издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Лагерные миллионеры

Колючая проволока не стала помехой для аферистов

Главный герой этой публикации из тех людей, которые не теряются ни в какой ситуации. 34-летний Александр Макогонов, попавший в ангарскую исправительную колонию № 15 за 25 фактов телефонного мошенничества, сумел и в зоне строгого режима создать преступную организацию и заколачивать миллионы рублей. Что интересно – всё на тех же телефонных мошенничествах. Не стали для афериста помехой ни колючая проволока, ни внутреннее правило, запрещающее тем, кто отбывает наказание, иметь при себе мобильники и комплектующие к ним.

Запреты Макогонов обошёл очень просто. Несмотря на огромный криминальный стаж, не стал строить из себя блатного, а предпочёл втереться в доверие администрации учреждения и прикинуться «вставшим на путь исправления». Он даже получил должность дневального, то есть помощника начальника отряда. Тот факт, что опасного рецидивиста с десятком ходок в зону причислили к касте так называемых козлов – презренных в тюремной иерархии личностей, не гнушающихся открыто сотрудничать с «вертухаями», Макогонова нисколько не заботил. Главное, что должность, предписывающая «следить за порядком в отряде» и «докладывать администрации о происшествиях среди осуждённых», давала некоторую свободу действий. А обзавестись за колючей проволокой мобильником, как известно, для осуждённых не проблема – не перевелись ещё оборотни в погонах, готовые за вознаграждение в размере одной–двух тысяч рублей пронести запрещённый предмет «клиенту», мотающему большой срок. 

В ангарскую колонию житель Саратовской области Александр Макогонов заехал в марте 2014 года по приговору Центрального районного суда г. Тольятти. Не прошло и года, как он развернул за колючей проволокой бизнес, сфера влияния которого простёрлась на пять регионов страны – Липецкую, Иркутскую, Свердловскую области, Ямало-Ненецкий автономный округ и Республику Башкортостан. Под носом у режимников предприятие просуществовало, правда, относительно недолго – всего полтора месяца. Но за столь короткий срок аферисты, живущие в зоне, успели развести пару десятков старичков и одного малолетнего ребёнка почти на два миллиона рублей. 

Механизм вытаскивания крупных сумм из карманов людей, живущих за тысячи километров, секретом не является. О действии именно такой схемы хищений много раз предупреждали всех нас сотрудники полиции, в том числе и через СМИ, и, надеюсь, меня не начнут упрекать в том, что я учу читателей аферам. Александр Макогонов узнавал код региона и звонил по своему мобильнику на стационарные телефоны. Номера набирал наугад, но, как только слышал в трубке старческий голос, разыгрывал целое представление. Сначала представлялся сыном или внуком, который попал в беду и будет привлечён к уголовной ответственности, если не заплатить нужному человеку кругленькую сумму. После чего «сын» или «внук» напуганной старушки передавал трубочку «сотруднику полиции Сергею Ивановичу», который берётся всё уладить, «подмазав кого следует». 

Обе роли – и взволнованного «родственника», и ушлого «Сергея Ивановича» – играл сам Макогонов, подавая реплики действующих лиц этой инсценировки совершенно разными голосами. Но при нём всегда был один из подручных. Ангарчанин Евгений Евграфов, житель Уфы Ренат Каразбаев и Руслан Магизов из посёлка Мегет Иркутского района отбывали наказание за имущественные преступления в том же отряде № 8, где «за порядком» следил Макогонов. Они охотно вступили в созданную им преступную организацию. Пятым членом организованной преступной организации стал 28-летний ангарчанин Дмитрий Широков, который находился по другую сторону колючей проволоки – отбывал сразу два условных наказания за кражу и угрозу убийством. В криминальном предприятии он подвизался на роль доверенного лица, забиравшего у стариков деньги, необходимые якобы для вызволения из беды родственника. В окрестностях Уфы эту работу выполнял самый старший из подельников – 52-летний Александр К. Он, кстати, единственный из компании не имел судимостей и о существовании организации не знал  – ему вменили совершение преступлений по предварительному сговору.

Макогонов оказался очень талантливым артистом и прекрасным психологом. Его бы способности и энергию да в мирное русло – цены бы ему не было. Он умудрялся захватить пожилых людей врасплох, заставлял их безоговорочно поверить в страшное несчастье – что-то типа «задавил на машине человека» – и возможность откупа. И, не давая старикам опомниться, вытягивал у них сотни тысяч рублей. Некоторые отдавали всё, что у них было более-менее ценное. Одна бабуся, не имея необходимой для спасения ребёнка наличности, добавила к деньгам, припасённым на похороны, ещё и зубные протезы. Другая, не сумев наскрести на «взятку полицейским», отдала телевизор, обручальное кольцо и бензиновую грелку для рук. Некоторым старикам аферист звонил по нескольку раз и голосом «Сергея Ивановича» сетовал, что внесённой суммы не хватило для подкупа жадных правоохранителей. И всякий раз обманутые люди изыскивали дополнительные средства, вручая их «курьеру». 

Найти человека, который собирал бы деньги со старух, обезумевших от тревоги за попавшего в беду сына или внука, оказалось тоже нетрудно. Макогонов просто звонил в фирму такси того города, на который собирался накинуть сеть, и просил дать ему номер сотового телефона человека, занимающегося частным извозом. А уж с таксистом договаривался, по какому адресу подъехать за деньгами и на какой счёт их перечислить. Заранее оговаривалась и сумма вознаграждения за услугу – от пятисот до пяти тысяч рублей за одну операцию в зависимости от полученной прибыли. Кстати, обычно таксист был в курсе, что участвует в афере.  

Жертвами мошенников стали в основном бабушки в возрасте от 65 до 95 лет. В число одураченных попали также три старичка, малолетний ребёнок и молодая женщина. Развести престарелых людей на деньги сложности не представило – все они были готовы расстаться с заначками ради благополучия сына, внука, правнука, а в трёх случаях даже зятя. Приговор Ангарского городского суда хоть и написан сухим казённым языком, но читать его без волнения невозможно – настолько трогательна любовь к родным этих людей, доживающих свой век. Их доверчивость просто поражает. Таксисты, которых нанимали мошенники, приезжали к жертвам даже глубокой ночью. И бабушки без разговоров открывали двери своих квартир и вручали совершенно незнакомым людям все свои накопления. 95-летняя старушка, которая и передвигаться-то самостоятельно уже не могла, согласилась, чтобы её посадили в машину и занесли в Сбербанк, где она сняла 350 тысяч рублей для своей кровиночки. Ещё впечатляет, что так много людей, которые прожили долгую и трудную жизнь, нисколько не засомневались в корыстности полицейских, якобы за мзду освобождающих виновных от уголовной ответственности.  

К каждой из жертв аферист сумел найти нужный подход. Когда, например, трубку взял 9-летний ребёнок, артист Макогонов, быстро сориентировавшись, заявил, что звонит коллега мамы по работе. Маму якобы могут посадить в тюрьму, и она просила доченьку передать знакомому, который сейчас подъедет, все ценности, что есть в доме. Напуганный ребёнок сделал всё, чтобы выручить маму: девочка собрала целую кучу украшений из золота и драгоценных камней. Она вручила дяденьке 11 маминых колечек, 9 пар серёжек, 6 кулонов, 4 браслета и цепочку. Эти вещи стоимостью 238 тысяч рублей таксист продал за 40 тысяч. Но Макогонову этого показалось мало – у него хватило наглости через неделю позвонить по тому же домашнему телефону и предложить уже маме помочь вернуть брюлики. За услугу он попросил относительно недорого – всего три тысячи рублей, которые поверившая ему женщина тут же перевела на продиктованный счёт. 

Лишь одна из потерпевших по этому уголовному делу, согласившись поначалу отдать деньги, чтобы выручить сына, догадалась позвонить своему чаду. И удостоверилась, что ни в какую аварию её ребёнок не попадал и никого на дороге не давил. Ещё одна, уже сняв со счёта в банке требуемую сумму, вдруг усомнилась и оставила мошенников ни с чем. 

Криминальное предприятие не лопнуло даже после того, как в Уфе был задержан один из дельцов – занимавшийся частным извозом К. Причём полицию вызвали бдительные сотрудники Сбербанка, почуявшие неладное в суматошных действиях пожилой клиентки, обнулившей счёт. Макогонов выждал всего неделю, узнав об аресте подельника, и опять закинул удочку. Только сменил регион да стал из осторожности запрашивать меньшие суммы. Впрочем, «скромности» ему хватило ненадолго, вскоре мошенник вернулся к привычным оборотам. 

При ознакомлении с этим приговором Ангарского городского суда возникает, конечно, много вопросов. Прежде всего, как можно проворачивать такие дела в колонии строгого режима? Выяснилось, что длительные междугородние переговоры преступники проводили в самое разное время – и ночью, когда все спали, и в обеденный перерыв, и рано утром, и после рабочего дня. Чаще собирались для этого в раздевалке. Поскольку заправилой был сам дневальный, призванный следить за порядком, бояться было нечего. Но зачем заключённым такие деньги? Семьи никто из них, кроме Каразбаева, не имеет. В зоне строгого режима нет ни ресторанов, ни саун, ни девушек по вызову. По крайней мере, законом такие развлечения отбывающим наказание запрещены. Тут, мне кажется, всё дело в интересе – ну не может такой человек, как Макогонов, жить без любимого дела! А риск позволяет авантюристу, видимо, почувствовать дополнительный кайф. 

Поразвлекавшись обманом стариков полтора месяца, лагерные миллионеры оказались под следствием и добавили к своим срокам  дополнительные. Им, правда, хватило смекалки сразу признать вину, «чистосердечно раскаяться», написать явки с повинной, помочь в раскрытии преступлений и заявить ходатайства о вынесении приговора в так называемом особом порядке – без судебного следствия. Всё это было учтено при назначении наказания. Но, кроме смягчающих обстоятельств, имелось одно, но очень важное отягчающее – рецидив преступлений.  

В результате Александр Макогонов, которому оставалось сидеть 4,5 года, останется в зоне на 11 лет. К тому же его признали особо опасным рецидивистом и перевели со строгого режима на особый, тюремный. Там бывшему дневальному придётся надеть костюм в полосочку, а вот устроиться с таким комфортом, как это было в 15-й колонии, вряд ли удастся. Его подельники из 8-го отряда 15-й колонии остались на строгом режиме. Евгений Евграфов будет сидеть за колючей проволокой ещё 10,5 года, Ринат Каразбаев освободится через 9 лет. Руслан Магизов должен был уже через несколько месяцев выйти на волю, но вместо этого задержится на шесть лет и три месяца. Дмитрию Широкову суд отменил лафу в виде условного лишения свободы, и он загремел в колонию строгого режима на 6,5 года. Условное наказание из всей компании получил только ранее несудимый таксист К. – три года с испытательным сроком 4,5 года.    

Гражданские иски всех потерпевших суд удовлетворил полностью, обязав возместить причинённый хищениями ущерб солидарно. 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер