издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Хотелось, чтобы ваххабиты воспринимали меня как своего»

В Иркутской области вынесен первый приговор за публичное оправдание терроризма и призывы к экстремистской деятельности

Дальневосточный окружной военный суд признал 32-летнего жителя Усть-Илимска Рината Миннебаева виновным в преступлениях против государственной власти и общественной безопасности и назначил ему 2,5 года лишения свободы. Судебные слушания, проходившие в помещении Иркутского военного гарнизонного суда, были короткими: террорист ещё в ходе следствия признал вину и ходатайствовал о вынесении приговора в так называемом особом порядке – без разбирательства по существу.

Радикальным исламом слесарь 5 разряда, работавший в Усть-Илимском филиале Группы «Илим» и никогда прежде не нарушавший общественный порядок, увлёкся лет пять назад. На предварительном следствии, которое проводила ФСБ, он рассказал, что ночами часто сидел в Интернете. Читал разную информацию, в том числе о деятельности международных организаций Джабхат ан-Нусра и Аль-Каида (запрещены в России). Как сам пояснил, «было просто интересно, почему они воюют и как живут». Постепенно он начал позиционировать себя в Сети как мусульманин. Да и не только в Сети. По словам друзей детства, Ринат вдруг отрастил «бороду, как лопата», повесил на стену в своей комнате молитву, стал слушать мусульманскую музыку и всё время говорить о ваххабитах. Причём старался говорить с акцентом, подражая своим кумирам. К 2015 году слесарь КИП и автоматики уже состоял в группах «Война в Сирии», «Повстанцы стран мира», «По следам ушедших в вечность» и других подобных. Персональную страничку в социальной сети «ВКонтакте», открытую сначала под собственной фамилией, молодой человек переименовал, назвавшись Муслимом Муслимовым. Сделано это было для конспирации, поскольку новоявленный исламист стал размещать на этой страничке заимствованные у своих новых виртуальных знакомых тексты, фотографии и видеофайлы, пропагандирующие идеи терроризма. Те тоже действовали под псевдонимами типа «Слуга верующих».

С 9 сентября по 9 декабря 2015 года на страничке Муслимова было размещено для всеобщего просмотра и копирования 12 файлов явно экстремистского содержания. Здесь были, к примеру, восторги по поводу захвата членами Джабхат ан-Нусры аэропорта в Сирии, призывы к исламской молодёжи встать на путь джихада, одобрение действий террористов, сбивших российский военный самолёт. Муслим Муслимов цитировал смертников, публиковал призывы к мусульманам вступать в Джабхат ан-Нусру, «участвовать в войне против неверных имуществом» и «совершить хиджру на землю Шама», то есть переселиться в Сирию. Ролики, в которых бородачи в масках и полевой форме советовали «искать шахиду» (мученическую смерть за веру), а то и «рубить головы, руки, пальцы русским кафирам, ментам», были признаны экспертом подразделения УФСБ России по Забайкальскому краю содержащими призывы к осуществлению террористической деятельности, насильственным действиям по мотиву религиозной ненависти и публичное оправдание терроризма. С этими материалами, как выяснилось в ходе предварительного расследования, ознакомились около 215 пользователей, которые записались в круг друзей Муслима Муслимова. С некоторыми из них житель Усть-Илимска вёл личную переписку. Так, одного парня он подбивал не связываться со службой в российской армии, потому что «в ней служат одни нечестивцы». А ещё свёл девицу, изъявившую желание уехать в Шам, с пользователем, который обещал помочь ей переправиться в Сирию.

Но важнее для Миннебаева, как он сам признался, было общение с уже состоявшимися, истинными ваххабитами. По характеру скрытный, замкнутый, а возможно, и немного закомплексованный молодой человек, по его словам, стремился «самореализоваться», хотел, чтобы члены «серьёзной» организации обратили на него внимание. «Я стал писать сообщения тем, кто воюет в Сирии, – говорил Ринат Миннебаев. – Общаясь с боевиками, понял, что они воюют за правое дело. Мне хотелось, чтобы ваххабиты воспринимали меня как своего. Я видел, что у моджахедов есть ко мне интерес, что они уважительно ко мне относятся. Значит, я стал кому-то нужен. Я хотел быть как они, хотел начать молиться, отпустил бороду».

В семье и среди знакомых неожиданное преображение обычного парня в «настоящего мусульманина» было воспринято по-разному. Работяги на заводе шутили, начальник требовал «немедленно сбрить бороду и прекратить косить под террориста». Трое друзей, с которыми Ринат поддерживал отношения с детства, тоже не одобряли его новое увлечение и за кружкой пива предупреждали, что эти «проповеди» до добра не доведут. Семья новоиспечённого моджахеда имеет татарские корни, но никто из родственников не разделял религиозные пристрастия Рината, не поддерживал идею независимости Татарстана от РФ. Родители, всю жизнь трудившиеся на заводе, очень переживали за взрослого сына, прекрасно понимая, куда может завести его зацикленность на исламистах, боевиках, ваххабитах. Особенно мать, умолявшая «взяться за ум, пока не вызвали в полицию». «Семья явно благополучная, – говорит сотрудник прокуратуры Иркутской области Александр Шкинёв, выступивший на судебном процессе государственным обвинителем. – Да и сам подсудимый на слушаниях выглядел скорее тихим, напуганным. Он говорил, что раскаялся в своих действиях, что не предполагал таких серьёзных последствий, поскольку дальше размещения материалов в Интернете он не пошёл».

Правда, на следствии молодой человек признавался, что иногда ему приходила в голову мысль примкнуть к моджахедам и принять участие в боевых действиях. Он даже продумывал маршрут: уехать в Турцию, оттуда перебраться в Сирию. Но всё это не всерьёз, осуществить такие планы ему, как он признался, «не хватило бы духу». В этот же период Ринат стал интересоваться различного вида оружием и военным снаряжением, искать информацию о том, как переделать травматическое оружие в боевое. Хотел даже купить боевой пистолет. Прошерстил Интернет и нашёл продавцов, которые проявили готовность продать ПМ за пять-шесть тысяч рублей. Они заверили, что после перечисления денег доставят ствол в Иркутск и покупатель сможет найти его в тайнике, адрес же так называемой закладки они сообщат через смс. У Миннебаева хватило ума отказаться от этой авантюры – он побоялся напороться на мошенников. Вместо пистолета молодой человек приобрёл через Интернет за те же шесть тысяч рублей нож «Глок-78». Пояснил, что смотрел про этот нож видеоролик и знает, что он для военных. А ещё в вещдоках, приобщённых к уголовному делу, оказались автоматная разгрузка и кобура для пистолета – это снаряжение подарил знакомый, которому Миннебаев при распитии спиртного рассказал о своём увлечении оружием. Так что «игра в моджахеда» при помощи планшета и стационарного компьютера завела молодого человека довольно далеко. И, как предупреждали его знакомые и родственники, «плохо кончилась».

Весной 2016 года страница Муслима Муслимова была заблокирована. Парень понял, что конспирация не помогла – его подозревают в терроризме, и забронировал билет на самолёт. Но было поздно. В ходе обыска дома у Миннебаева сотрудники управления ФСБ изъяли системный блок и планшет. Кстати, это имущество, использованное для совершения преступлений, суд конфисковал в доход государства. Пока шло расследование, молодой человек, которому было предъявлено обвинение по двум статьям Уголовного кодекса (ч. 1 ст. 205.2 и ч. 2 ст. 280), находился под арестом в следственном изоляторе.

В судебном заседании старший прокурор отдела гособвинителей прокуратуры Иркутской области Александр Шкинёв просил назначить Ринату Миннебаеву наказание «с учётом характера и степени общественной опасности содеянного» в виде реального лишения свободы. «По делу усматриваются смягчающие обстоятельства – признание вины, помощь в расследовании собственных преступлений, наличие хронических заболеваний. Кроме того, подсудимый представил положительные характеристики и прежде за нарушения закона к ответственности не привлекался, – говорит Александр Шкинёв. – Но преступления, которые он совершил, направлены против основ конституционного строя и безопасности государства. Эти деяния представляют значительную общественную опасность». Коллегия из трёх судей согласилась с мнением государственного обвинителя. За публичные призывы к осуществлению террористической и экстремистской деятельности с использованием информационно-коммуникационной сети Интернет – по совокупности преступлений – Ринату Миннебаеву предстоит 2,5 года провести в колонии-поселении. Его также лишили на год права заниматься деятельностью, связанной с размещением каких-либо материалов в сетях общего пользования.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер