издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Из «Чердака» в колонию

В Свердловском районном суде Иркутска огласили приговор по уголовному делу, связанному с трагическим происшествием у развлекательного ночного клуба «Чердак». Подсудимый Антон Кутузов был признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлёкшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111). Получил наказание – 8 лет в колонии строгого режима.

Все события, не стоившие поначалу выеденного яйца, развернулись у барной стойки в пять утра. Кутузов сидел со своей девушкой, назовём её Анной. Рядом с ними в ритме горячих мелодий пританцовывали их друзья. В этот момент к ним подошёл Сергей Мамин (фамилия изменена), который, конечно же, не знал, что наступившее утро для него роковое и очень скоро на больничной койке из-за полученных травм оборвётся его жизнь. Важный момент: в расследовании разгоревшегося конфликта свою роль сыграла видеозапись происходящего как в самом клубе, так и на участке перед ним. Она была просмотрена, признана и приобщена к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.

Судя по этой видеозаписи, Кутузов и Мамин первоначально были рады встрече: они пожали друг другу руки и обнялись. С таким же дружелюбием Мамин приобнял за плечи Анну. Но это очень не понравилось Кутузову. Он с силой оттолкнул своего знакомого – так, что тот потерял равновесие и сделал несколько шагов назад. Так на ровном месте завязался конфликт с руганью и размахиванием руками. Далее Мамин совершает ошибку: ударяет Кутузова по лицу, тем самым подбрасывает дровишек в костёр ссоры. Служба охраны тут же вывела дебоширов за порог клуба.

Основные события произошли уже у его входа. Кутузов воспылал ненавистью к Мамину и решил его проучить ногами и кулаками. После нескольких ударов тот уже не мог сопротивляться. На видео запечатлён момент, как обидчик метит коленом ему в голову, придерживая её руками для точности удара. После ещё одного выпада ногой в плотной обуви Мамин опрокидывается навзничь. Затем видно, как он с интервалами получает удары снова и снова. К слову, девушка, из-за которой разгорелся сыр-бор, пыталась оттащить своего разбушевавшегося парня, но у неё ничего не получалось.

А где же были сотрудники хмельного заведения? Когда в клубе началась драка, охранники и не подумали вызвать полицию, чтобы предотвратить возможные тяжкие последствия. Они просто вывели агрессивно настроенных посетителей за порог клуба и успокоились: пусть себе дерутся на свежем воздухе. Главное – не на территории «Чердака», где юнцы активно опустошают свои кошельки. И накачиваются до состояния, при котором у некоторых начинает «съезжать крыша».

Тяжёлая музыка и алкоголь – дьявольская смесь, способная самым неожиданным образом «выворачивать» психику. Наркотики, естественно, не афишируются, но кто может гарантировать их отсутствие в подобных легальных ночных «очагах культуры»? И вот картинка финала, которую не могли не прокомментировать в суде: «После причинения телесных повреждений подсудимый прохаживался на месте совершения преступления с высоко поднятой головой, покачивая плечами, очевидно демонстрируя гордое удовлетворение результатами своих действий, победу в конфликте».

Как же это не вязалось с его показаниями, когда он пытался представить избиение как схватку равных противников… Дескать, потерпевший был аморален и агрессивен, вот ему и попало. А где доказательства? Справка из медицинского учреждения гласила: «Ушиб скуловой области слева?». Знак вопроса означал, что сами медики ничего не увидели, а сделали запись со слов подсудимого.

Зато после прицельных ударов на голове потерпевшего не было живого места: закрытая черепно-мозговая травма, переломы височной и затылочной костей, кровоизлияние под мозговые оболочки, очаг размозжения вещества правого полушария головного мозга. Врачи не смогли помочь Мамину. Через несколько дней после случившегося он скончался в реанимации.

В этой связи очень мелочно звучали оправдания подсудимого: «Он трогал мою девушку». Суд, кстати, разбираясь детально в этой истории, не нашёл никакого сексуального подтекста в том приветственном обнимании у барной стойки. Да и в заключении комплексной судебно-психиатрической экспертизы говорится об «отсутствии выраженной острой психотравмирующей ситуации». Не было такой непереносимой ситуации, чтобы отнимать у человека жизнь. Всё сложилось само собой в «чердачной» атмосфере заведения.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector