издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слово о Василии Томском

  • Автор: Владимир Ходий

Томский – псевдоним. На самом деле его фамилия Скрылёв, а имя и отчество – Василий Васильевич. Ровесник века, уроженец бывшей Енисейской губернии (ныне Красноярский край), он из той знаменитой когорты поэтов-энтузиастов, что в начале 20-х годов существовала в нашем городе и называлась ИЛХО – Иркутское литературно-художественное объединение. Напомню, в неё входили один из первых редакторов «Власти труда» Георгий Ржанов, а также впоследствии не последние имена в отечественной поэзии Иосиф Уткин, Валерий Друзин, Джек Алтаузен, Иван Молчанов-Сибирский и другие.

Василий Томский своё увлечение стихосложением успешно сочетал с активной работой на ниве журналистики – в 1923-1924 годах он был единственным сотрудником и вообще автором нашей газеты, кто почти ежедневно печатался на её страницах, причём под ведущими рубриками «По фабрикам и заводам» и «Труд и рабочая жизнь». Вот начало его репортажа с восстановленного в Иркутске после окончания Гражданской войны кожевенного завода «Сибиромонгол»:

«24 февраля 1923 года. Эта дата должна быть глубоко врезана на каменные страницы великой Книги Труда. Эта дата должна навсегда сохраниться в рабочей памяти. Эта дата огненными цифрами должна сиять высоко…

В этот день новый завод – дитя борьбы с разрухой – праздновал день своего рождения…»

А эпиграфом к репортажу стало его же четверостишие:

Мы топорубим, мы молоточим,гвоздим,

куём и сталельём.

Пришла пора сказать рабочим:

«Мы разрушали – мы создаём!»

В 1925 году Томского в составе группы ведущих сотрудников «Власти труда» – Ржанова, Адриана Вечернего (Голянковского), Александра Оборина и Марии Озерных – Москва направила на Дальний Восток на укрепление местной печати. Какое-то время он работал в Хабаровске в только что созданной краевой газете «Тихоокеанская звезда», и именно тогда он написал и переправил в Иркутск очерк, с которым мы сегодня знакомим читателей, под названием «Последние враги».

Кстати, о названии. «За эти годы, – вспоминал впоследствии Василий Васильевич, – я узнал и твёрдо запомнил две профессиональные истины: лучшая литературная правка достаточно грамотного материала – это отсутствие правки, а заголовок должен быть подобен ручке у чемодана – взял за ручку и весь чемодан поднял». Действительно, заголовок очерка «Последние враги» как нельзя лучше выражает его содержание, как и название ранее опубликованного во «Власти труда» репортажа «Совхоз Малая Топка».

Потом на смену Хабаровску пришли Чита, Омск, Урал, работа в газетах центра и юга страны. Когда началась Великая Отечественная война, добровольцем ушёл на фронт, командовал стрелковым взводом, был контужен, затем ранен, в итоге признан инвалидом первой группы. Врачи определили: практически слепой. Но страсть писать его не остановила, научился и в таком состоянии печатать на машинке.

И тут с ним вступил в переписку известный иркутский литературовед, тоже Василий, но только Прокопьевич, Трушкин. Он помог подготовить и издать в 1974 году небольшую книгу воспоминаний Томского под названием «Ветер юности. Иркутская поэма» с предисловием «Иркутянам двадцатых годов, илховцам, друзьям моим, живым и ушедшим, с благодарностью за то, что они были, с грустью о том, что всё прошло»…

В завершение ещё одна его мысль о журналистике: «В двадцатых годах нарком просвещения А.В. Луначарский совершал поездку по Сибири. Мне довелось сопровождать его на одном из маршрутов. Это был добрый и щедрый человек. Он просмотрел мои рукописи и сказал (я тогда взлетел на седьмое или восьмое небо), что видит во мне журналиста и что, как говорил В. Белинский, журналистом надо родиться. После я нашёл это высказывание Белинского: «Журналисты, как и поэты, родятся и бывают ими по призванию». А когда у А.С. Пушкина я прочитал, что «журналисты – сословие людей государственных», проникся я особым уважением к избранной мной профессии и всю жизнь стремился не уронить этого высокого звания».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер