издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Золотые дожди Александра Шелтунова

  • Автор: Лора Тирон

В Галерее сибирского искусства начала работу выставка «Иркутск Александра Шелтунова». В экспозиции около 50 живописных полотен и графических листов из собрания Иркутского художественного музея, коллекции семьи и частных собраний. Выставка посвящена 360-летию Иркутска и 70-летию со дня рождения автора – Александра Ивановича Шелтунова.

Художник ушёл из жизни в 2008 году в расцвете творческих сил, но оставил нам свои работы – как завещание, как высказывание о любимом городе, о мире, о людях, о жизни, о её предназначении.

Зрителей на открытии собралось много. Творчество этого мастера всегда привлекало внимание при жизни художника, и сейчас оно не ослабевает.

Входишь в зал и сразу ощущаешь мощную энергетику полотен, с каждого из них лучится невидимый свет. Живопись Шелтунова – смелая, напряжённая, выстроенная на гармонии цвета и пластике линий, способная надолго приковать внимание зрителя. Художник очень любил свой старый, уходящий Иркутск с его эффектными каменными особняками и маленькими деревянными домиками в переулках, где так легко угадываются всем нам знакомые места. Свой Иркутск Шелтунов писал многократно при разной погоде и в разное время года, писал таким, каким он открывался его взору и состоянию души. Порой самая бытовая городская зарисовка служила для него объектом самого пристального наблюдения. Его интересовало всё: фактура и рисунок деревянных оград и чугунная вязь решёток, причудливый изгиб облаков, кроны и стволы деревьев, просветы голубого неба и, конечно, люди, которые жили и живут здесь.

В каждой работе Александра Шелтунова есть атмосфера и настроение, тонкая интимная задушевность. Его кисть любой прозаический мотив превращала в поэзию, будь то акварели «Иркутский дворик» и «Старый Иркутск», в которых преобладают приглушённые, будто плачущие, коричневато-оливковые и серые тона, но это только на первый взгляд. При неспешном и внимательном рассмотрении полотен постепенно влюбляешься и в эти старые вековые дома и деревья, в эти летящие молчаливые листья, разгоняемые бородатыми дворниками, в скупо поблёскивающие на дальнем храме кресты. И такой добротой и уютом дышат эти работы мастера, столько в них тепла и света…

В этих городских пейзажах целый мир: ушедший, полузабытый и в то же время такой реальный, ясный, глубокий, в который так хочется возвращаться. Много полотен современного Иркутска. Вот здание краеведческого музея. Оно будто вросло в землю до половины, утонув в глубоком снегу на полотне «Ноябрь». Укутаны снегом козырёк подъезда, выступы колонн, крыша, небольшой огороженный дворик, тротуар, по которому спешит, оставляя глубокие следы, взрослый человек, крепко держа за руку малыша. На дальнем плане, будто подрагивая в ранних опускающихся сумерках, еле проглядывает силуэт драматического театра. Замёрзшие оголённые деревья спят так же крепко, как и укутанное снегом здание музея, закованное в его мягкие объятья. И только небо, выписанное в голубовато-чистых тонах, ещё сопротивляется сумеркам, но на поверхность натоптанных снежных тропинок уже легли еле заметные лёгкие тени. Сколько поэзии в обычном, знакомом пейзаже, как наполнена музыкой каждая часть его пространства!

Эта выставка – как лёгкий поцелуй, как неслышное прикосновение ветерка, как солнце после тёплого летнего дождя, как случайная приветливая улыбка прохожего среди людного и многоголосого города, который Александр Иванович так любил.

Ещё один пейзаж зимнего Иркутска – «Белый дом» («Дом губернатора»). Элегантно выглядит это красивое здание строгих классических линий, всё запорошенное снегом, с мягкими очертаниями деревьев, с тонким узором чугунной ограды, сплетающихся ветвей, утопающее в белой снежной дымке. Картине присущи полутона, тёплый душевный свет, мягкость неярких приглушённых красок: едва уловимые оттенки оливкового, светло-голубого, лимонно-жёлтого, терракотового… Художник  наносит их мелкими мазками, оттого они струятся мягким, льющимся потоком и мерцают, создавая «вибрирующую» поверхность. В маленькой фигурке дворника, расчищающего дорожку от снега на первом плане, художником лаконично и выразительно передано его движение, мгновенное и изменчивое.

Очень люблю полотно «Дождливый Иркутск», где вновь угадывается часть старого города. Он умыт после дождя, на улицах появились первые прохожие с раскрытыми цветастыми зонтами. Поэтично выглядят кирпичного цвета дом, и мокрый асфальт в лужах, и «одноногий» фонарь и белый автомобильчик под старыми акациями, отражающийся в тех самых лужах. Яркими, сильными цветовыми мазками художник создаёт мажорное настроение, и картина переполняется жизнерадостностью, заряжает гармонией и красотой мироощущения, сияет, точно лаковая миниатюра. Сильным аккордом звучит в ней любовь к миру, к людям, к своему городу.

А вот ещё одно радостное по настроению, залитое лучами солнца полотно – «Путешествие». Здесь всё смешалось в одной красочной стихии и торжестве чувств. Деревья, люди, зонты, дома, улицы, небо – всё поёт гимн жизни. На первом плане изображены фигуры людей, сидящих в карете. Художник делает мостик от них к нам, соединяя временные берега, говоря о том, что лет сто назад был такой же яркий закат и люди, как мы сегодня с вами, спешили по делам по тем же улицам и мимо тех же зданий. Всё в мире мимолётно и быстротечно, неизменно только небо с пылающим закатом, который прорезают острые шпили дворцовых крыш, откуда сыплется, переливаясь в оранжевых лучах, золотой дождь.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное