издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Били, бьём и будем бить!

Игорь УРМАНОВ, «Восточно-Сибирская правда», 29 октября 1938 года

Японские самураи прочно укрепились на высоте Заозёрной. Все низкие перешейки, ведущие по болотистой низине к подножию сопки, все тропы и дороги на открытых местах были ими пристреляны. Едва показывался на этих порогах или тропах красноармеец, по нему открывали японцы бешеный огонь. Стреляли они плохо, но снарядов не жалели. Своим интенсивным огнём они хотели заставить красных бойцов отказаться от мысли овладеть захваченными высотами.

Опутавшиеся сетью проволочных ограждений, спрятавшиеся в глубокие окопы, японцы не прекращали огонь. Они уже считали захваченные сопки своими. Но не так просто «приобретается» советская земля. В этом японцы убедились сами. На них обрушилась могучая сила советского народа, возмущённого наглостью японских самураев. Их били с земли и воздуха, их опрокинули и столкнули с советских высот, на которых снова взвился красный флаг социалистической родины.

Мы приводим несколько боевых эпизодов, рассказанных участниками боёв в районе озера Хасан, бойцами, командирами и политработниками Первой Приморской Армии Дальневосточного Краснознамённого фронта, посетившими Иркутск.

Снаряды попадали в цель

Большую роль в решении исхода боёв с японскими самураями сыграла советская артиллерия. Высокое мастерство артиллеристов проявилось с первых выстрелов. Снаряды падали и разрывались там, куда артиллеристы посылали их. Быстрота наводки, безукоризненная меткость и разрывы страшной разрушающей силы приводили противника в панику, причиняли ему разрушения.

Один из лучших артиллеристов командир т. Булах заметил, что японцы, готовясь к артиллерийскому обстрелу советской территории, поднимают на возвышенность пушку. В пушку были впряжены быки. Они тяжело шли в гору, останавливались. Подбадривая их ударами и криками, японские солдаты помогали быкам, они подталкивали пушку сзади.

Булаx выжидал. Улыбаясь, он наблюдал за приготовлениями японцев.

Но вот быки поднялись на вершину холма. Солдаты заторопились устанавливать пушку.

– Огонь!.. – подал команду т. Булах.

И вот там, где секунду назад копошились японцы, осталась лишь одна пыль. Ни пушки, ни быков не оказалось.

Другой мастер артиллерийского огня лейтенант т. Муравей прекрасно стрелял по закрытым целям.

Стало известно, что на территории Маньчжурии за высотой Заозёрной японцы соорудили переправу через реку Тумень-Ула. На пароме через реку они перебрасывали вооружение, продовольствие, боеприпасы, подкрепление. Лейтенант т. Муравей получил задание разрушить переправу. Четвёртым по счёту снарядом он поднял на воздух весь паром.

По ту сторону границы проходит железная дорога. По ней частенько разгуливал японский бронепоезд и обстреливал нашу территорию. После одной перестрелки бронепоезд отошёл и скрылся в тоннеле. Потом время от времени опять стал показываться оттуда. За ним стали следить. И вот, как только он попытался сделать очередную «вылазку», тяжёлый советский снаряд опрокинул его.

Вперёд, к победе!

Один японский снайпер беспокоил своей стрельбой передовую линию красных бойцов. Он стрелял, едва только кто показывался над окопом. Это надоело красноармейцам, но снайпер был где-то хорошо замаскирован и обнаружить его при всём желании не удавалось. Тогда один красноармеец, отличный стрелок, предложил товарищу:

– Ты надень каску на штык и подними её над окопом, а я посмотрю, где этот снайпер сидит.

Товарищ поднял каску, и японский снайпер выстрелил почти в ту же секунду.

– Довольно, – сказал красноармеец. Он заметил японца и выстрелил в него. Японский снайпер больше не беспокоил красноармейцев.

Советские воины показали подлинные образцы героизма, мужества, находчивости.

Японская ручная граната имеет свои особые свойства. Она разрывается не сразу. Упав в окоп, она несколько мгновений шипит. Красноармейцы нередко успевали схватить её и бросить обратно. Здесь требуются присутствие духа, выдержка, расчёт.

Однажды группе ружейных мастеров нужно было пройти на передовые позиции для исправления повреждённого оружия. Путь их лежал по узкому перешейку, среди болот. Едва они вышли на открытое место, их заметили японцы и открыли по ним ожесточённый артиллерийский огонь. Снаряды рвались почти рядом, но молодые оружейники, пламенные патриоты родины, не повернули назад. Они видели перед собой одну задачу: приказание командира подразделения должно быть выполнено точно и в срок. Скрываясь в траве и невысоких кустарниках, они поползли вперёд. Одного из смельчаков ранило осколком снаряда, он ползти не мог. Товарищи не оставили его, понесли с собой. Последние 400–500 метров бежали по совершенно открытому месту. Прибыли на передовую позицию все и вовремя. Они устранили неисправности оружия и когда началась атака высот, занятых японскими самураями, пошли как рядовые бойцы с винтовками в руках.

«Маленькие» подарки и большая любовь

Как только советская территория была очищена от японских захватчиков, участников боёв в районе озера Хасан посетили десятки рабочих и колхозных делегаций. Они приносили горячую благодарность защитникам рубежей социалистической родины, они привозили с собою ласку, привет, любовь и ценные подарки.

Один колхозник, передавая красноармейцам привезённые на границу подарки, сказал:

– Мой сосед, колхозник тоже, не так-то много подарков прислал, но он просил вас принять их от души. Я привёз вам от него корову да бочку мёду!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер