издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Из окна

Шестилетнюю девочку спасёт реконструкция черепа

  • Фото: Антон Климов

Маргарита Иноземцева живёт вдвоём с мамой в Иркутске. Четыре года назад с девочкой случилась беда: она выпала из окна второго этажа. Получила тяжёлую черепно-мозговую травму. После длительного лечения остаётся обширный костный дефект в лобной области. Он был закрыт металлоконструкцией, но со временем её края сместились и стали выпирать сквозь тонкую кожу на лбу. Малейшая царапина или падение могут обернуться необратимыми последствиями. Маргариту спасёт операция по установке специального костного имплантата, изготовленного по индивидуальной модели. Но он стоит больше миллиона рублей. У мамы девочки таких денег нет.

Мама только на минуту оставила Маргариту в комнате – вышла на кухню, чтобы разлить по тарелкам суп. Этого времени оказалось достаточно, чтобы двухлетняя девочка забралась на подоконник. Открытое окно защищала хлипкая рама с москитной сеткой.

– Маргоша, иди обедать! – крикнула Екатерина, мама девочки.

Из соседней комнаты послышался шорох, а потом наступила тишина…

Свою дочь Екатерина нашла лежащей на улице. Девочка была без сознания. Основной удар пришёлся на левую сторону головы.

Ребёнка на «Скорой» отвезли в Ивано-Матрёнинскую детскую больницу, провели компьютерную томографию, поместили в реанимацию. Врачи диагностировали закрытую черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга, множественные переломы костей черепа и лица. Кроме того, из-за травмы грудной клетки у девочки пострадали лёгкие.

Врачи в реанимации на вопрос, будет ли жить ребёнок, не могли ответить определённо, говорили: «Всякое бывает…»

Родителей в реанимацию не пускали.

– Положите ей на кроватку этого зайчика, – просила медсестру мама. – И позовите: «Маргоша», – мы её дома так называли. Вдруг она услышит и очнётся?

Маргоша очнулась на следующий день, а ещё через три дня её перевели в отделение травматологии. От уха до уха на голове был свежий шов, левый глаз заплыл и не открывался, на губах остались ранки от зонда. Сквозь тонкую кожу наголо обритой головы было видно, как пульсирует кровь в сосудах.

Вскоре девочку перевели в нейрохирургическое отделение. Отверстие в черепе решили не закрывать. Профессор убедил коллег, что оно со временем затянется само, как зарастает родничок на голове у новорождённых.

Спустя три недели Маргариту выписали домой. Девочка училась заново стоять и ходить.

– После травмы левая сторона тела стала слабее правой, – говорит Екатерина. – Правая рука хуже действовала, на левую ногу дочка стала прихрамывать. Невролог рекомендовала оформить инвалидность, дала направление, но на комиссии мне сказали: «Руки, ноги есть, значит, всё в порядке».

Отверстие в черепе так и не заросло. В остальном Маргарита не уступала ровесникам – легко запоминала стихи и песни, любила слушать музыку и танцевать. Однако любая травма или даже лёгкий ушиб головы для неё могли стать смертельными.

Раз в полгода девочку возили на реабилитацию в иркутский медцентр. В мае 2017 года у неё обнаружили грыжу головного мозга, которая образовалась из-за дефицита костной ткани в области передней черепной ямки. Девочку тут же отправили на операционный стол, дефект лобной кости закрыли биопластиной. Врачи объяснили, что в итоге должна образоваться новая кость, а пластина постепенно рассосётся.

Маргарита наконец могла играть с детьми, не опасаясь, что кто-то случайно её заденет или толкнёт.

– Через восемь месяцев углы трансплантата стали заметны даже под чёлкой. Каждый день кто-нибудь из детей в садике спрашивал дочку: «А почему у тебя квадратная голова?»

Спустя два года конструкция переместилась и стала ещё заметнее.

В мае этого года девочке сделали ещё одну операцию: убрали конструкцию и закрыли отверстие в лобной кости титановой пластиной. Её края были заметны сразу после операции, как только с головы сняли бинты. А со временем стали видны даже шурупы, которыми пластина крепится к кости черепа.

– Кожа вокруг креплений покраснела, а возле центрального шурупчика даже посинела, – говорит Екатерина. – Мне кажется, если чуть-чуть надавить, будет дырка.

По вечерам у Маргариты часто болит голова, когда боль становится совсем нестерпимой, девочка просит маму дать ей лекарство.

В октябре после очередного обследования врачи иркутской больницы пришли к выводу, что пластину нужно удалить и вместо неё установить специальный имплантат Custombone, который будет изготовлен индивидуально и со временем синтезируется в собственную костную ткань. И если операцию оплачивает государство, то имплантат заказывается и приобретается за счёт пациента. Мама с дочкой живут вдвоём, половина скромной зарплаты Екатерины уходит на оплату съёмной однушки. Помочь им некому – кроме нас с вами!

Светлана Иванова, Иркутская область

 

Заведующий отделением нейрохирургии городской Ивано-Матрёнинской детской клинической больницы Андрей Ливадаров (Иркутск): «Девочка нуждается в срочной операции по восстановлению лобной кости черепа. Для этого необходим имплантат, изготовленный индивидуально и строго по размерам черепной впадины, который станет своего рода матрицей для образования собственной костной ткани».

Стоимость операции 1 041 200 руб. 79 168 руб. собрали телезрители ГТРК «Иркутск», 811 593 руб. собрали читатели lenta.ru и rusfond.ru.

Не хватает 150 439 руб.

Дорогие друзья! Если вы решите помочь Маргарите Иноземцевой, пусть вас не смущает цена спасения. Любое ваше пожертвование будет с благодарностью принято. Все необходимые реквизиты есть в Русфонде. Можно воспользоваться и нашей системой электронных платежей, сделав пожертвование с банковской карты или электронной наличностью, в том числе и из-за рубежа. А владельцы «Айфонов» и «Андроидов» могут отправить пожертвование через мобильное приложение.

Экспертная группа Русфонда

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное