издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Огненный залп по Приангарью

В Иркутской области сняли действовавший месяц режим ЧС

  • Автор: Елена ПОСТНОВА

Пожары в лесах Иркутской области, в том числе заповедных, были главной новостью на протяжении почти месяца. Северные районы области били тревогу: огонь подступает к населённым пунктам. Стихия разгулялась в природных заповедниках: здесь накопленная многолетняя подстилка от жары вспыхивала как порох. Чтобы справиться с ситуацией, региональным властям пришлось просить помощи у федеральных структур и военных. Впрочем, с крупными пожарами помогла справиться сама природа.

Расстрелять облака

Здание авиалесоохраны на Депутатской, кажется, вымерло. Но не из-за сезона отпусков – здесь четырёхнедельный заслуженный отдых берут обычно зимой. «Все силы по максимуму задействованы на пожарах», – сухо объясняют те немногие специалисты, которые дистанционно отслеживают ситуацию. На мониторах – карта Иркутской области, её территория поделена между авиаотделениями.  

Простой житель Приангарья вряд ли вникает, какие именно ведомства тушат леса. Всех специалистов кратко называют «пожарными». Между тем весь лесной массив зонирован в зависимости от принадлежности земель: территорию Минобороны должны охранять от огня военные, областные леса – недавно созданное региональное министерство лесного комплекса и подведомственные ему учреждения, периметр в непосредственной близости от населённых пунктов – ГУ МЧС по Иркутской области. Контроль обстановки и координацию сил пожаротушения обеспечивают с воздуха специально обученные лётчики-наблюдатели Иркутской авиалесоохраны.

На случай, если ситуация в области становится от лесных пожаров чрезвычайной, предусмотрен вызов специалистов из других субъектов. В этом году для тушения самых сложных территорий уже привлекли специалистов федерального учреждения «Авиалесоохрана»: губернатор региона в официальном письме в ведомство указал, что ситуация с пожарами стала чрезвычайной, субъекту нужна помощь федералов.  

В конце июня в регион прибыл заместитель начальника парашютно-десантной пожарной службы ФБУ «Авиалесоохрана» Михаил Конюшенков. Михаил не первый год курирует федеральные силы, прибывающие в Иркутскую область ликвидировать чрезвычайную ситуацию в лесах. По его словам, ситуация этим летом не сильно отличается от предыдущих «горячих сезонов». Как обычно, огонь хозяйничает на северах, в труднодоступных территориях, в заповедниках. Зачастую пожары возникают не по вине человека –  из-за сухих гроз. Сухая лесная подстилка в лесах вспыхивает как порох.

«Самая сложная ситуация наблюдалась в Качугском районе. После трагедии с Ил-76 на место катастрофы был высажен наш резерв, чтобы потушить возгорание, которое возникло из-за взрыва самолёта, – подвёл итоги Михаил Конюшенков через неделю пребывания в области «Сибирскому энергетику». – Горит Усть-Кутский район, но им занимаются пожарные субъекта. Федеральный резерв сейчас в основном отрабатывает леса в Байкало-Ленском заповеднике и в Качугском районе. Для понимания: наши силы направляются на самые сложные труднодоступные пожары, где имеется глубокая лесная подстилка, завалы».

В Иркутской области часто горят леса в труднодоступной местности. До возгораний тяжёлая техника просто не доходит – утыкается в густой лес или увязает в болоте. На борьбу с огнём в таких территориях отправляются десантники-пожарные, которые завозятся вертолётами. «Когда меня спрашивают, что за люди работают в авиалесоохране, я предлагаю вспомнить фильм «Рембо», – с улыбкой рассказывает Михаил Конюшенков. – Наши люди работают в местах, где никогда не ступала нога человека. Им неделями приходится жить при сорокаградусной жаре в непосредственной близости от пожара – в, казалось бы, невыносимых условиях».

Специалисты авиалесоохраны тушат пожары на малых площадях – до гектара, как только возгорание обнаружено.  В этом году в лесах области установлены так называемые зоны контроля: здесь дешевле с материальной точки зрения и человеческих ресурсов дождаться, когда пожар сам затухнет от дождей, чем пытаться справиться с огнём. Речь идёт о малоценных лесах. 

В течение двух недель пожарная обстановка с каждым днём стабилизировалась. В первых числах июля Конюшенков заверил, что ситуация в том же Качугском районе вполне контролируема. К тому же на помощь приходят современные технологии. Например, в этом году в Качуге как нельзя кстати пришёлся метод «вызывания дождя». Над местностью, до которой не доберёшься на тяжёлой технике, «расстреливают» облака йодистым серебром, тем самым вызывая осадки. На самом деле технология не новая, она успешно отработана в различных регионах. Почему в Иркутской области раньше не применяли этот способ, не ясно. Но теперь это уже и неважно: недавно были внесены изменения в Лесной кодекс, полномочия искусственного вызова осадков переданы на уровень федерации.  

«В Иркутской области проверку технологии совместно со специалистами министерства лесного комплекса Иркутской авиабазы провели над Качугским районом. И способ себя оправдал: через 15–20 минут после обработки облака пошёл ливень. Дождь длился почти три часа, за это время пожар был почти полностью потушен. Осадки выпали в нужном месте. В полутора километрах стоял лагерь наших десантников, у них все палатки остались сухими», – рассказал Михаил Конюшенков. 

Правильно спланированная операция обходится намного дешевле, чем на разрастающийся пожар в удалённом месте привлекать всё больше сил, отметил наш собеседник. В труднодоступных районах, как правило, нет водных источников, а подвозить сюда воду проблематично и дорого. Но повсеместно использовать технологию «искусственного дождя» тоже не получается по объективным причинам. Далеко не каждое облако подходит для расстрела: выбираются только кучевые облака, рассчитывается скорость и направление их движения. Тогда заброшенным на место десантникам остаётся создать минерализованную полосу. Окапывать пожарище, рубить корни приходится вручную, пожарные таким образом обрабатывают десятки километров.   

«В заповедниках, северных районах ситуация становится управляемой. В ближайшие дни прогнозируются дожди, так что обстановка должна улучшиться», – добавил Михаил Конюшенков. И действительно, через пару дней после нашего разговора в южных и центральных районах зарядили дожди. Остальным территориям по-прежнему оставалось надеяться только на силы пожарных.

Перекрыть огню кислород

Пожарные каждый день подчёркивали: в тайге встречаются завалы сухой древесины, брошенной «чёрными» лесорубами. Если огонь до них доберётся, справиться  с ним будет крайне сложно. Между тем из-за высокой задымлённости применение авиации было затруднено. В леса Минобороны, в том числе на север, были направлены установки разминирования УР-77 «Метеорит». Первое же применение военной техники доказало эффективность.

Как пояснили в пресс-службе Центрального военного округа, для локализации пожаров использовались твердотопливные ракеты ДМ-70. Они доставляли удлинённые заряды разминирования на несколько сотен метров. Управляемые взрывы выжигали кислород и тем самым позволяли сбить пламя.

Параллельно продолжалось тушение лесных пожаров с воздуха. За месяц пребывания в Приангарье военные лётчики совершили 61 вертолёто- и 105 самолётовылетов. Было сброшено 4,5 тысячи тонн огнегасящей жидкости. 

В течение двух последних недель с переменным успехом удавалось отвоёвывать у огня леса. В южных и центральных районах помогали дожди. Северным территориям с погодой не везло. Крупный пожар на территории 14 гектаров вплоть до субботы, 9 июня, хозяйничал в Братском районе. Решающую роль сыграли вновь подразделения инженерных войск: экипажи машин разграждения ИМР-2, путепрокладчиков БАТ, автотракторной техники и установок разминирования УР-77. Техникой обеспечили прокладку минерализованных полос, опашку лесных массивов. А труднодоступные участки  рассекали  управляемыми взрывами 100-метровых разрядов. В понедельник, 11 июля, воздушная разведка подтвердила полную ликвидацию горения.

Через два дня ликвидировали крупный лесной пожар, действовавший на территории Байкало-Ленского заповедника в Качугском районе с 29 июня и достигший площади 1 тыс. га. Там же был потушен ещё один очаг, площадью 50 га: вертолёт Ми-8 МЧС России совершил сброс 15 тонн воды. Общий налёт авиатехники составил 10 часов 45 минут.

Для тушения крупных лесных пожаров на территории Байкало-Ленского заповедника в Качугском районе привлекали авиатехнику МЧС России

В среду, 13 июля, на заседании межведомственного оперативного штаба по организации и осуществлению мер пожарной безопасности и тушению лесных пожаров, которое провели первый заместитель губернатора – председатель правительства Иркутской области Александр Битаров и начальник Сибирского регионального центра МЧС России Сергей Диденко, было принято решении об отмене режима ЧС в регионе.

По сообщению министра лесного комплекса Иркутской области Сергея Шеверды, на тот момент в регионе действовал один пожар на площади пять гектаров. Он был обнаружен накануне в Качугском районе в авиационной зоне применения сил. На его тушении на следующий день был  задействован 41 десантник, в том числе 32 передислоцированных сотрудника ФБУ «Авиалесоохрана». 

Основные силы федерального резерва, участвовавшие в тушении лесных пожаров в Иркутской области, сейчас готовятся к перевозке к местам постоянной дислокации, куда они будут отправлены в течение двух ближайших суток.

«С помощью федеральной группировки МЧС, федерального резерва Рослесхоза и, наверное, с помощью погоды мы, наконец, справились с ситуацией по пожарам и на сегодня их практически затушили. Но погода по-прежнему нестабильная, поэтому обращаюсь ко всем мэрам, председателям муниципальных КЧС с просьбой не снижать внимания, чтобы не допустить ситуации, которая у нас была две-три недели назад», – подчеркнул Александр Битаров.

По информации ФБГУ «Иркутское управление гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды», чрезвычайный (V) класс пожароопасности в лесах сегодня зафиксирован в Жигаловском районе, высокий (IV) класс – в Казачинско-Ленском районе. Ещё в девяти территориях области установился III класс пожароопасности.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное