издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Нет объективной картины происходящего»

Спикер ЗС призвал минздрав дать населению понятные алгоритмы действий в случае заражения COVID-19

239 инфицированных COVID-19 выявлено в Иркутской области, по информации на 2 ноября. Но, если собрать данные всех лабораторий, положительные тесты ежесуточно получают не менее 1,7 тысячи человек. Где находятся сегодня около полутора тысяч выявляемых в сутки? Они обрывают телефоны «скорой», поликлиник, скупают лекарства в аптеках. 17 тысяч тестов потенциальных больных заморожены, потому что лаборатории не справляются. 28 октября на оперативном штабе по противодействию новой коронавирусной инфекции Законодательного Собрания парламентарии говорили с чиновниками «Серого дома» довольно жёстко. Депутаты лично столкнулись с тем, что не могут попасть в стационар, не могут купить лекарства для заболевших семей, тщетно набирают номер «скорой», ждут очень долго результатов тестов. Спикер ЗС Александр Ведерников считает, что хаос и паника, возникшие среди населения, – это следствие недостатка простой и доступной информации от минздрава о том, как действовать заболевшим.

Температура 39 – не повод звонить в «скорую»

– Число заболевших коронавирусом продолжает расти, учреждениям здравоохранения тяжело справляться с потоком пациентов. Позвольте, прежде всего, поблагодарить врачей, на них сейчас лежит титаническая нагрузка, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников, открывая заседание оперативного штаба 28 октября. – Губернатор Игорь Кобзев внёс в ЗС закон о продлении выплат медработникам ковидных госпиталей и работающим в «красной зоне». Мы рассмотрим предложенные изменения на ближайшей сессии, 11 ноября. Есть уверенность, что они будут поддержаны депутатами. Хочу поблагодарить всех жителей, которые откликнулись на призыв собрать средства на предметы первой необходимости для врачей. Депутаты передали в первую городскую больницу и в областную инфекционную больницу одноразовую посуду, средства гигиены, воду. Мы хотим продолжить акцию и передать на следующей неделе вторую партию. Пока в этой акции приняли участие 13 из 45 депутатов, остальные тоже могут поучаствовать.

Александр Ведерников подчеркнул, что сегодня у депутатов нет объективной картины всего происходящего. «Понятно одно – врачи сейчас работают на износ, их фактически не хватает на такое количество больных, люди вынуждены ждать медицинской помощи сутками, – сказал спикер ЗС. – Лабораторий для сдачи тестов недостаточно, что приводит к большим очередям. Тут хотелось бы узнать, какая ведётся разъяснительная работа среди населения, чтобы искусственно не увеличивать эту очередь. В аптеках наблюдается дефицит антибиотиков и других препаратов для лечения ковида, где и тут разъяснение, что не всем требуются эти лекарства и тем более что не надо принимать их на всякий случай. Из-за информационного вакуума среди населения растёт паника, достаточно просто посмотреть социальные сети и мессенджеры. Наша задача – самим разобраться и по возможности эту панику успокоить. Нужно дать людям ответы на многочисленные вопросы: когда исчезнут очереди, когда появятся нужные лекарственные средства, хватает ли мест, аппаратов ИВЛ, медикаментов в больницах, как снять нагрузку с врачей скорой помощи, чтобы не отвлекать их на необоснованные вызовы. Пока нет ответов, будут расти домыслы, слухи, страх».

«Ситуацию в полном объёме можно назвать чрезвычайной, и она требует чрезвычайных мер, – заявил заместитель губернатора Иркутской области Андрей Бунёв. – Понятно, что к сентябрю люди расслабились, не ходили в масках, был достаточно свободный режим, после того как существовавшие ограничительные меры были постепенно отменены. С последних чисел сентября, с 27-28, начался резкий рост. Что предприняло правительство? Пилотной площадкой был Иркутск, и эти меры достаточно хорошо сработали. За 4-5 дней до подписания указа губернатора были проведены массовые контрольные мероприятия по торговым точкам, транспорту. При этом, чтобы людям в карман не лезть, их не штрафовали. Но разъясняли, что скоро вступит в силу указ и за каждого обслуженного в торговой точке без маски будут очень большие штрафы. Надо сказать, эта мера сработала».

Нехватка тестов областными чиновниками объясняется так. В Иркутской области делается около 7,5 тысячи тестов в сутки. Новосибирская область тестирует около 5 тысяч, Красноярский край – около 9,5 тысячи. Примерно через полтора месяца этот показатель в нашем регионе вырастет до 10 тысяч. Однако этого всё равно будет не хватать. «Наша задача – в течение нескольких дней выстроить логистику тестирования, направления и получения анализов лечебными учреждениями, которые лечат от ковида», – заявил Бунёв. То есть пока даже не обеспечены быстрыми анализами пациенты ковидных и провизорных госпиталей. Вопросы контактных, просто заболевших на амбулаторном лечении – не решены и будут решаться второй очередью.

Бунёв признался, что тяжёлым остается вопрос с работой «скорой помощи». «Наверное, 2 недели назад попросил секретаря в своей приёмной дозвониться до «скорой» Иркутска, она этого сделать не смогла, – сказал чиновник. – Тогда имелось семь диспетчерских мест, два человека болели. Всего пять. Привлекли дополнительные силы из медвуза, из училищ. Сделали теперь 10 диспетчеров». Бунёв предложил муниципалитетам самим создавать рабочие диспетчерские места, чтобы облегчить работу «скорой». Он назвал «героическим» труд врачей на выезде, поскольку бригады, работающие до 24.00, заканчивают работу в 2-3 часа ночи. И здесь снова, по словам чиновника, каждому муниципалитету нужно подумать о привлечении в бригады студентов-медиков.

В Иркутске бригады «скорых» уже «разбиваются», каждый медик из бригады едет на вызов самостоятельно, если случай не сложный. Жителям же Андрей Бунёв рекомендовал не нагружать излишними звонками «скорую помощь». «Есть несколько показателей для госпитализации от Минздрава РФ – температура выше 38, сатурация ниже 93%. Остальные пневмонии лечатся на дому, – заявил чиновник. – И здесь вопрос в том, чтобы срабатывало поликлиническое звено». Однако, посоветовав людям не обрывать телефоны «скорой», Бунёв тут же признал, что самый тяжёлый участок во всей медицинской системе – поликлиники. Нагрузка на врачей в поликлиниках выросла в 12–14 раз. По словам чиновника, и этот вопрос должен решаться муниципалитетами: надо привлекать волонтёров, такси на развозку врачей. Он признал, что существенно количество врачей и медсестёр в поликлиниках не увеличишь. Сейчас на работу выводят всех, даже врачей-пенсионеров.

В регионе сейчас 19 284 койки, из них 4377 работают на ковид. То есть около четверти. Сейчас в Иркутске на дому около 650 больных с пневмонией, которых можно лечить так, но у них есть показания к госпитализации. Как оказалось, за 7 месяцев с начала сложной ситуации с ковидом в Иркутской области по-прежнему проблема с кислородными койками. «Кислорода для сложных случаев не хватает, – заявил Бунёв. – Первое – это ёмкости, второе – трубки, по которым кислород идёт. Самое сложное – это оконечные устройства, которых нет. Мы выгребли практически со всех складов, со всего неприкосновенного запаса, с сервисных предприятий, всё, что было у заводов-изготовителей. Сейчас ищем в других регионах». Бунёв заявил, что это плохо – изъятый под ковид корпус у онкоцентра и переоборудованный перинатальный центр в Ангарске. «Мы идём на эти непопулярные меры, потому что громадное количество больных, которых надо госпитализировать», – заявил он. Бунёв сообщил, что область сможет развернуть до 6 тысяч коек, но население области куда как больше. И уповать нужно только на профилактические меры, кроватей, если что, в больницах на всех не хватит.

С 19 по 26 октября по области была 21 тысяча вызовов «скорой», сообщила и.о. министра здравоохранения Приангарья Елена Голенецкая. За одни сутки 27 октября – 2800 вызовов. Очень многие вызовы «скорой» теперь передаются на «неотложку» поликлиник, этим занимается специальный диспетчер, но ведь поликлиники и так перегружены. «Количество обращений граждан колоссальное. У нас может быть 50–100 вызовов на неотложную помощь поликлиники на одну бригаду врачей», – сказала Голенецкая. Она пояснила, что плановая помощь в поликлиниках сокращена, потому что врачи сами болеют. Голенецкая также посетовала, что в сложившейся ситуации виновато население, а не минздрав. «Зачастую люди вызывают «скорую помощь», как всегда это было, когда температура 39 градусов, – сказала она. – Ведём разъяснительную работу, что однократный подъём до 39 градусов – это не обязательно «скорая помощь», есть неотложная помощь поликлиники. Объясняем, каким образом нужно вести себя, чтобы до прихода врача снизить температуру». По области сейчас работают 26 томографов, но проблема в том, что люди идут на КТ «самотёком». Сейчас, как сказала Голенецкая, министерство «упорядочивает» эту работу с каждым лечебным учреждением, и, видимо, направлений на КТ просто станет меньше. Отменяются повторные КТ, пациенты из стационаров отправляются «на долечивание» в свои поликлиники при одном отрицательном анализе на ковид. Далее судьба, может быть, ещё заразного пациента – на совести перегруженных поликлиник.

«За лето не сделали ничего»

Парламентарии, как сказал спикер ЗС Александр Ведерников, собрались не критиковать «Серый дом», а дать чиновникам «почувствовать почву», что в реальности происходит с людьми. Многие из депутатов заболели сами, болеют их семьи. И они видят, что лекарства не купить, на тесты – огромные очереди. По мнению депутата Евгения Сарсенбаева, тесты на ковид «должны быть доступными, как померить температуру». «Нужно взять под контроль стоимость тест-систем, потому что мы все испытываем потребность сделать тесты для сотрудников, для родных и близких, – сказал Сарсенбаев. – Я сам сижу на карантине, у нас болеют около 25 человек, и очень сложно изыскать средства, чтобы всех протестировать. Стоимость очень велика, и хотелось бы понять основание такой стоимости в разных местах. Мы помогаем государственной организации «Центр-СПИД», выделяем им средства, много миллионов, а они делают для наших жителей платные тест-анализы».

«Никто, кстати, не сказал слова благодарности волонтёрам, которые организовали доставку наших жителей до врачей, – заметил Евгений Сарсенбаев. – Я у них запросил информацию вчера, они 5,3 тысячи вызовов обеспечили». Депутат сказал, что реальная ситуация не такая, как видится из окон чиновничьих кабинетов. «Я слышал, что в медучреждениях якобы всё есть. Да не так это, ничего у них нет, – сказал Сарсенбаев. – Приезжайте к нам в Ангарск, проедем по нашим медучреждениям и увидим, что у них есть, а в чём они нуждаются». Сарсенбаев заявил, что сейчас в Ангарске мест в инфекционке не хватает, люди лежат в коридорах. «Я общаюсь с главврачами, ситуация на самом деле удручающая», – заявил он. Депутат считает, что Роспотребназдор «кошмарит бизнес» и устраивает «псевдоборьбу» с предпринимателями, требуя соблюдения дистанции, рециркуляторов, ношения масок. «Вы сталкиваете нас с жителями, это не наша функция контроля, почему мы должны перестать обслуживать наших покупателей? Почему мы должны с них требовать носить маски? У нас есть государственные органы, которые этим должны заниматься. И хотелось бы, чтобы эти 10–15 человек, которые ездят по торговым точкам, лучше бы, как волонтёры, помогали в доставке врачей и медикаментов. Пользы гораздо больше бы было. Почему у нас нет доступных тест-систем в области для наших жителей, для россиян, почему нет возможности проверить своё здоровье?» – подытожил Сарсенбаев.

Елена Голенецкая отрезала: есть строгий круг исследований, которые проводятся за счёт фонда ОМС, – это только тем, у кого есть клиника ОРВИ, профилактические исследования не проводятся бесплатно. По её словам, сложная ситуация с тестированием появилась, когда открылись школы, заболевали дети и педагоги. «Очень большой круг контактных лиц, которых, согласно постановлению Роспотребнадзора, тоже нужно было обследовать», – сказала Голенецкая. Сейчас лаборатории выполняют 7,5 тысячи исследований в сутки, а для того, чтобы взять анализы у всех, нужно делать 14 тысяч тестов в сутки. «На сегодняшний день дети у нас на каникулах, мы думаем, что у нас вал исследований спадёт в ближайшие 2 недели и мы будем справляться с поставленной задачей», – заявила она. Отметим, что в семье автора материала есть «контактный» школьник, который общался с заболевшим учителем ровно месяц назад, тест ему не сделали до сих пор. А каникулы кончаются.

Вице-спикер ЗС Лариса Егорова попросила уточнить, почему весной говорили о том, что к 1 сентября должны были открыться несколько госпиталей для ковидных больных по области, однако уже ноябрь, а они не открылись. Голенецкая признала, что строительство госпиталей в Шелехове, Тайшете и Братске, с которым помогает области бизнес, затянулось. Но их обещают ввести до конца года. Досрочно удалось сдать инфекционный госпиталь только в Тулуне. Госпиталь в Усть-Куте только строится, инфекционный блок в Бодайбо тоже в процессе строительства. Конечно, такие сроки открытия – это большое опоздание, новый всплеск заболевания эти койки сейчас не покрыли, а когда покроют – неизвестно.

Депутат Антон Красноштанов считает, что для «Серого дома» на первом месте должно стоять обеспечение медикаментами, потом тестирование, а на третьем месте уже какие-то штрафы для бизнеса за обнаружение покупателя без маски. «В диагностическом центре анализ делают за сутки, – сказал он. – А есть люди, сдающие тесты в других лабораториях за большие деньги, анализ приходит через 10 дней и более. Всё это время человек не знает, чем болеет, и не принимает никакие препараты. Конечно, когда через 10 дней он получает анализ, он уже может быть болен так, что ему потребуется госпитализация. И у нас не хватает мест в стационарах. Почему за летний период не было сделано достаточно лабораторий? Мы сейчас говорим, что у нас всё хорошо, всё нормально работает. Да нет, я не соглашусь, мы за лето не подготовились ко второму этапу пандемии. Мы за лето не сделали ровным счётом ничего».

Андрей Бунёв заявил, что тесты сейчас делаются больным ковидных стационаров и провизорных госпиталей, ограничено это количеством поступающих в регион тестов – около 8 тысяч. Остальные люди тестируются по остаточному принципу. По мнению Бунёва, если и есть задержки с тестированием, то это только эпизоды. Председатель Думы Куйтунского района Алёна Якубчик сообщила, что не разделяет точку зрения областных чиновников о том, что задержки эпизодичны. «У меня мама находится в Иркутске, 12 дней назад заболела, – сообщила она. – До сих пор нет анализа на ковид, восьмая поликлиника. Не можем дозвониться до лаборатории. В доме находятся две мои дочери, которые работают в школах. И тестов на ковид у них нет. Представляете, как это разнесётся». Андрей Бунёв согласился, что 1-2 недели назад действительно были задержки, но сейчас стоит задача для стационаров делать анализ за несколько часов, для поликлиник – за 72 часа.

Депутат Ольга Безродных поинтересовалась, что будет с онкобольными. У части из них из-за перепрофилирования корпуса под ковид отменены операции. «Куда вообще делись онкобольные, сами врачи говорят, что поток сократился практически в два раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года», – спросила депутат. По словам Елены Голенецкой, объёмы оказания онкологической помощи не снижены, но один корпус действительно отдан под коронавирус. «Другого выхода у нас нет», – отрезала она.

Парламентарий Олег Попов поинтересовался, почему бы не закупить кислородные концентраторы, если есть проблема с комплектующими для оборудования кислородных палат. Как оказалось, область сумела получить всего 150 концентраторов, в то время как хотела не менее 450. 200–300 при содействии минпромторга будут заказаны до конца недели, сообщил Бунёв.

160 километров ради томографа

Если в Иркутске, Ангарске, Братске люди часами простаивают в очередях на тесты, иногда приходя рано утром, то жители отдалённых посёлков вынуждены по 3 часа трястись в автобусе, чтобы попасть в больницу на сдачу тестов. А где-то вообще нет даже фельдшера. Глава бюджетного комитета ЗС Наталья Дикусарова напомнила, что у нас и до ковида были случаи, когда деревни оставались без фельдшеров, а сейчас некоторые фельдшеры просто болеют. «Как обеспечить эти территории медицинской помощью? Может, вахтовым методом – кого-то в территории посылать в командировку? В моих двух территориях нужны 4 фельдшера, чтобы закрыть минимальный объём медпомощи», – сказала депутат. Елена Голенецкая ответила, что в таких случаях работают выездные бригады или трудятся фельдшеры из смежной территории, и обещала «точечно» отработать этот вопрос.

Однако вести из территорий были очень нерадостными. Депутат Ирина Синцова напомнила, что в Центральную районную больницу Киренска поступает всё больше и больше рабочих с ВЧНГ, есть летальные исходы, больница нуждается в аппаратах ИВЛ и другом оборудовании. Практика показала, что тяжёлых больных невозможно ночью отправить вертолётами медицины катастроф, а по автомобильной дороге в Братск одного тяжёлого больного не решились везти, он бы не выдержал поездку. «Эта ситуация может повториться, и я прошу рассмотреть вопрос предоставления оборудования для ЦРБ северных территорий, куда поступают тяжелобольные», – заявила Ирина Синцова. Андрей Бунёв сказал, что аппаратов ИВЛ достаточно и за сутки вопрос будет решён.

Парламентарий Артём Лобков попросил обратить внимание на Усть-Илимск, где, по данным городского оперштаба, уже заняты все койки. «Свободных нет, больные располагаются в коридорах на дополнительных койках, – сообщил депутат. – По моему официальному запросу, городской больнице не хватает лекарств и средств индивидуальной защиты. Я в минздрав отправил эту информацию, но не получил ответ, прошло уже больше 15 дней. Самая главная проблема – нехватка врачей и медицинских сестёр, там нет учебного заведения, которое готовило бы медицинские кадры. Нужно семь человек, главные врачи обратились в минздрав с просьбой привлечь ординаторов, которые обучаются в Иркутске. До сих пор вопрос не решился». Елена Голенецкая заявила, что сейчас оперативно решить вопрос с кадрами в Усть-Илимске не представляется возможным.

Депутат Георгий Любенков из Братска сообщил, что в этом городе число суточных обращений за медицинской помощью выросло в 4,5 раза, рост числа лечащихся на дому – в 7,5 раза. Сам Георгий Любенков и его семья на самоизоляции, однако только на 13-й день им были вручены протоколы Роспотребнадзора. За последние 10 дней в Братске были развёрнуты новые койко-места, но они моментально заполнились тяжёлыми больными, и снова возник дефицит коек. «Рост распространения инфекционного заболевания в городе Братске опережает все мероприятия, которые мы предпринимаем. Лекарства моментально раскупаются. Надо как-то перехватывать инициативу, а мы всё время догоняем и догоняем», – констатировал Любенков. Он привёл пример, когда «скорая» в Братске наездила за всю ночь с одним пациентом 160 км, потому что в больнице, куда его привезли, не было своего КТ и нужно было очень далеко везти человека на обследование, а потом возвращать назад. «В Братске как минимум один КТ для третьей больницы нужен», – заявил Любенков.

«Где эти полторы тысячи людей?»

– Депутаты откликнулись на ситуацию ещё в марте, оперативно провели работу по выделению средств на борьбу с ковидом из резервного фонда области, – напомнил председатель комитета по здравоохранению ЗС Александр Гаськов. – Из миллиарда, выделенного только по минздраву, исполнено сейчас 713 миллионов. По Центру СПИД более 50 миллионов выделено на оборудование и на тесты. Они их делают платно. Есть тесты, которые выполняются по бюджету и ОМС, – цена примерно 600 рублей. Все остальные частные стоят от 2 до 2,5 тысячи. Когда видишь очереди на платные тесты и знаешь, что в бюджете достаточно средств на бесплатные, возникает вопрос: что это? По средствам индивидуальной защиты для медиков выделено 277 миллионов рублей, исполнено 152. Ресурсы у нас были достаточные, а вот что касается стратегии и тактики…. Мы неоднократно на штабах, комитетах и сессиях задавали одни и те же вопросы. Сейчас встают вопросы с кислородом. Простите, ещё в марте все субъекты России знали, какой процент коечного фонда должен иметь кислородную подводку – 70%. Есть методические рекомендации Минздрава РФ, нужно было только чётко их выполнять. Сегодня на 28 октября, по оперативной информации штаба, 228 инфицированных, положительных тестов по всем лабораториям – 1,7 тысячи. Где эти полторы тысячи людей находятся? Дома. Они долбят телефоны «скорой», поликлиник, они все бегут в аптеки. У нас с вами последние две недели каждые сутки идёт за тысячу заболевших. И большая неразбериха с тестами. Сегодня более 17 тысяч проб заморожены. Люди сдали и не знают ответа. Что они должны делать? Частные лаборатории не работают ни по ОМС, ни по бюджету. Я знаю ситуацию по этим лабораториям, они даже корректно не могут записать имя-отчество. И часто не знают, кто сдал анализ. Их надо проверять, кто и что там делает».

По мнению Александра Гаськова, в регионе уже упущено «золотое время» – июль–сентябрь, когда можно было подготовиться, а в больницах было занято всего под тысячу коек. «Не развернулись, не обучились, – констатировал депутат. – Если вы помните, депутаты предлагали обратиться за федеральной помощью. Не потому, что кого-то хотели критиковать, а чтобы посмотрели наши возможности федералы, у которых больше опыта». По мнению депутата, были поздно закрыты школы, вузы, и теперь через две-четыре недели мы увидим реальный рост заболевания. «Коечного фонда нет. У нас пошёл под койки онкодиспансер, мы все знаем, что не рекомендовано переоборудовать под ковид-госпитали онкологию и региональные сосудистые центры, – напомнил депутат. – Я уже молчу, что нам обещали, что в сентябре три инфекционных госпиталя – в Тайшете, Братске и Шелехове – будут открыты. Сегодня мы видим, что и в декабре они не будут открыты. У нас единственный выход сегодня – обратиться к Министерству обороны по развёртыванию военного госпиталя. У нас есть Сибэкспоцентр, там можно открыть госпиталь. Мы сами ничего сегодня не развернём. Эти полторы тысячи больных, получающие тесты каждые сутки, – они все у нас на улицах».

Наталья Дикусарова отметила, что, по её личным наблюдениям, по соцсетям ходят разные протоколы лечения, но нет методичек, алгоритмов действий больного, нет информации, как получить больничный, и попросила эти документы для распространения разместить на страницах депутатов. «Тогда мы бы увидели, где сбоит или не сбоит, и могли бы работать с жителями. Больничные – самая востребованная тема», – сказал Дикусарова. «Конечно, нам сегодня не хватает памяток, я сознательно не называю это протоколами лечения, потому что не уверен, что протоколы лечения, да ещё с использованием сильных антибиотиков, нужно доводить широко, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников. – Мы понимаем, что большая часть заболевших находятся дома на амбулаторном лечении. И очень важно понимать, что они должны делать до момента, когда к ним придёт врач. То же самое в отношении контактных – нужна памятка. Как отличить, кому показан анализ, а кому нет? Надо памятки нормальным человеческим языком в открытом доступе. Сейчас наиболее несправедливо поймать агрессию в сторону врачей. Люди дозваниваются до поликлиник, наконец, и весь гнев валится на врачей. Депутатов у нас 4,5 тысячи, мы можем провести работу с населением по памяткам минздрава. Это снимет разъяснительную нагрузку с врачей. Можно подумать о колл-центре, который предлагал депутат Тютрин, о телемедицине, о которой мы услышали от депутата Попова. Вероятно, можно дать элементарные советы удалённо, чтобы просто успокоить панику. Сейчас же происходит смешение потоков. Люди, которым не надо на анализы, занимают в очередях добрую часть, то же с КТ, со «скорой». Дайте нам понятные памятки, и с нашей помощью будет проведена эта разъяснительная работа. Эпидемии побеждаются не здравоохранением, а санитарными ограничениями. Я не предлагаю всех окольцевать QR-кодами, как были попытки в Москве. Почему у нас не отслеживаются люди, которые, в соответствии с полученными протоколами Роспотребнадзора, обязаны соблюдать изоляцию. У нас какие-то другие госуслуги или операторы связи? Эпидемия может перегрузить любую систему здравоохранения. Нам важно сейчас избежать панических настроений». Александр Ведерников предложил оперштабу области обратить особое внимание на систему отслеживания самоизолированных.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector