издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Плюс-минус контейнерная площадка

Нарушения при замерах поставили под сомнение обоснованность нормативов накопления мусора

Нормативы накопления твёрдых коммунальных отходов в Иркутской области, на основе которых рассчитывается плата за обращение с ними, выведены с многочисленными нарушениями. К такому выводу пришёл Верховный суд Республики Бурятия, куда после скитания по инстанциям поступил иск от местных предпринимателей к региональному министерству жилищной политики, энергетики и транспорта. Суд установил, что данные в первичной документации по замерам противоречат друг другу, а в каких-то случаях цифры просто подгоняли под результат. Судебное решение было вынесено в конце прошлого года и изготовлено в полном объёме в январе нынешнего, однако 25 февраля, когда истекал срок подачи апелляции, министерство жилищной политики решило его оспорить.

Министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области установило нормативы накопления твёрдых коммунальных отходов 8 декабря 2016 года, за пару лет до старта «мусорной» реформы. В первоначальном варианте приказа, который был подписан в этот день, было подсчитано, что каждый иркутянин ежегодно «производит» 3,12 кубометра мусора, житель любого другого населённого пункта региона – 1,56 «куба» в многоквартирном доме и 2,16 в индивидуальном. Нормативы для юридических лиц колебались от 0,0077 кубометра отходов в год на каждый квадратный метр общей площади кладбищ до 3 кубометров на «квадрат» торговой площади в продовольственных магазинах.

В дальнейшем их не раз пересматривали: действующая редакция соответствующего приказа датирована 7 ноября 2019 года. Согласно ей, нормативы для физических лиц, проживающих в Иркутске, Братске и Ангарском городском округе, составляют 2,1 кубометра с человека или 0,085 кубометра в год на квадратный метр общей площади квартиры или многоквартирного дома, для всех остальных – 1,56 и 0,063 кубометра соответственно. Для юридических лиц они варьируются от 0,0077 кубометра на «квадрат» автомобильных стоянок, моек и парковок до 2 «кубов» на каждое место в парикмахерских, косметических салонах и салонах красоты. К слову, норматив для продуктовых магазинов, который первоначально был самым высоким, по ходу дела уменьшили почти в шесть раз.

Установленные министерством «лимиты» напрямую влияют на плату за обращение с твёрдыми коммунальными отходами, которую взимают региональные операторы – ООО «РТ-НЭО Иркутск» на юге области и ООО «Региональный северный оператор» на остальной её территории. Если сильно упрощать, то их умножают на количество проживающих либо площадь квартиры или, скажем, торгового центра и тарифы, которые устанавливает Служба по тарифам Иркутской области. В настоящее время они составляют 576,05 рубля за кубометр для населения и 480,04 рубля за кубометр для всех прочих потребителей в зоне деятельности «РТ-НЭО Иркутск» и 519,04 рубля за кубометр для всех потребителей «Регионального северного оператора». Исключение – юридические лица в Братске, для которых действует ставка в размере 328,09 рубля за «куб».

Возможность взимать плату, исходя из фактического объёма отходов, предприниматели с юга Приангарья больше года отстаивали в судах, первые соглашения на таких условиях с ними стали заключать в начале 2020-го. При этом только 16 февраля 2021 года региональный оператор сообщил о том, что совместно с общественным движением «Иркутская область за справедливую мусорную реформу» был разработан механизм помощи в заключении договоров на вывоз ТКО «по факту». «Юридические лица, перешедшие на фактический учёт объёмов ТКО, в рамках этой программы получат возможность сделать перерасчёт суммы задолженности с норматива на факт за 2019 и 2020 годы, – сказано в пресс-релизе «РТ-НЭО Иркутск». – Показатели факта будут рассчитаны как среднее значение объёмов вывоза ТКО за три месяца после организации фактического учёта на предприятии. До сентября 2020 года такой расчёт был доступен только тем, кто уже пользуется фактическим учётом, а теперь это стало возможно для всех желающих. Нужно только верифицировать площадку и перейти на фактический учёт».

Своя линейка

Однако в отношении физических лиц по-прежнему действуют нормативы. Да и значительная часть предпринимателей, особенно мелких, не перешли или объективно не могут перейти на фактический учёт. Возникает вопрос: почему нормативы именно такие? Первоначально за основу для приказа областного министерства жилищной политики взяли Генеральную схему очистки территории Иркутска, утверждённую в 2014 году. При его пересмотре опирались на расчёты, которые предоставило «РТ-НЭО Иркутск». Их, в свою очередь, выполнило ООО «Межрегиональное бюро кадастровых услуг». Связь компании из Калуги через цепочку собственников с «РТ-НЭО Иркутск» несложно установить через Единый государственный реестр юридических лиц. На этот факт среди прочего обратили внимание предприниматели, которые решили через суд признать недействующим приказ регионального министерства жилищной политики об установлении нормативов образования мусора со всеми внесёнными в него изменениями.

Первым 8 мая 2019 года в Иркутский областной суд обратился общественный представитель уполномоченного по защите прав предпринимателей в регионе Алексей Жемчужников. Позднее, кстати, он организовал и возглавил движение «Иркутская область за справедливую мусорную реформу». Ещё один иск, на сей раз коллективный, последовал 11 июня 2019 года. Его подали семь индивидуальных предпринимателей из Ангарска, Иркутска и Усолья-Сибирского, 14 частных компаний и ангарская муниципальная аптека № 28 (позже её представитель отказался от заявления). Аналогичный иск 2 октября 2019 года подало ООО «Сибирячка» – магазин, расположенный в иркутском микрорайоне Ново-Ленино. На следующий день его присоединили к двум более ранним заявлениям, объединив все три в одно производство.

В Иркутской области дело рассматривали недолго: 23 октября судья Александр Папуша направил дело в другой суд. Своё решение он аргументировал тем, что не может быть беспристрастным при рассмотрении вопроса о нормативах накопления мусора, которые касаются всех местных жителей без исключения. Дело в итоге перешло в Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, расположенный в Кемерове. Тот, в свою очередь, 17 февраля 2020 года передал его в Верховный суд Республики Бурятия.

Научно-исследовательская гостиница и промтоварный продуктовый магазин

По ходу рассмотрения дела предприниматели указывали, что по законодательству «РТ-НЭО Иркутск» изначально было не вправе проводить работу по определению нормативов накопления твёрдых коммунальных отходов, поскольку является региональным оператором по обращению с мусором.

Более того, «Межрегиональное бюро кадастровых услуг» фактически не делало никаких замеров, так что договор с ним является фиктивной сделкой. Тем не менее министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области спокойно приняло отчёты и первичную документацию и на их основании установило нормативы, что в конечном счёте привело к завышению стоимости услуг регионального оператора.

О том, как на самом деле выполнялись замеры, свидетельствует расхождения в цифрах в разных документах, поданных в министерство. Например, в таблице к сезонному отчёту (изыскания необходимо проводить по отдельности в каждое время года) указано, что в доме № 235 на улице Байкальской в Иркутске проживают 978 человек, а в сводных сезонных ведомостях из того же комплекта бумаг – 523 человека. Замеры на площадке в микрорайоне Берёзовом якобы проводили, исходя из того, что там проживают 1200 человек, однако в сезонных ведомостях значится 861 человек, у дома № 29 на Новаторов – 1261 и 961 человек соответственно. Аналогичные несоответствия обнаружились в данных из Ангарска, Усолья-Сибирского и, в принципе, из всех населённых пунктов, где проводились соответствующие работы. «Недостоверность сведений хотя бы по одному или нескольким объектам, безусловно, повлияла на конечные результаты расчёта нормативов», – заключила судья Татьяна Казанцева.

То же касается юридических лиц. На улице Горького в Листвянке, к примеру, измеряли накопление отходов на площадке у магазина промышленных товаров. Однако индивидуальный предприниматель Вадим Лишин, которому он принадлежит, торгует продовольствием. Дом № 218а в микрорайоне Гагарина в Байкальске по документам проходил как «научно-исследовательские, проектные институты, конструкторские бюро, банки, финансовые учреждения, отделения связи, административные, офисные учреждения», хотя в действительности ООО «Байкальская радуга» использует его как гостевой дом. Довод о том, что сведения для проведения замеров брали из открытых источников, в том числе из Единого государственного реестра юридических лиц, не был подтверждён. Более того, напомнил суд, правила определения нормативов накопления ТКО предписывают сбор первичных данных до замеров, а не на стадии обобщения данных и проведения расчётов.

Вдобавок паспорта всех объектов общественного назначения и ведомости первичных записей во всех населённых пунктах, где якобы проводились работы, не содержат наименования самих объектов и подписи тех, кто составлял паспорта. Никакими объективными данными не подтверждается и то, почему здание отнесли к той или иной категории. Не была обеспечена репрезентативная выборка. При этом в правилах определения нормативов накопления отходов чётко прописано, в каких муниципальных образованиях необходимо проводить замеры и какие участки в них отбирать в зависимости от численности населения.

Постоянная плотность, одинаковая динамика

Ещё больше вопросов к тому, как подсчитали нормативы, возникло по результатам судебной экспертизы, к которой привлекли публично-правовую компанию по формированию комплексной системы обращения с твёрдыми коммунальными отходами «Российский экологический оператор» (ППК «РЭО»). При проверке данных о массе и объёме мусора оказалось, что его плотность у каждого объекта во все сезоны проведения замеров составляет 250 кг на кубометр. Получается, что весной, летом, осенью и зимой в течение семи дней в разные контейнеры на разных площадках выбрасывали одинаковые по составу отходы. В отчётах о проведении инструментальных замеров это вроде бы объясняется тем, что плотность мусора определяли расчётным путём и усредняли, чтобы выявить единый коэффициент для пересчёта тонн в кубометры. Однако в представленных на экспертизу материалах соответствующие расчёты отсутствовали, суду их тоже никто не представил.

В то же время заместитель генерального директора по вопросам аналитического сопровождения ППК «РЭО» Алексей Макрушин и заместитель начальника отдела методологии и экспертизы тарифообразования и нормативов накопления компании Светлана Полянская пришли к выводу: учитывая неоднородность состава отходов и изменение их физических свойств в зависимости от сезона, подобное совпадение цифр может свидетельствовать о том, что данные по массе были получены «не путём проведения измерений, а как произведение количественных показателей объёма и расчётного значения плотности». Эксперты обратили внимание и на практически идентичную динамику накопления мусора по дням недели. Ещё раз: и в будние, и в выходные дни и предприятия, и население выбрасывали примерно одно и то же количество отходов. Суд вдобавок обнаружил, что установленные нормативы расходятся с расчётами, содержащимися в сводных ведомостях, которые были составлены по результатам замеров. «Первичная документация результатов замеров, использованная для заполнения сводных ведомостей, не содержит данных, необходимых для расчёта нормативов, – резюмирует судья Казанцева. – Это противоречит правилам определения нормативов и методическим рекомендациям [по вопросам, связанным с определением нормативов накопления ТКО], ставит под сомнение достоверность проведённых расчётов определения нормативов, их экономическую обоснованность».

Результат есть, но он оспаривается

Верховный суд Республики Бурятия в итоге встал на сторону иркутян, оспаривавших нормативы, и частично удовлетворил их требования. «Удовлетворили только требования тех истцов, которые подавали заявления, – объясняет Жемчужников. – То есть был, скажем, ресторан – недействительными признали нормативы для ресторанов, был житель Ангарска – для многоквартирных домов в Ангарске. Были бы другие истцы, удовлетворили бы их требования. Но всё равно перечень получился довольно-таки существенный». Набралось в общей сложности 17 категорий. В Иркутске это магазины продовольственных, промышленных и специализированных товаров, гаражи и парковки закрытого типа, а также научно-исследовательские, проектные институты, конструкторские бюро, банки, финансовые учреждения, отделения связи, административные, офисные учреждения. На территории Ангарского городского округа к ним добавились многоквартирные дома, складские помещения, предприятия общественного питания и мастерские по ремонту бытовой и компьютерной техники, обуви, ключей и тому подобного вместе с ателье. В остальных городах и посёлках Иркутской области первая инстанция признала недействующими нормативы накопления ТКО для частных домов и магазинов, торгующих продовольствием, промышленными и специализированными товарами.

Судья Казанцева вынесла своё решение ещё 25 декабря 2020 года. В окончательном виде его изготовили 26 января 2021-го. А 25 февраля, когда истекал срок, отведённый на апелляцию, министерство жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области подало жалобу в Пятый апелляционный суд общей юрисдикции, расположенный в Новосибирске. На официальном сайте последнего пока нет информации о том, что она поступила и принята к производству. «В кулуарах шепчутся, что суд мы не выиграем, – комментирует Жемчужников. – Тем не менее я бы хотел поблагодарить предпринимателей за поддержку и подчеркнуть, что попытки использовать процесс в политических целях не удались. По-хорошему надо объединяться, потому что наша деятельность всё-таки приносит определённый результат – соглашение с «РТ-НЭО Иркутск» о договорах по факту и урегулировании задолженности за 2019 год тому подтверждением».

Тем временем в Иркутской области опять измеряют объёмы образования коммунального мусора, чтобы на основании этого пересчитать нормативы. По контракту с региональным министерством жилищной политики, который был заключён в апреле прошлого года, этим занимается ООО «ЭксПроф» из Москвы. Согласно последнему дополнительному соглашению к договору, натурные замеры должны проводиться в течение семи дней подряд в феврале, апреле, июле и октябре 2021 года, при этом их обязательно сфотографировать и снять на видео. Отчёт об исследованиях «ЭксПроф» должен предоставить до 30 ноября нынешнего года, срок завершения всех работ – 31 декабря.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector