издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Петров, до свидания

Экс-замдекана истфака ИГУ намерен восстановиться на работе

Бывший заместитель декана исторического факультета ИГУ Алексей Петров намерен обратиться в суд, требуя своего восстановления на рабочем месте. Профком вуза на прошлой неделе проголосовал против увольнения Петрова. Однако ректор посчитал, что должен выполнить предписание прокуратуры, и Алексей Петров был уволен 16 ноября за 40 минут до назначенного в его поддержку пикета. На пикете собралось около 200-220 человек, в их числе преподаватели, студенты, участники проекта «Прогулки по старому Иркутску».

«Петров, давай, до свиданья! Твой универ» – такие открытки общественный деятель и краевед Алексей Петров раздавал на пикете, собравшемся у памятника Александру III 16 ноября. На каждой Петров расписывался. Пикет-поддержка сразу превратился в пикет-пост­фактум. За 40 минут до его начала Алексей Петров был уволен решением ректора, в этот же день профком проголосовал за то, чтобы оставить заместителя декана истфака на работе. На пикете собралось около 200-220 человек. Это были студенты, преподаватели, постоянные участники проекта «Прогулки по старому Иркутску», представители партии «Яблоко», в толпе мелькали люди от КПРФ, «Демократического выбора», представитель «Гражданской платформы» Владимир Матиенко. 

Самый крупный плакат развернули студенты Петрова, от руки на нём было написано: «Не увольняйте Петрова. Петров нужен истфаку». Было много рисованных от руки плакатов, к примеру такой: вождь Партии дураков Петрович пришёл с мешковиной на груди, на которой было написано: «Всех не уволите. За нами Байкал». Люди быстро разобрали и отпечатанные в типографии плакаты: «Петровыми не разбрасываются», «Университет – территория свободы», «Петров наш» (буква «а» была исправлена на «я», и получалось «Петров няш»).  

Некоторые поднимались на импровизированную табуреточку и говорили речи. Особенно трогательными были старики, которые благодарили Алексея Петрова за «Прогулки по старому Иркутску». Было весьма холодно, шёл снег, с Ангары дул сильный ветер, но студенты и бабушки стойко стояли с плакатами. В это же время в местной сети «Фейсбук» можно было наблюдать других друзей изгнанного Алексея Петрова. Один из местных пиарщиков сфотографировался под пальмами на пляже. Вместе с друзьями в полосатых трусах и летних майках он кокетливо держит плакатик «Петров, мы с тобой!». В антураже сумерек, воющего ветра и снега над пикетчиками это послание  смотрелось странно.    

Был на пикете и автор заявления в прокуратуру, с которого и началась проверка трудовой деятельности Петрова, приведшая к увольнению, – Сергей Позников. Его обступили пикетчики и журналисты. «Вы не боитесь, что с вами поступят так же?» – спросила его женщина. – «Как?» – «А вот так, как вы поступили. Это же прямой донос, понимаете?» «Если я нарушаю закон, то что такого в заявлении?» – ответил он. Одна из бабушек вдруг начала говорить, что была на мемориале репрессированным в Пивоварихе. «А теперь вот доносчика увидела…» – сказала она. «А чё бы нам его и не побить?» – предложила женщина, едва доходившая Сергею Позникову до плеча. Но мужчины, бывшие тут же, предпочли промолчать.  

Ректор Александр Аргучинцев объяснил свою позицию в блоге на сайте ИГУ. Он заявил, что считает полученные от Петрова пояснения отсутствия в ИГУ с 17 по 20 октября неуважительными. Поскольку отъезд Петрова из Иркутска «по состоянию здоровья» противоречит правилам внутреннего распорядка ИГУ, согласно которым преподаватель, не вышедший на работу по болезни, обязан незамедлительно уведомить об этом непосредственное руководство, а потом предоставить документ, подтверждающий уважительную причину неявки. Петров, со слов ректора, документы не предоставил. Именно эта неявка на работу и послужила основой для решения об увольнении.  

Александр Аргучинцев ссылается на данные проверки прокуратуры, согласно которым Петров отсутствовал на рабочем месте с октября 2014 по март 2015 года 75 рабочих дней. «Срок давности дисциплинарных взысканий по этим фактам для указанного работника истёк, но не истёк для руководства факультета, – заявил ректор. – Считаю, что указанные данные подтверждают неоднократность нарушений трудового законодательства работником. Выезды осуществлялись без предоставления документов, подтверждающих нетрудоспособность, оформ­ления отпусков или командировок». Были, как известно, выявлены факты отсутствия Петрова на рабочем месте 4, 6, 7 и 8 рабочих дней подряд. 

Никакой информации о том, что пригласивший в разгар общественного внимания к ситуации Алексея Петрова на встречу губернатор Сергей Левченко предпринял какие-то практические шаги в его поддержку, так и не появилось. Наблюдатели отметили, что  официальной информации о состоявшейся встрече пресс-служба губернатора, сопровождающая каждый его шаг, так и не распространила. «Серый дом» ограничился тем, что не опроверг сообщение о контакте Петрова и Левченко, размещённое информагентством «Альтаир».

«При выборе между двумя вариантами дисциплинарного взыскания (выговор или увольнение) учитывались объяснения работника на заседании профкома, – сообщил ректор. – Насколько я понял, такое поведение он считает абсолютно нормальным и обоснованным, то есть в случае продолжения трудовых отношений с университетом весьма вероятны и факты продолжения подобных действий». Александр Аргучинцев подчеркнул, что от Петрова «не поступало ни в каком виде просьбы о встрече или телефонном разговоре с ректором». 

– У меня была официальная бумага, письменное заявление, в котором я попросил перенести занятия в октябре на более поздний срок в связи с решением вопросов по здоровью. Это заявление мною было предоставлено непосредственному руководству факультета, – сказал Алексей Петров. – Более того, лекции я позже прочитал, все необходимые знания за период моего отсутствия студенты получили. Однако мне вменяют, что я составил заявление ненадлежащим образом и не уведомил самого ректора о переносе занятий на более поздний срок. Но ведь, если каждый преподаватель будет за этим ходить к ректору, как ректор будет работать? Сутками подписывать заявления?

На тезис Александра Аргучинцева о том, что Алексей Петров не попытался связаться с ним и обсудить ситуацию, Петров заявил: «Они наговорили обо мне очень много неприятного, выставили меня никчёмным человеком. Не сказали ни одного доброго слова о том, что я делал. У меня просто не было желания встречаться и что-то обсуждать». 

В свою очередь, окружённый пикетчиками Алексей Петров на вопрос о том, что намерен делать в ближайшее время, отшутился: «Сейчас пикет кончится, у меня собрание у детей в школе». Однако позже в беседе с «Конкурентом» он заявил, что готовит судебный иск о восстановлении на работе.  

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное