издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А где твой чёрный пистолет

На выставке в Музее истории Иркутска представлено уникальное именное оружие

Пистолет ТТ, «Тульский Токарева». Когда-то был в руках милиционера, сегодня – музейный экспонат. Именное оружие, на стволе гравировка, датированная 1943 годом. Рядом пистолет Коровина и тоже именной, надпись на рукояти гласит: «Инспектору с/ч Ачинского уголрозыска Елизарьеву за успешную работу по ликвидации банды. От Ачинского ОИК. 25.XII.30». За этими короткими надписями – целая эпоха. Первый пистолет принадлежал когда-то легенде иркутской милиции Григорию Абрамовичу Трояновскому. Второй – свидетель тех времён, когда в 1930 году в Ачинском округе брали банду Пимщикова-Озёрных.

«Боло»-маузер

Наган, ТТ, маузер, милицейская шашка, знаки отличия, Уголовный кодекс редакции 1926 года – в одной витрине. Кистень, кастет, обрезы – в другой. Даже в мирной музейной экспозиции милиция и бандиты разделены. В Музее истории Иркутска имени А.М. Сибирякова открылась выставка, посвящённая становлению советской милиции с 1917 года и её работе вплоть до 1946 года. Львиная доля экспонатов – из собрания музея ГУВД по Иркутской области. Музей истории Иркутска реализует трёхгодичный проект со­вместно с ГУВД. В 2015 году прошла выставка, посвящённая истории полиции в дореволюционном Иркутске. В следующем, юбилейном году, когда будет праздноваться 100 лет советской милиции и современной полиции как её правопреемницы, появится экспозиция о работе милиции с 1946 года до сего дня. Нынешняя выставка посвящена эпохе существования народного комиссариата внутренних дел, НКВД, который в 1946 году был переименован в Министерство внутренних дел. 

«Это то оружие, которым наши милиционеры защищали честь и достоинство людей в начале 20 века», – рассказывает заведующий отделом истории музея Евгений Меньшагин. В его руках наган, легендарный револьвер, который используется с конца 19 века и до сего дня. Рядом на витрине маузер – весьма интересный, с кобурой-прикладом. Маузер носился в этой кобуре, а в боевой ситуации приклад-кобура вставлялся в паз, расположенный в задней части рукояти пистолета, и можно было стрелять, как из карабина. «В нашем сознании маузер укрепился как революционное оружие, – говорит Евгений Меньшагин. – Но это далеко не так, потому что на момент революции маузеров было мало в России. Ими в своё время вооружали флотские абордажные команды. И определённое количество продавалось в оружейных магазинах. 

Данный маузер создан на базе К-96, но уже в 1920-х годах. Длина его ствола 98 мм. У стандартного маузера – 140 мм. Плюс немного изменена рукоять. Этот маузер в количестве около 100 тысяч экземпляров был заказан советским правительством в 1920-х годах за рубежом для вооружения сотрудников НКВД». Это время окончания первой мировой войны, подписания Версальского мирного договора. А по одной из статей этого договора Германии было запрещено иметь пистолеты с длиной ствола больше 100 мм. Поэтому в Россию и попали маузеры с длиной ствола 98 мм. Его называли за рубежом «Боло»-маузер, «большевистский маузер». Как раз этот экземпляр закупали для бойцов ­ОГПУ и ГПУ, а затем для НКВД. 

«Кстати, попробуйте передёрнуть затвор, – Евгений Меньшагин протягивает мне маузер. Мне не удаётся оттянуть затвор даже на миллиметр. «Нужно было приложить серьёзное усилие, чтобы передёрнуть затвор маузера, – смеётся музейщик. – В кино же мы видим многочисленных комиссарш с маузерами, которые легко и непринуждённо стреляют. А на самом деле женщине с маузером управляться трудно. Возьмите тот же ТТ, здесь уже дама легко справится с затвором».  

Пистолет «Чёрного ворона»

Кистень – оружие бандитов

Маузер, конечно, великолепен, но нам было интересно именное оружие. Ведь за ним – живые люди, их судьбы. Евгений Меньшагин достал первый пистолет. Это знаменитый ТТ, «Тульский Токарева» – один из самых мощных пистолетов в мире. «Даже немцы любили наш ТТ, не говорили о нём плохого, и он был принят у них на вооружение, – говорит Евгений Меньшагин. – Конечно же, пистолет Люгера красавец, рукоять удобна для стрельбы, да и другие его характеристики великолепны. Да, прекрасный пистолет, но разведчики говорили о другом. Офицер, провоевавший в разведке с 1941 по 1945 год, рассказывал о том, что из ТТ они резали верёвку на расстоянии 30 шагов. Вот такая точность у «Тульского Токарева». 

Этот экземпляр ТТ необычный. На стволе выгравирована надпись: «Трояновскому Григорию Абрамовичу от НКВД СССР. 1943 г.» «Мы знаем, что пистолеты с дарственными надписями пришли в музей ГУ МВД по Иркутской области от родственников милиционеров, – рассказывает Меньшагин. – Пока мы скрупулёзно историями надписей не занимались». 

Имя Григория Абрамовича Тро­яновского в истории милиции Иркутска хорошо известно. В 1982 году в журнале «Байкал» вышла повесть Эдуарда Дроздова «Чёрный ворон. Записки о сотруднике уголовного розыска». Их героем как раз и был Григорий Абрамович Трояновский, ветеран советской милиции, которого бандиты называли «Чёрным вороном». Григорий Абрамович происходил из семьи политических ссыльных, польских повстанцев. Родился в Новой Уде, в 1921 году вместе с другом Иосифом убежал из дома, оба они стали сыновьями 104 полка 30-й дивизии, воспитывались при хозвзводе, потом были рядовыми. После демобилизации, в 1927 году, Трояновский был принят в угрозыск. 

Первое своё дело он помнил очень хорошо, молодого тогда паренька Трояновского взял с собой ветеран иркутской милиции Фёдор Герасимович Роденков.  В одной иркутской усадьбе убили целую семью, включая  восьмилетнего мальчика и полугодовалую девочку. Оказалось, соседи позарились на золото, которое якобы привёз с собой из бодайбинской старательской артели сын убитых стариков. Трояновский сумел выйти на след одного из убийц,  тот признался, сдал сообщника, и дело было раскрыто. 

Потом были следственная работа на золотых приисках, поимка бежавшего бандита Мишки Стрекочинского, который прятался в собачьей будке. Тяжёлый 1942 год, скопившиеся в Иркутске пассажиры, которых не пускали на восток, опасаясь возможной войны  Японией, и всевозможные воры, обрадовавшиеся такому наплыву транзитников. Трояновскому в том 1942 году пришлось ловить дезертиров. Одним из них был Михаил Новаковский, который бежал с фронта и приехал в Иркутск с целью убивать и грабить стариков и немощных. 

Гравировка на пистолете ТТ датирована 1943 годом, и вполне вероятно, что вот за такие дела – работу с ворьём, обиравшим и без того замученных войной людей, поимку дезертиров – Трояновскому и было вручено именное оружие. А в 1944 году Трояновский оказался в числе тех, кто поехал в западные районы страны помогать искать залёгших на дно бывших полицаев. Трояновского назначили заместителем начальника отдела транспорт­ного управления милиции Московско-Киевской железной дороги. 

В 1951 году подполковник Григорий Трояновский вернулся в Иркутск на должность заместителя начальника управления охраны ВСЖД. На его груди были уже орден Ленина и орден Красного Знамени за работу на западе страны, а также другие награды, полученные раньше. Именной пистолет «Чёрного ворона» сегодня хранится в музее ГУ МВД по Иркутской области, а в эти дни любой его сможет увидеть в Музее истории Иркутска.

«За ликвидацию банды…»

Евгений Меньшагин: «Все экспонаты очень интересные, это целая эпоха»

– А вот история пистолета Коровина весьма интересная, – говорит Евгений Меньшагин. – Пистолет создавался по заказу спортивного общества «Динамо». Вот этот экспонат относится к самому распространённому пистолету Коровина под патроны калибра 6,35. Спортивные пистолеты обычно бывают с ортопедической рукоятью, наклоном. А этот? Он какой-то непонятный. А положите его в карман и попробуйте вынуть. Очень легко вынимается, нет никаких зацепок. И, когда его берёте, он сразу ложится в ладонь. Вес его весьма мал, в два раза меньше, чем вес ТТ, до 400 грамм. Спусковой крючок тянется не на себя, а немного вниз. Пистолет в результате не дергается в руке. Мне встретились воспоминания оперативников, которые работали с такими пистолетами в 1930-х годах. Они все как один отмечают его высокую точность. Дело в том, что под этот пистолет делался свой патрон, внешне он был идентичен с патроном Браунинга, однако насыпка пороха была больше, а мощность патрона на 20% выше. Это и давало высокую точность. Выпущено таких пистолетов было много, им вооружались сотрудники НКВД, высший командный состав, партийные руководители. Часть пистолетов была пущена на награждения отличившихся сотрудников и армейских командиров и даже стахановцев. Но в первую очередь он создавался как пистолет для оперативников. 

Дарственная надпись на руко­яти как раз говорит о том, что оружие было вручено оперативнику. Однако проследить историю тут сложнее,  чем с ТТ Трояновского. Выгравирована только фамилия инспектора угрозыска, без инициалов: «Инспектору с/ч Ачинского уголрозыска Елизарьеву за успешную работу по ликвидации банды. От Ачинского ОИК. 25.XII.30». Однако есть указание на Ачинский угрозыск, и дата примечательная – 1930 год. Если обратиться к истории тех лет, то установим, что с января по июнь 1930 года Ачинский угрозыск в тяжёлых условиях, проведя несколько операций, потеряв много сотрудников, совместно с коллегами из Хакасского округа наконец уничтожил хорошо организованную шайку, возглавляемую бандитом Пимщиковым–Озёрных. Видимо, инспектор Ачинского угрозыска Елизарьев был среди тех, кто отличился в этой операции, за что и получил именное оружие. 

Дора и труп супруга

Пистолет Коровина – именное оружие за ликвидацию банды в Ачинском уезде

С каким оружием ходили бандиты? Как и у милиционеров, у них были парабеллумы. Стрелял этот пистолет хорошо, у него высокая точность. Однако по сравнению с ТТ был неудобен в стрельбе от бедра. Кроме того, у него необычный взвод, все пистолеты взводятся назад, а в этом случае нужно дергать вверх. «У нас на выставке образец дореволюционного парабеллума 1916 года. По мощности патроны у парабеллума ниже, чем у ТТ, но 9-миллиметровая пуля имеет более высокое останавливающее действие», – рассказывает Евгений Меньшагин. В своё время очень много парабеллумов принесли с фронта. 

Рядом с парабеллумом – два обреза. Один из них интересен тем, что затвор напоминает трёхлинейную винтовку. Но это не она. После гражданской войны в 1920-х годах на базе трёхлинеек начали создавать охотничьи ружья по предложению конструктора Фролова. И этот обрез сделан из охотничьего ружья. Второй обрез опять же был изготовлен из охотничьего ружья, но уже сделанного из винтовки системы Бердана. Из списанных «берданок», вытесненных трёхлинейками, в своё время стали делать охотничьи ­ружья. А уже бандиты переделывали их в обрезы. 

Иногда орудия убийств были проще пистолетов, но не менее страшными. С 1920-х годов сохранился в музее ГУ МВД бронзовый самодельный кастет, усыпанный шипами. Размозжить голову такой «игрушкой» – проще простого. Рядом с кастетом лежит кистень – на деревянную рукоять надето навершие, к которому прикреплена железная цепь, увенчанная увесистой гирей, шаром. «Кистень известен ещё с 13 века, – говорит Евгений Меньшагин. – Он был на вооружении до того момента, пока не появилось огнестрельное оружие, а в дальнейшем кистень облюбовали бандиты. Достаточно спрятать его под одеждой, выйти на дорогу, быстро размотать и ударить человека по голове. Выжить после такого удара трудно. Мёртвого или полуживого человека грабили и оставляли истекать кровью». 

Рядом с орудиями убийства – фотографии тех, кто, собственно, убивал и не раз. «Это известные бандиты, уничтоженные на территории Иркутской области в первые годы советской власти, – рассказывает Евгений Меньшагин. – Вот тут фото Развозжаева, Донского, супругов Черепановых и, конечно же, самого знаменитого – Григория Кочкина и его банды, орудовавшей в наших краях с 1921-го по 1929 год». 

12 июля 1929 года газета «Голос бедноты» вышла с заголовком: «Убит бандит Кочкин». «Кочкин был убит выстрелом из винтовки сотрудником уголовного розыска Н. , – писала газета. – Пуля попала в шею и вылетела в правый глаз. Дора не успела опомниться, как была схвачена». Дора – это кличка супруги Кочкина Анисьи Саломатовой, члена банды. «4 июля труп Кочкина в автомобиле был увезён в д. Кочкину, родину бандита, для опознания его населением. Кочкины сначала не верили, что именно это Кочкин. Среди них установилось мнение, что Кочкина убить нельзя, он заговорён…» Именно тогда было принято решение сделать фото трупа. 

– Обратите внимание, практически на всех выставленных нами фото – трупы бандитов, – рассказывает Евгений Меньшагин. – Если убивали главаря банды, который держал в страхе всю округу, его труп обязательно нужно было показать населению, чтобы все убедились – с бандой покончено. Тело бандита возили по деревням, показывали. Специально делали фотографии трупов, чтобы можно было предъявить. Вот, к примеру, Дмитрий Донской. Мы специально поставили две фотографии рядом – живого Донского, и его труп. Посмотрите, какой он был бравый при жизни, унтер-офицер, красавец. И каким жалким выглядит он же убитым. Ещё одна особенность: фотокамеры тех времён были несовершенны, ставили их на треноги. Лежащий труп сфотографировать было сложно. Поэтому мертвецов прислоняли к стене, садили на стул, фиксировали. 

И в таком виде снимали. Вот так было сделано знаменитое фото трупа Кочкина с женой Анисьей Саломатовой. Её взяли живой и заставили сфотографироваться рядом с сидящим мертвецом-супругом. Позже она тоже была расстреляна. 

Вербовочный документ

На выставке – масса уникальных документов. Есть образец вербовочного документа. Когда ловили мелкого бандита, то предлагали ему сотрудничество. Вот один из таких образцов: «Двадцатого года декабря дня. Я, нижеподписавшийся бурят улуса Байго Эхиритского Ревкома Шопхоев Табанай, даю настоящую подписку особому отделу Иркутскгубчека о том, что я, как пойманный и уличённый член тайной иркутской организации Ивана Михайловича Хромцева, чтоб заслужить себе прощение и реабилитировать себя перед советской властью,­ обязуюсь: 1) арестовать и доставить в особый отдел бурят Ивана Дмитриева, Степана Магазаева, Бужиная Богдишкина, Илью Никифорова, участников организации; 2) честно работать по вылавливанию членов тайной организации черепановской и других, оперирующих в районе Иркутского и Верхоленского уездов; 3) доносить обо всех замеченных действиях организаций и вообще быть агентом по доставке сведений». 

Отдельная витрина посвящена «дяде Мише», знаменитому сыщику Михаилу Николаевичу Фомину. «Сыскарь, говорят, был от Бога. Его уважали и чтили не только коллеги, но и преступники. До 1946 года он получил медаль «За отвагу» и орден Красного Знамени, работая на тайном фронте, борясь с преступниками», – говорит Евгений Меньшагин. Он отметил, что в витринах выставлена лишь малая часть из большого собрания музея ГУВД, и в юбилейный 2017 год выставка будет ещё интереснее, а уникальных предметов – больше.  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное