издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Первый наш артист»

Главному редактору газеты 

«Восточно-Сибирская правда»

А. Гимельштейну

Дорогой Александр Владимирович, спасибо огромное за ваш развёрнутый и содержательный материал в «Восточно-Сибирской правде», посвящённый памяти великого нашего артиста, гордости Иркутска, народного артиста, лауреата Государственной премии России, лауреата главной премии театрального сообщества России «Золотая Маска» Виталия Константиновича Венгера, ушедшего от нас в этот день четыре года назад.

И щемяще точное вы нашли название своей публикации – «Отказано в любви»…

Только несчастным совпадением обстоятельств – может быть, давних личных обид на великого человека, остро-наблюдательного и беспощадно остроумного во всём, что касалось профессии, которой он владел как Первый наш артист за всю театральную историю Иркутска, – я могу объяснить эту задержку в решении вопроса, совершенно естественного и логичного, о присвоении имени Венгера Иркутскому театральному училищу.

Уверен, что такое именование приведёт к скорому росту престижа училища, а затем и к эффективности его работы, весомости дипломов наших выпускников, перед которыми раскроются двери лучших театральных вузов и театров России.

Я, всю жизнь пишущий о Венгере, имеющий честь быть его младшим другом, всю жизнь преподающий историю мирового театра и драматургии филологам и журналистам Иркутска, представляю отчётливо, как обостряется моя – и моих коллег в лучших театральных вузах России – заинтересованность в абитуриенте, в дипломе которого стоит: «Выпускник Иркутского театрального училища имени Виталия Венгера».

Клянусь, это будет другая судьба у наших выпускников!

Среди множества моих публикаций о Венгере есть красивая книга, которой я горжусь, её мы делали вместе с ним, он как автор, я как редактор – «Венгершарж» (остроумное название идёт от выдающегося иркутского книгоиздателя Геннадия Сапронова). Почти четверть этого великолепного альбома, оформленного рано ушедшим талантливейшим иркутским художником Антоном Лодяновым, посвящена разделу, который так и называется – «Иркутское театральное училище».

Впечатляет уже только перечисление имён учеников и младших коллег Венгера, попавших сюда с таким сердечным напутствием Мастера: «Я рисовал студентов и выпускников училища в разное время; думаю, сквозь любые мои подначки видно, как я их всех люблю, моих младших коллег». Среди них – народные и заслуженные артисты России, киноактёры и деятели театра. Вот они, эти имена: Тамара Панасюк, Наталья Коляканова, Елена Мазуренко, Валерий Алексеев, Николай Дубаков, Яков Воронов, Борис Деркач, Николай Константинов, Татьяна Двинская, Игорь Воробьёв, Геннадий Марченко, Юрий Десницкий, Галина Солуянова, Евгений Попов, Любовь Витвицкая, Виктор Невинский.

…Театральных училищ по стране много. Однако марка училища с именем – скажем, великих артистов Щепкина или Щукина – заставляет с особым интересом отнестись к выпускнику и, безусловно, влияет на судьбу артиста. Да и авторитет и притягательность училища, профессионализм его мастеров – вот что обещает великое имя. Недавний пример из сегодняшней истории Иркутска: одно из множества российских безымянных училищ стало у нас музыкальным училищем имени Шопена – и престиж, привлекательность училища уже сейчас растут, по признанию специалистов, в обозримом будущем и авторитет его дипломов вырастет, безусловно.

…«Отказано в любви» – как горько и точно прозвучало это у вас, дорогой Александр Владимирович.

Но надеюсь, что наша с вами – и многих поколений иркутян – любовь к Великому Мастеру снесёт плотину суеты, зависти, мелких амбиций сегодняшних «отказчиков».

За несколько лет до ухода великого мастера мы, его коллеги и друзья, сняли  о Венгере документальный фильм «Виля» (так мы его звали и зовём). Режиссёр фильма – когда-то главный режиссёр Иркутского театра драмы Изяслав Борисов, оператор – Евгений Корзун, редактор – Арнольд Харитонов, я был сценаристом и «директором» фильма. Незабвенный Изя прилетал в Иркутск из своего Новосибирска, а мы – остальные трое – были ближайшими соседями нашего героя, так что собирались легко и часто. Это наше счастье – что удалось снять о Венгере фильм.

В последние месяцы жизни Виталия Константиновича у меня был ключ от его квартиры – чтобы не идти ему всякий раз к двери. Встречались мы с ним часто (последняя моя запись его монолога была накануне), а в тот самый день мы с ним, с Харитоновым, Корзуном и нашим другом известным театральным педагогом Валерием Кирюниным собирались встретиться в «стекляшке» – так Виля называл кафешку внизу, под его домом.

Я, не дозвонившись, открыл дверь своим ключом: он лежал со своей вечной иронической улыбкой – такой живой, что я всё звал и звал его, не веря смерти, а потом стал звонить Корзуну, он, слава богу, был дома, близко, прибежал… И мы стали заниматься немыслимым – смертью нашего Вили.

Венгер и смерть – имена несовместные. И когда мы – и весь Иркутск – прощались с ним в театре, я поднялся к нему на сцену, и настолько это неразделимо – Венгер и театр, Венгер и Иркутск, Венгер и мы, что у меня не было ощущения окончательности потери. Он – в гробу, да ещё и нелепо загримированный старательными «ритуальщиками». Это был не конец, это было начало его новой роли – вечного гения города, театрального абсолюта и оберега Иркутска.

…Мне на днях 77 лет. Солидный возраст, как ни крути. Но даже я, аксакал, надеюсь дожить до дня, когда «отказчики» – не покаются, нет (да и Бог с ними), но услышат ваше громкое «Знай своё место!» и отвалят от фасада Иркутского театрального училища имени Виталия Венгера.

 Ещё раз – спасибо,   ваш Сергей Захарян

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector