издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вопрос идентичности

На прошлой неделе карта Иркутска претерпела изменения. Постановлением мэра Дмитрия Бердникова с 26 мая улице Бограда, известной горожанам благодаря местному роддому, возвращено историческое название – Чудотворская. Помимо этого решением иркутского градоначальника свои имена обрели сразу две площадки в центре Иркутска: сквер у здания «Востсибугля» теперь именуется Тихвинским – по названию уничтоженной там когда-то церкви, а площадь в квадрате улиц Ленина, Чкалова, Рабочей и Сухэ-Батора получила название в честь графа Сперанского. Чем продиктовано решение городской администрации и ждать ли новых изменений в топонимике Иркутска, разбирался «СЭ».

Иркутяне привыкли гордиться своим городом. То ли Сибирский Париж, то ли младший брат Санкт-Петербурга всегда выделялся на фоне соседей своей длинной историей и яркой архитектурой. Однако теперь это наследие стало причиной общественных споров.

Возвращение Чудотворской

О том, что улице Бограда вернули историческое название, жители города узнали в конце прошлой недели. Такое имя улица вблизи Глазковского моста носила в честь расположенной там церкви, построенной ещё в 1703 году. В 1920-м Чудотворская, как и подавляющее число старинных городских объектов, была переименована на советский лад – в честь сибирского революционера Якова Бограда. А теперь она стала первой улицей, которой восстановили дореволюционное название. 

Первым об этом на своей странице в соцсетях объявил председатель комиссии по топонимике при администрации Иркутска Александр Гимельштейн. Комиссия уже много лет даёт рекомендации относительно наименования появляющихся на территории города топонимических объектов, новых мемориальных досок. Именно её члены – иркутские историки, краеведы и библиотекари – в своё время инициировали обсуждения по вопросу восстановления исторических названий иркутским улицам. Возвращение Чудотворской можно считать результатом этой работы.

Известие о том, что улица Бограда исчезла с городской карты, стало полной неожиданностью. Хотя такой вариант развития событий мог стать реальностью ещё несколько лет назад. Возможное возвращение исторического названия Чудотворской обсуждалось ещё в 2013 году, накануне завершения строительства иркутского городского перинатального центра, известного в народе как «роддом на Бограда». По неизвестными причинам тогда решение принято не было, хотя городские власти формально его поддержали.

– Для меня переименование Бограда – в первую очередь потеря части семейной истории, знаменитого «роддома на Бограда», – говорит иркутянка Валентина Подымахина. – Я сама родилась там, там же появились на свет мои дети. Мне кажется, что это, если можно выразиться, был городской бренд, который теперь утрачен.

Она не единственная, кто придерживается подобного мнения. Однако справедливости ради нужно отметить, что знаменитый роддом на самом деле ещё с начала 60-х расположен по фактическому адресу: ул. Сурикова, 16. Бренду Бограда это не мешало. «Тем не менее, новый корпус перинатального центра одним из фасадов выходит на Чудотворскую, – отмечает Александр Гимельштейн. – Мне кажется, это очень символическое совпадение, что теперь иркутяне будут появляться на свет в роддоме на Чудотворской».

Фокус спора

Возвращение исторического названия одной из улиц центра Иркутска вызвало широкое общественное обсуждение. Самые жаркие споры развернулись в Интернете. Главным аргументом противников появления Чудотворской стало то, что восстановление дореволюционного названия обесценивает советский период истории Иркутска. 

«Некоторые люди смотрят на ситуацию не как на попытку возвращения и защиты исторической памяти, а как на перечёркивание советского прошлого, – комментирует глава городской комиссии по топонимике. – Действительно, довольно часто ведутся спекуляции на тему того, что одно название историческое, а другое – нет. Все они исторические, в том числе советские. Но наука говорит, что нужно поддерживать и сохранять старейшие и самые ценные из топонимов».

О повальном переименовании городских улиц речь не идёт, подчёркивает собеседник «СЭ», нужно восстановить самое важное, ведь, по сути, исторические названия топонимических объектов требуют охраны так же, как и памятники истории, культуры или искусства. 

Главный вопрос, который сейчас волнует противников переименования улиц, – стоит ли в обозримом будущем ждать продолжения наступления на советские названия. 

– У нас нет условного списка улиц, которые должны быть переименованы, – говорит Гимельштейн. – Никакого стратегического подсчёта не существует, есть разные взгляды. В любом случае окончательное решение в этом вопросе остаётся за мэром. Но я уверен, что не будет никакого всеобъятного и всеохватного возвращения дореволюционных названий. Если будут аккуратные шаги, то члены комиссии будут их поддерживать.

В качестве одного из компромисс­ных решений предлагается воспользоваться отработанной схемой, написать на адресных таблицах домов: «Чудотворская, бывшая Бограда». «В принципе это неплохая идея, – считает студент Иван Потапов. – Только благодаря таким табличкам я узнал о старых названиях иркутских улиц, например, что Халтурина была раньше Медведниковской». Однако Александр Гимельштейн такой подход не разделяет. «Это порочный путь – есть улицы, которые переименовывались по 10 раз, и что – вывешивать там весь список? Это факт, что Чудотворскаяв совесткое время получила название «Бограда». И никто не вычеркнет этот период. Дополнительные вывески были попыткой отказаться от восстановления названий по принципу «и так сойдёт». Но это неправильный подход: мы должны сохранить историческую память, «самость» городских названий, нашу «иркутскость». Улица Бограда есть и в других городах, не говоря про более известные имена, которые к Иркутску никакого отношения не имели. Чудотворская – исконное название. Сохранить его важно для города – суета пройдёт, а название останется».

Трудности перевода

Другая часть претензий по переименованию Бограда обратно в Чудотворскую касается более утилитарного вопроса. Никому не нужна документальная волокита, которая свалилась на плечи жителей и соб-

ственников недвижимости на улице Бограда, говорят противники изменений. Насколько верны их опасения, пока говорить рано. В последний раз крупное переименование улицы в Иркутске прошло в 1999 году, когда в Солнечном вместо проспекта Карл-Маркс-Штадт появился проспект маршала Жукова. 

– И тогда никаких проблем не было, – отмечает глава Правобережного округа Иркутска Юлия Гордина, – так почему люди считают, что они должны появиться сейчас?

На Чудотворской насчитывается всего четыре жилых дома. Для их жителей мэрия организовала выездной пункт УФМС и паспортного стола по адресу: ул. Марата, 14. Туда можно обратиться за штампом о переименовании улиц. «Тем не менее, по законодательству, если гражданин не меняет место жительства, то ему вообще ничего не нужно делать – все процедуры проводятся автоматически, – утверждает Гордина. – А пункт был организован в большей степени затем, чтобы снять напряжённость». Никакие дополнительные справки не нужны ни налоговой службе, ни Росреестру, ни Пенсионному фонду – у них данные об изменении фактических адресов отображаются автоматически. «Вопросов возникать не будет – дополнительно ходить и оплачивать ничего не нужно», – подчёркивает глава правобережного округа.

Никаких особых затрат, вопреки слухам в связи с переименованием Бограда, не понесёт и городской бюджет. «Особых трудозатрат даже при переименовании улиц больших по размеру, чем Чудотворская, вроде бы быть не должно, – отмечают в мэрии. – Единственное, на что придётся тратить деньги, – изготовление вывесок с названием улицы».

Между тем в спорах о решении вернуть в Иркутске Чудотворскую улицу почти без внимания осталось появление двух новых площадок – Тихвинского сквера и площади им. графа Сперанского в районе Серого дома. «А между тем это комплексное решение с восстановлением дореволюционных топонимов и сохранением ценного топонимического элемента советского периода – сквера им. Кирова, – отмечает Александр Гимельштейн. – Но и здесь есть критики, которые настаивают, что единое пространство площади Кирова таким решением было разбито на части. Но это не так: и по карте, и в реальности видно, что это отдельные элементы городского ландшафта. Кроме этого, замечу, что юридически объекта «площадь Кирова» нет с конца 50-х годов прошлого века, когда на указанной территории официально был разбит одноимённый сквер».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное