас находится въезд на территорию Иркутской областной клинической больницы. Несмотря на слово «малая» в названии, в длину она превосходила Морскую (Ленина) на 400 метров. В начале двадцатых годов XX века её существенно укоротили – на пути встал новый стадион имени Павла Шиханова. Впоследствии он переживёт два переименования – «Пищевик», «Авангард» – и два крупных пожара, будет перестроен при участии японских военнопленных и получит имя «Труд». От улицы Пятой Армии, в свою очередь, отрежут небольшой кусочек, который в 1940 году назовут Клиническим переулком. Ныне это переулок Сударева. 

Саму улицу тоже не минула череда переименований. С появлением храма она стала Троицкой. 7 марта 1920 года через неё прошли части 5-й армии РККА, торжественно вступившие в Иркутск. Для их встречи на замёрзшей Ангаре соорудили арку. Далее, уже на берегу, с поставленной возле прогимназии Марии Гайдук трибуны к солдатам и офицерам обратился секретарь губернского бюро РКП(б) Георгий Ржанов. После этого воинские соединения, миновав ещё одну арку, также сделанную изо льда, дошли до улицы Мыльниковской (современной Чкалова) и свернули в сторону Тихвинской площади. «Всего один квартал, история на этом закончилась, – констатирует историк. – Но, как фиксирует летопись Колмакова, в 1920 году была дана рекомендация назвать улицу именем Пятой Армии. Мне от дедушки достался подлинный план Иркутска 1922 года, на котором она ещё называется Троицкой». Переименование последовало в том же году, но в другом месяце. 

Пожар пережил, артобстрел пережил, реконструкции не вынес

Когда-то Малая Морская простиралась до того места, где ныне находится въезд на территорию Иркутской областной детской больницы, но в начале двадцатых на её пути встал стадион имени Шиханова, известный сейчас как Дворец спорта «Труд»

Встреча вступивших в город крас­ных произошла возле дома, которому сейчас присвоен второй номер. Это одно из старейших каменных зданий Иркутска, построенное ещё в 1770-х годах и сохранившееся до наших дней. Оно принадлежало иркутянину Бернанд­ту, в начале XX века его купил Матвей Швец, владелец близлежащей переправы на карбазах – плоскодонных судах с заострённым носом – и, в 1908–1912 годах, арендатор городских переправ. В 1915 году дом арендовала жена начальника железнодорожного депо Мария Гайдук, перенёсшая сюда открытую ранее смешанную частную прогимназию. Учебное заведение проработало всего два года, пока не грянула революция, а во время боёв в декабре 1917 года в здании, рядом с которым была идеальная площадка для обстрела понтонного моста через Ангару, разместился штаб красной гвардии. Сегодня служба по охране объектов культурного наследия Иркутской области соседствует здесь с областным центром сохранения историко-культурного наследия. Частица одного из тех памятников, которые они признаны оберегать, находится рядом – дом ограждает кованая решётка, когда-то стоявшая по периметру Александровского сада. «Остальные здания там достаточно современные, – объясняет Колокольников. – Но ещё недавно стояли деревянные дома начала XX века». 

Куда большую древность лет шестьдесят назад можно было увидеть дальше по улице Пятой Армии – на задах школы № 17. Здесь стоял «горбатый дом» – построенное в XVII веке и потемневшее от времени деревянное здание с крытой тёсом крышей, каким-то чудом пережившее пожар 1879 года. Известен он был также по фамилии собственницы Котельниковой. «Похоже, эта Котельникова владела им не только до революции, но и в советское время, – уточняет ведущий «Прогулки…». – По крайней мере, жила в нём: есть заметка в газете 1939 года, где сообщается, что, по словам хозяйки дома, он выглядит так же, как и несколько десятилетий назад». Здание уцелело в годы войны гражданской войны – в стену угодил снаряд, но, не пробив её, не разорвался. Однако реконструкции находящейся рядом школы, при которой та обзавелась открытой спортивной площадкой, «горбатый дом» не пережил – в 1960 году его разобрали на брёвна, какое-то время хранившиеся потом во дворе Иркутского областного краеведческого музея. Журналистам местных газет оставалось только горько иронизировать, что город к 300-летию со дня основания получил два «подарка», вторым из которых стал снос Александринской церкви, располагавшейся на углу Партизанской и Трилиссера. 

Схожая судьба постигла усадьбу городского головы Ивана Хаминова, построенную в шестидесятых-семидесятых годах XIX века на углу Троицкой и Баснинской, современной улицы Свердлова. К сожалению, к настоящему времени сохранилось лишь одно из её зданий, скрывающееся за двухэтажным домиком с кирпичной оградой и четырёхэтажной хрущёвкой. Вдова Ивана Степановича, унаследовавшая четверть его состояния, разместила в нём училище для слепых детей. Рядом в 1909-1910 годах для его выпускников было построено убежище – сейчас это дом № 26 по 5-й Армии. «В советское время здание не изменило своего назначения – здесь разместилась артель «Бытовик», где работали слепые люди», – сообщает Колокольников. 

Его сиятельство сторож

Михаило-Архангельский Харлампиевский храм сторожил сосланный в Сибирь князь Николай Долгорукий, здесь венчались учёный-областник Афанасий Щапов и адмирал Александр Колчак

Если увидеть остатки усадьбы Хаминова можно, всего лишь обогнув дом на углу Пятой Армии и Свердлова, то для того чтобы разглядеть расположенный на противоположной стороне улицы дом архитектора Алексея Кузнецова, нужно обладать ростом дяди Стёпы. Двор здания, в который в первый год «Прогулок по старому Иркутску» можно было свободно попасть, ныне отгорожен от окружающего мира тёмно-коричневым забором из рифлёной жести. Но чтобы его сфотографировать, достаточно проявить определённую долю смекалки и сноровки. 

Повествование, звучащее в следующем квартале, тоже идёт о людях, родившихся за пределами Иркутска, но вписавших свои имена в его историю. Так, в одном из домов, располагавшихся в нём до строительства детского сада «Солнышко», жил  старший председатель Иркутской судебной палаты и гласный городской думы Херимон Колоколов. При всём своём величии личность эта была достаточно скандальной: в те же 1906–1908 годы, что Херимон Фёдорович возглавлял местный парламент, он руководил отделением черносотенного «Союза русского народа». Правые политические взгляды ничего хорошего их носителю не принесли – в 1917 году Колоколов исчез в неизвестном направлении. «Скорее всего, над ним кто-то учинил расправу», – не сомневается историк. 

Лекция продолжается у архитектурной доминанты квартала – белоснежной Харлампиевской церкви с золочёными куполами. В деревянном исполнении её возвели в 1738 году на деньги посадского Емельяна Югова, в последней четверти XVIII века перестроили в камне. Даже далёкие от истории люди вспомнят, что здесь Александр Колчак обвенчался с Софьей Амировой. Знатоки добавят, что дьяконом в то время был  Петелин, а в аресте верховного правителя России в январе 1920 года принимал участие человек с такой же фамилией. «Известно, что это один из братьев легендарной иркутской пианистки Ираиды Патрушевой, – поясняет ведущий «Прогулки…». – А вот является ли её родственником тот Петелин, который участвовал в венчании Колчака, – неизвестно. Родственники Ираиды Харлампиевны не смогли мне ответить на этот вопрос». 

С храмом связаны и куда более интересные истории, чем эпизод из жизни белого адмирала. В 1865 году в его стенах произошла свадьба учёного-областника Афанасия Щапова и Ольги Жемчужниковой – сестры тех самых братьев Жемчужниковых, которые вместе с Алексеем Толстым скрывались под литературной маской Козьмы Пруткова. Удивительнейший случай про­изошёл здесь и в XVIII веке. В 1740 году пострадавший от  бироновщины князь Николай Долгорукий – младший брат фаворита Петра II Ивана Долгорукого – был сослан в Иркутск. 

– Он отсидел в тюрьме, был отпущен, но про него забыли, – продолжает Колокольников. – Из Петербурга никаких запросов, денег к существованию нет. Что, как вы думаете, он сделал?

– Женился? – предполагает организатор «Прогулок по старому Иркутску», заместитель декана исторического факультета ИГУ по воспитательной работе и президент клуба молодых учёных «Альянс» Алексей Петров. 

– Устроился сторожем в тогда ещё деревянную Харлампиевскую церковь, – поправляет Колокольников. – Через некоторое время о нём вспомнили, вы­звали к местному начальству и дали денег на возвращение в Санкт-Петербург. Длилась эта почти детективная история чуть больше года. 

А сюжет, достойный настоящего шпионского романа, развернулся 130 лет спустя в доме священника Литвинцева, располагавшемся через дорогу (сейчас на его месте стоит «панелька», на первом этаже которой находится магазин «Народный»). В 1871 году в нём остановился революционер Герман Лопатин, нелегально прибывший в Иркутск с важным заданием: освободить из ссылки Николая Чернышевского, который должен был возглавить русское революционное движение. Миссия была провалена – 5 февраля 1871 года Лопатина арестовали. Далее – попытка побега, окончившаяся неудачей и переводом в одиночную камеру Иркутской тюрьмы; решение суда о поселении в Сибири, ещё один побег, задержание в Томске. Сбежать удалось 10 июня 1873 года во время рассмотрения дела в окружном суде – удачно подвернулась лошадь, оставленная без присмотра. Скрываясь, Лопатин добрался до Санкт-Петербурга, откуда уехал за границу. 

Юрий Сенкевич XIX века и другие

Иван Колокольников стал ещё одним рекордсменом «Прогулок по старому Иркутску» – рассказать столько историй за 70 минут до него пока никому не удавалось

Каждый новый квартал, кажется, отмечает новый исторический период. Следующая остановка – угол улиц 5-й Армии и Гашека или, по-старому, Троицкой и Юнкерского переулка. В находящемся здесь здании в конце XIX века располагалось Иркутское юнкерское училище. О его истории рассказывали во время одной из «Прогулок…», но нас интересуют события тех времён, когда в этом доме размещался военный госпиталь. В 1856 году главным лекарём в нём был Генрих Вейрих – морской врач, ботаник, участник кругосветки под командованием адмирала Евфимия Путятина, экспедиции на шхуне «Восток» под началом Воина Римского-Корсакова (старшего брата классического композитора) и плавания на фрегате «Паллада». А в числе выпускников расположившегося здесь позднее училища – в 1910 году оно стало военным, в советское время сохранило своё предназначение – были генерал Афанасий Белобородов и генерал-полковник Николай Берзарин, первый комендант взятого Красной Армией Берлина. 

В соседних зданиях в разное время жили известные деятели мирного времени. Квартиры в доме № 48 занимали скрипач-виртуоз Леонид Мессман и ректор Иркутского государственного университета Николай Лосев. «У нас в семье есть реликвия: мамин школьный словарик, в котором на странице с буквой Б дядя Коля нарисовал ботинки», – делится Колокольников со слушателями. Николай Фомич, между тем, жил и в доме № 46 по соседству с директором НИИ биологии ИГУ Ольгой Кожовой. В то время, когда он возглавлял университет, неподалёку было возведено здание для семей работников Иркутского областного комитета КПСС. Четырёх­этажный серый дом, которому присвоили пятидесятый номер, словно ставит точку в архитектурной истории улицы, берущей своё начало в XVIII веке. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное