издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Гангстеры из глубинки

В областном суде завершается рассмотрение уголовного дела по банде, нападавшей на «Почту России»

Бритоголовые парни, сидевшие в «клетке», слушали речь прокурора, выступавшего в прениях сторон, со спокойной улыбкой. На дерзких разбойников молодые люди совсем не походили, но судебное следствие подтвердило: именно они, сколотив банду, в течение двух лет держали в страхе сотрудников «Почты России» в Черемховском районе и его окрестностях, совершив грабёж и четыре вооружённых нападения на отделения ФГУП и машины, развозившие пенсии.

На скамье подсудимых сегодня двое обвиняемых в бандитизме – жители посёлка Михайловка Дмитрий Пилипенко и Вячеслав Жилкин. Их подельник – усольчанин Сергей Ильев – участвовал лишь в одном разбойном нападении и членом вооружённой организации не был. В этой компании не хватает ещё одного из главных действующих лиц криминальной истории – бандита Максима Скопика, дело которого выделено в отдельное производство в связи с досудебным соглашением. Он уже выслушал обвинительный приговор и готовится отбывать назначенное ему наказание – 6 лет 10 месяцев колонии строгого режима. «В ходе судебного процесса удалось восстановить полную картину событий, произошедших в 2013–2015 годах с участием подсудимых», – отметил в прениях государственный обвинитель Валентин Люцай. Сотрудник отдела гособвинителей прокуратуры Иркутской области считает вину подсудимых в особо тяжких преступлениях полностью доказанной.

Почтовиков не грабил только ленивый

Идея сколотить банду и «подрабатывать» разбоями возникла у самого старшего из приятелей –36-летнего Дмитрия Пилипенко. Жилкин, живущий с ним по соседству, и Скопик, имеюший криминальный опыт и судимость за кражу, план в целом одобрили. Найти в Михайловке работу с хорошей зарплатой непросто, каждому из приятелей приходилось крутиться, чтобы содержать семью. Пилипенко спекулировал соляркой – скупал горючее в деревнях, перепродавал его с наценкой. Жилкин получал зарплату сторожа, работая в поселковой администрации, и занимался скупкой автомобилей после аварий и восстановлением транспортных средств для дальнейшей реализации. При этом приятели были владельцами внушительного арсенала. Три обреза достались им якобы по наследству от умерших отца и тестя. Переделанный под стрельбу патронами газовый пистолет Жилкин, по его утверждению, нашёл в купленной на запчасти иномарке. Оружие валялось у одного в гараже, у другого – в квартире, что называется, без дела, пока ему не нашлось применение в разбоях. Лишь счастливой случайностью можно объяснить тот факт, что ни один из стволов при нападениях так и не выстрелил в потерпевших. Пистолет и обрезы во время налётов всегда находились при бандитах и были заряжены. Перед каждым преступлением оружие проверяли в лесу, целясь по банкам и бутылкам.

Выбор объектов для нападения объяснялся просто. Всем известно, что в почтовых отделениях и машинах нет нормальной охраны, а деньги, предназначенные для пенсий, концентрируются там ежемесячно. Почтовиков не грабил только ленивый. Пилипенко, скупая по деревням солярку, приметил, в какие дни и часы обычно доставляются средства для социальных выплат. Его предложение было принято, начинающие разбойники сразу распределили обязанности. Перед каждым налётом они вместе изучали окрестности, определяя место наблюдательного пункта, пути отхода. Потерпевших договорились держать под прицелом, угрожая в случае сопротивления убить. Скопику доверили обыскивать машины и сейфы в помещениях, Жилкину – обеспечивать наблюдение. Организатор и руководитель банды не пожелал оставаться в стороне и принимал активное участие в каждом нападении. Подготовка к каждому преступлению была очень тщательной. Экипировку – камуфляжные костюмы и чёрные трикотажные маски с прорезями для глаз – разбойники приобрели в усольском магазине «Охотник». Спецодежду дополнили перчатками для сокрытия отпечатков пальцев. Использовали чужие сотовые телефоны и сим-карты, купленные не на свои фамилии. С разбойничьей «получки» купили подер­жанные кроссовые мотоциклы, позволяющие скрываться с мест преступлений по бездорожью. Чтобы их не вычислили, регистрировать эти мобильные транспортные средства не стали. Прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры Валентин Люцай отметил повышение криминального профессионализма бандитов из глубинки. «Участников нападений отличали сплочённость, организованность, согласованность действий.

Потерпевшие давали показания, что преступники действовали очень быстро и слаженно, каждое их движение было заранее продуманным», – говорит младший советник юстиции.

Боевое крещение

Разбойничье ремесло добропорядочные жители Михайловки начали осваивать 6 февраля 2013 года. В утреннее время вооружённая компания на белой иномарке уже ждала в удобном месте, когда по трассе проедет машина с логотипом «Почта России», направляясь в деревню Касьяновка. Всё преступление заняло около пяти минут. За углом почты разбойники оставили автомобиль и с оружием в руках выдвинулись на свои посты. Пилипенко запер дверь отделения снаружи навесным замком, приготовленным заранее. Жилкин подошёл к кабине почтовой машины и, направив пистолет на водителя, приказал ему выключить двигатель и выйти. В это время охранник, сопровождавший груз, бросился бежать и спрятался за зданием почты, испугавшись нацеленного на него ствола. Ему крупно повезло, что разбойники сохранили хладнокровие и не стали стрелять. Скопик и Ильев обыскали салон так споро, что водитель, от страха присевший рядом с кабиной, успел увидеть из-под машины только ноги налётчиков, убегавших с места преступления с двумя мешками добычи. Обратный путь бандиты проделали по полевой дороге. Осмотрев похищенные кули, в одном обнаружили пачки с купюрами, в другом – бандероли и письма. Ненужное сожгли, деньги поделили поровну. Черемховскому почтамту был нанесён ущерб почти в полмиллиона рублей. Это было единственное преступление, в котором принял участие посторонний, не член банды. На предварительном следствии обвиняемые рассказали, что Пилипенко попросил дать младшему братишке, жившему в Усолье-Сибирском, возможность «немножко подзаработать», поправить материальное положение. Кроме 120 тысяч рублей, Ильев, похоже, «подзаработал» ещё и срок.

Выручка с учётом последующего «простоя», продлившегося 15 месяцев, была не такой уж огромной, как могло показаться сразу после нападения. Однако, по словам подсудимых, в посёлке и таких денег на жизнь хватает. Бросать новую «работу» бандиты не собирались. Наоборот, потратили время и деньги на то, чтобы разработать «бизнес-план» и обзавестись всем необходимым для систематических налётов. Пилипенко потребовал от членов шайки приобрести мобильные мотоциклы, а наводящие ужас чёрные маски были заменены мотоциклетными шлемами и закрывающими лицо тёмными очками.

Следующее нападение состоялось опять в Касьяновке – бандиты решили, что прошло достаточно времени, и удавшуюся попытку можно повторить. Но на сей раз всё пошло не так, как планировали. Мешок с ценным грузом сопровождающий уже занёс в помещение, и разбойникам досталась лишь принадлежащая сотрудникам мелочёвка типа мужской куртки из кожзаменителя да дешёвой женской сумочки с монетками в кошельке. Сотрудница почтамта, которая отправилась с бригадой, чтобы составить хронометраж, рассказала: «В салон, где я заполняла бумаги, заглянул мужчина в камуфляже и тёмных очках. В руках он держал пистолет. «Из машины выходим, пожалуйста», – сказал он». В это время водителю пришлось уступить место за рулём другому «вежливому» человеку в форме и с обрезом. Третий запирал навесным замком входную дверь отделения. Отогнав почтовую машину к пустырю, бандиты проверили добычу. Выхлоп оказался ничтожным, но разбойники умели учиться на своих ошибках. На подготовку следующего налёта ушло около четырёх месяцев.

В село Парфёново они приехали утром 3 ноября 2014 года на мотоциклах. Дождались, когда почтовая машина, развозившая средства для пенсионных выплат по структурным подразделениям, разгрузится. На этот раз бандиты забежали с обрезами в помещение почты и потребовали от начальника открыть сейф и отдать деньги. Когда тот подал инкассаторский мешок с пенсионными средствами, Пилипенко скомандовал Скопику обыскать ещё и подсобку. Там, действительно, хранилась дневная выручка. Общая сумма ущерба всё тому же Черемховскому почтамту составила на этот раз 315,3 тысячи рублей. Свидетелями разбоя стали две местные жительницы, которые так не вовремя надумали платить за коммунальные услуги.

Вся милицейская рать

Через восемь месяцев бандиты совершили очередную вылазку и были пойманы, хотя, как им казалось, продумали всё до мельчайших деталей. Объект нападения выбрали подальше от дома – в соседнем Заларинском районе. Чтобы не светиться на мотоциклах, завезли их в село Мойган с вечера на микроавтобусе главаря банды, спрятали в лесу напротив почтового отделения. Там же закидали ветками и рюкзак с обрезами. Ранним утром 8 июля 2015 года Жилкин, как обычно, занял наблюдательный пост на дороге. Подельники в лесочке дожидались его сигнала начать операцию. Когда машина с логотипом «Почта России» разгрузилась и отъехала, Пилипенко и Скопик заскочили в здание и забрали денежные средства. Четверо женщин – сотрудницы и клиентка – под дулом обрезов добросовестно выполнили требования разбойников. Стояли, как было велено, с опущенной головой и не шевелились. Начальница, правда, хотела схитрить и отделаться дневной выручкой в три тысячи рублей, но Скопик по команде Пилипенко произвёл обыск и обнаружил мешок с пенсиями. В нём оказалось почти 255 тысяч рублей, только бандиты даже не успели их пересчитать.

На обратном пути они решили «хлопнуть» ещё одно почтовое отделение – видели, что из деревни Аляты возвращается машина со знакомым логотипом. К тому времени разбойники так осмелели, что, заблудившись, спросили у прохожего, где находится почта.

В отделение зашли даже без оружия – молодая сотрудница послушно выложила из стола выручку и не стала препятствовать обыску.

Выбирая цели для нападений, разбойники прикинули, что отделение полиции находится от этих сёл далеко. Они не учли одного – полицейские тоже умеют работать слаженно и реагировать быстро. На розыск преступников был поднят личный состав полиции нескольких районов. «В оперативно-поисковые группы вошли все, кто живой и с оружием», – как выразился старший опер­уполномоченный отдела по борьбе с особо тяжкими преступлениями ГУ МВД Андрей Мазитов, который в тот же вечер был в Заларях для оказания помощи местным сыщикам. Дороги в округе оказались блокированными нарядами дорожно-патрульной службы и мобильными экипажами ГИБДД, прибывшими из областного центра. Шансов скрыться у преступников не было, но они об этом ещё не знали.

Бандиты возвращались домой с «работы» через село Голуметь, когда подозрительный мотоцикл, проходивший по ориентировке, заметил участковый. Майор полиции Виктор Машеев, которого сыщик Мазитов назвал «матёрым», не сразу начал погоню. Открыл капот старенькой «Нивы» и сделал вид, будто копается в нём, чтобы подпустить незнакомцев поближе. Потом перегородил им дорогу, выскочив с табельным пистолетом наперерез. Бандиты от неожиданности запаниковали. Один спрыгнул с мотоцикла и помчался к речке, другой попытался удрать на своём «Ирбисе», но вскоре бросил его. За бег­лецами какое-то время гнались жители села с криками: «Стой, кому говорят!» Жилкин ехал за подельниками на машине сзади, но потерял их из виду. Ночью он предпринял попытку вывезти спрятавшихся в лесу приятелей на «Жигулях» знакомого.

Но масштабные мероприятия полиции уже дали результат. Одна из поисковых групп наткнулась в лесу на потухший костёр с остатками обгоревшей камуфлированной формы. Сотрудник уголовного розыска Евгений Моисеев сообщил об этом дежурному, а вскоре заметил и бежевые «Жигули» шестой модели, куда, по последней информации, пересели нападавшие, чтобы уйти от преследования. На федеральной трассе машину уже поджидали инспекторы специальной роты ДПС из Иркутска. Пассажиров попросили выйти. И обратили внимание, что один из них мокрый, как будто искупался в речке прямо в одежде и с рюкзаком. Под сиденьем «шестёрки» при досмотре был обнаружен мешок с крупной суммой денег. Скопик среагировал молниеносно – прыгнул в кювет и сиганул через лес. Полицейские ночью долго гнались за ним по болоту, но тщетно.

Нетипичные бандиты

Пилипенко и Жилкин были в ту же ночь допрошены сотрудниками отдела по борьбе с особо тяжкими преступлениями ГУ МВД и дали признательные показания. Кроме двух свежих преступлений, по словам майора полиции Андрея Мазитова, выплыл и эпизод с нападением на почту в Парфёново. Но два разбоя на Касьяновку задержанные скрывали до последнего.

О них рассказал позже Скопик. Он прятался у знакомых до октября 2015 года. Трёх месяцев ему хватило, чтобы обдумать своё незавидное положение и принять единственно верное решение – сдаться. Беглец позвонил в ГУ МВД и попросил, чтобы за ним приехали сотрудники областного аппарата. «Когда мы явились по указанному им адресу, он уже ждал нас с вещами, необходимыми для тюрьмы», – рассказывает Андрей Мазитов.

В явке с повинной Скопик дополнил показания подельников двумя неизвестными ранее эпизодами и выдал ещё одного участника налёта – Сергея Иль­ева.

Уголовное дело находилось в производстве старшего следователя по особо важным делам Главного следственного управления ГУ МВД России по Иркутской области полковника юстиции Оксаны Васильченко. Рассказывая о перипетиях этой криминальной истории, она особо подчеркнула высокий профессионализм полицейских при задержании преступников. Заметила при этом: «Такое встречается не всегда. Молодцы, просто молодцы! Мне оставалось только доказать вину в бандитизме и нападениях – провести экспертизы, очные ставки, проверку показаний на месте».

К слову, это тоже было не просто. Пилипенко и Жилкин всю вину валили на объявленного в розыск Скопика, называя его и организатором банды, и инициатором нападений. Лишь после очной ставки со сдавшимся полиции бег­лецом Жилкин стал давать правдивые показания. Но главарь банды Пилипенко оказался, по выражению следователя, «сильно продуманным» и продолжал держаться собственного курса защиты. На допросах он говорил, будто в школе едва осилил четыре класса.

И хотя был уличён во лжи, всё равно пытался «косить под дурачка». Психолого-психиатрическая экспертиза даже не сразу смогла определить психичес­кий статус обвиняемого. Полгода Пилипенко пролежал в психиатрической больнице, где его признали вполне вменяемым и способным осознавать характер и общественную опасность своих действий, а также руководить ими.

Полковник юстиции Оксана Васильченко, следователь с большим стажем и опытом, назвала банду Пилипенко нетипичной. «Обычно налёты на граждан и организации следуют один за другим. Сделать перерыв, скорректировать дальнейшие действия – такое не в правилах бандитов. В этом уголовном деле всё было по-другому. После первого удачного нападения на почтовую машину в Касьяновке преступники затаились больше чем на год. Жили обычной жизнью, не привлекая к себе внимания. Не делали бросающихся в глаза покупок, не кидались в «красивую жизнь». На следствии пояснили, что они понимали – в небольшом посёлке каждый на виду, поэтому рисковать не стоит. Кроме того, эти жители Михайловки в принципе не подпадали под подозрение – они считались добропорядочными, непьющими людьми, заботливыми семьянинами», – говорит следователь, ещё раз отмечая чёткую работу полиции при задержании преступников и раскрытии серии разбойных нападений. Участковый уполномоченный полиции Виктор Машеев за проявленный профессионализм награждён в прошлом году медалью МВД России «За доблесть в службе».

Государственный обвинитель Валентин Люцай отметил в прениях, что в ходе предварительного и судебного следствия получено и исследовано достаточно доказательств, каждое из которых является относимым и допустимым, чтобы с уверенностью утверждать о виновности подсудимых. Он просил с учётом общественной опасности совершённых преступлений и смягчающих вину обстоятельств (положительных характеристик, наличия несовершеннолетних детей, признания вины, способствования расследованию) назначить Дмитрию Пилипенко 15 лет, Вячеславу Жилкину – 13, Сергею Ильеву – 7,5 года колонии строгого режима. Удовлетворению, по мнению прокурора, подлежат заявленные исковые требования о взыскании с виновных материального ущерба, причинённого преступлениями. Оказалось, что ФГУП «Почта России», которое трудно заподозрить в том, что оно заботится о безопасности сотрудников, побеспокоилось о судьбе вверенных ему денежных средств: все они застрахованы. Теперь в случае обвинительного вердикта осуждённые должны будут возместить компаниям «Росгосстрах» и «Ингосстрах» порядка 800 тысяч рублей, уже выплаченных «Почте России».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное