издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На смену лупе и пробирке

Без технико-криминалистического сопровождения вряд ли удалось бы раскрыть резонансные преступления и доказать вину злоумышленников

Днём рождения экспертно-криминалистической службы в системе органов внутренних дел принято считать 1 марта 1919 года. Именно тогда в Центральном управлении уголовного розыска открылся первый кабинет судебной экспертизы. Но в милиции Приангарья научно-техническое подразделение появилось лишь спустя три десятка лет – в 1949 году. Да и трудились в нём в ту пору всего четыре специалиста, у которых на вооружении были разве что лупа да пробирка. Пройдёт ещё десять лет, пока в регионе для изучения следов, оставленных преступниками, будет создана криминалистическая лаборатория. Даже в 1990-е годы, когда на улицах городов средь бела дня звучали взрывы и автоматные очереди, в экспертно-криминалистической службе органов внутренних дел Иркутской области насчитывалось чуть больше 20 сотрудников.

Сегодня ЭКЦ ГУ МВД России по Иркутской области – современное, хорошо оснащённое технически подразделение, в котором трудятся 334 профессионала. Без их помощи никак не обойтись при изобличении воров и сексуальных маньяков, в поиске доказательств вины убийц и мошенников. Непросто даже перечислить все проводящиеся здесь исследования: в следственные органы и суды из этого подразделения теперь уходят заключения по 43 видам экспертиз. Можно вспомнить любое из резонансных преступлений в регионе, чтобы убедиться: без технико-криминалистического сопровождения его вряд ли удалось бы раскрыть и доказать вину злоумышленника.

Неистребимая омывайка

Для этого потребовалось оснащение Центра самым современным и дорогостоящим аналитическим оборудованием. Вот, к примеру, проверить, натуральный ли коньяк продаётся в торговой точке, можно и простым способом: добавить в образец каплю щёлочи и посмотреть, изменился ли его цвет. Этот химический «фокус» охотно демонстрирует нам заместитель начальника отдела экспертиз материалов, веществ и изделий Ольга Лапенко. А затем показывает на экране компьютера так называемую хроматограмму – документ, в котором расписаны компоненты и качественный состав спиртосодержащей жидкости. В только что проверенном «коньяке» и впрямь от этого напитка разве что цвет. Изготовители явно не заморачивались перегонкой виноградного сусла и последующей его выдержкой в дубовых бочках. В составе представленного на исследование суррогата не оказалось ничего, кроме этанола и ароматизатора. Ещё спасибо, что фальсификаторы использовали хотя бы этиловый спирт. А то ведь в торговом павильоне можно наткнуться и на смертельный яд в привычной таре.

Лишь недавно в Иркутске завершились судебные процессы по массовому отравлению в декабре 2016 года косметическим средством «Боярышник», в составе которого оказался ядовитый метиловый спирт. Более сотни человек, угостившись дешёвым спиртосодержащим зельем, изготовленным из стеклоомывающей жидкости, так называемой омывайки, в течение нескольких дней оказались на кладбище или стали инвалидами. В здании Экспертно-криминалистического центра по улице Баррикад тогда были заставлены бутыльками «Боярышника» все коридоры. Полиция изымала их из магазинов, ларьков, складов, находила при осмотре мест происшествий рядом с трупами. Шли проверки алкогольной продукции во всех муниципалитетах. Необходимо было определить прежде всего географию распространения бутылок, напичканных отравой. И сделать это следовало очень быстро, чтобы предотвратить ещё более страшные последствия.

Эксперты работали круглые сутки. Справиться с таким объёмом исследований помогли не только уникальные приборы – спектрометры, но и экспресс-метод, позволяющий буквально за одну минуту определить наличие в спиртосодержащей жидкости смертельно опасного метанола. К слову сказать, этот метод и разработан был именно сотрудниками иркутского ЭКЦ. Выводы, сделанные экспертами, позволили не только привлечь более двадцати изготовителей и сбытчиков ядовитой продукции к уголовной ответственности, но и приговорить их к реальному лишению свободы.

К сожалению, химикам и сегодня хватает работы. И не только с поддельными коньяками и винами, но и с экспертизой технических спиртосодержащих средств – разного рода омываек и незамерзаек, которые порой используются в качестве сырья «виноделами»-умельцами. Кабинеты центра по-прежнему заставлены пакетами с бутылками, а в коридорах ждут своей очереди «поленницы» из коробок с изъятым алкоголем. При таком широком распространении суррогатов, случаев смертности от отравлений эти исследования остаются особо востребованными.

Откуда дровишки?

Экспертная служба Приангарья является пионером во многих видах исследований. К примеру, специалисты центра в Иркутске одними из первых в России начали проводить судебно-ботанические экспертизы с использованием дендрохронологического метода. Не удивительно, что в суд в последнее время стали уходить уголовные дела не только по отдельным фактам незаконных рубок деревьев, за которые «чёрным лесорубам» реальная ответственность не грозила. Теперь на скамье подсудимых зачастую можно увидеть членов преступных организаций, за колючую проволоку отправляются организаторы и участники целых криминальных сообществ с многоуровневой иерархией, которые многие годы безнаказанно орудовали в тайге. И за этот результат благодарить надо прежде всего дендрологов из ЭКЦ.

Старший эксперт Виктор Баженов ботаническими исследованиями занимается уже 12 лет. В лаборатории, по его словам, определяют не только возраст дерева или, скажем, то, было оно сухостойным либо сырорастущим в момент погрузки на «КамАЗ», что позволяет рассчитать нанесённый государству ущерб. Но и дату рубки, и конкретную деляну, на которой оно росло.

«Годовые кольца – как следы пальцев рук у человека, – поясняет Виктор Баженов. – Каждое дерево уникально. Правда, дендрологическая экспертиза – длительная процедура, для изучения под микроскопом пробы нужно подготовить, и это занимает много времени. Зато мы можем с точностью определить, что, допустим, вот это бревно, куда бы его ни увезли, вон с тем пнём составляли когда-то единое целое». Такие исследования в последнее время очень актуальны, их число растёт как снежный ком.

В ботанической лаборатории занимаются, конечно, не только пнями, которых в кабинетах чуть ли не кубометры. Здесь изучают, например, песчано-гравийную смесь, ставшую «предметом хищения». А порой не сразу и поймёшь, какое отношение имеет к ботанике тот или иной объект исследований. К примеру, в ЭКЦ проводится очень много экспертиз по сигаретам. Чем больше дорожает этот товар, тем чаще его подделывают. Задача ботаников – определить, присутствует ли в представленных на исследование образцах табак. Коробки с куревом, вызвавшим сомнения, изымают из торговых точек по всей области, задерживают фуры на контрольно-пропускных пунктах региона. И всё это «добро» попадает в руки экспертов.

Вообще, в отделе экспертиз материалов, веществ и изделий исследования проводятся по 16 направлениям. Некоторые со временем становятся менее актуальными. Лет десять назад в регионе совершалось много хищений из нефтепроводов. Тогда сотрудники ЭКЦ в Иркутске даже разработали методику, позволившую с большой точностью сравнивать образцы нефти со срезов и изъятой горючей жидкости. Сейчас этот вид преступлений пошёл на спад. К изучению волокон и волокнистых материалов эксперты тоже прибегают теперь реже. Раньше результаты таких экспертиз были зачастую главной зацепкой в уголовных делах по изнасилованиям, убийствам, кражам. В последние годы при расследовании подобных преступлений предпочтение отдаётся молекулярно-генетической экспертизе. Она гарантирует стопроцентную идентификацию личности, исключая возможность ошибки.

Маньяков припёрли к стенке

Иркутская область, кстати, стала одним из первых в стране регионов, где появилась лаборатория ДНК-анализа, оснащённая новейшими приборами. Это случилось в 2006 году. И мы теперь знаем, что именно благодаря новой на тот момент методике удалось, наконец, сдвинуть с мёртвой точки расследование преступлений серийного убийцы Михаила Попкова. В то время мало кто верил, что десятки трупов изнасилованных и убитых женщин, поднятых в окрестностях Ангарска с 1992-го по 2010 год, – дело рук одного маньяка, уверовавшего в свою безнаказанность. Молекулярно-генетическая экспертиза позволила установить генотип преступника и объединить в одно производство разрозненные уголовные дела. А потом специалистам центра пришлось «перебрать», как они говорят, несколько тысяч генетических образцов, чтобы выйти на добропорядочного ветерана милиции Михаила Попкова. Сам он после задержания пояснил, что признательные показания стал давать после того, как был припёрт к стенке результатами «генетики».

Генетическая экспертиза показала высокую результативность и при поимке сексуального маньяка Павла Шувалова, который, по версии следствия, в течение 17 лет регулярно насиловал встречных женщин по пути с тулунского угольного разреза, где работал экскаваторщиком, до дома. Та же методика использовалась при раскрытии насильственных преступлений сексуального характера, совершённых в Иркутске с 2009-го по 2012 год в отношении маленьких девочек. Чтобы установить и задержать тогда педофила, специалистам ЭКЦ пришлось провести 914 ДНК-экспертиз. Сегодня мало найдётся уголовных дел, и не только по насильственным преступлениям, при расследовании которых не назначалась бы «генетика». Исследования подобного рода, правда, влетают в копеечку – очень дорогими остаются расходные материалы. Но это тот случай, когда цель – снижение количества нераскрытых преступлений и неопознанных трупов – оправдывает средства. Сейчас в Иркутской области работают две генотипоскопические лаборатории. Вторая появилась в Братске в 2013 году, и она тоже загружена под завязку.

Новые русские воры

Уж коли речь зашла о финансировании экспертной деятельности, нельзя не упомянуть самый дорогой прибор, который находится сегодня на вооружении специалистов ЭКЦ. Электронный микроскоп стоит десятки миллионов рублей, им оборудованы экспертно-криминалистические подразделения лишь в девяти регионах страны, в число которых ещё в 2013 году попала и Иркутская область. «Пятнышки», которые можно разглядеть с помощью этого оптического инструмента, измеряются в нанометрах, равных по величине одной миллиардной части метра. Исследования, проведённые с использованием такой «лупы», помогают, например, безошибочно определить, имеются ли следы выстрела на одежде подозреваемого, горела ли фара автомобиля во время ДТП, находился ли фигурант уголовного дела на месте обнаружения трупа, был ли драгоценный камень в оправе, когда его украли. И много чего ещё, так что прибор эксплуатируется порой круглые сутки.

Преступники постоянно совершенствуют методы своей «работы». И эксперты обязаны не просто поспевать за ними, но и опережать их. Оснащение современной техникой позволяет решать эту сложную задачу. Рост числа преступлений в сфере высоких технологий привёл к появлению в 2004 году компьютерной экспертизы. Она позволяет собрать неопровержимые доказательства по уголовным делам, связанным со сбытом наркотиков через интернет-магазины, отправлять на скамью подсудимых мошенников, которые придумывают всё новые и новые схемы афер с использованием мобильных устройств.

Главный эксперт отдела фоноскопической и компьютерной экспертиз Фёдор Пейс может многое поведать о секретах «новых русских воров». Уверяет, что люди они вполне продвинутые, с интеллектом – на кражи ходят теперь не с фомкой, а с электронными приборами, позволяющими открыть любые запоры, ворота, шлагбаумы и отключить самую навороченную сигнализацию. В ЭКЦ оборудована современная радиотехническая лаборатория, в которой есть всё необходимое для исследования таких умных «отмычек». «Когда оперативники задерживают преступную организацию, на экспертизу поступает сразу до 50 самых разных объектов – от сканирующих устройств для вскрытия охранных систем до радиостанций, настроенных на полицейскую волну», – говорит Фёдор Пейс. Но, как говорится, на каждый вирус найдётся свой антивирус. Научный уровень экспертных исследований растёт с каждым годом.

Можно ещё много и долго рассказывать об эффективных методах работы иркутских баллистов и трассологов, о вкладе почерковедов и «портретистов» в борьбу с мошенниками разных мастей. О колоссальной работе по идентификации личностей жертв катастроф и участии экспертов-криминалистов в раскрытии преступлений в составе следственно-оперативных групп. О передвижных лабораториях и недавно закупленной программе «ДТП-эксперт», которых всего 4 в России. Но можно и короче сказать: сегодня ЭКЦ регионального управления МВД России – это подразделение, без которого просто немыслимо противостоять преступности.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector