издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вопросы по плану

Ангарчане оспаривают генплан городского округа через суд

Создание крупномасштабных газохимических комплексов на существующих площадках, модернизация действующего нефтеперабатывающего производства и появление новых предприятий, выпускающих карбид кремния и оксиды тантала и ниобия. Всё это – на территории почти 115 тыс. га. В её северной части находятся Ангарск, посёлки Мегет и Ударник, а также деревня Зуй, отличающиеся высокой плотностью застройки, это зона интенсивного экономического развития. Касательно юго-запада, по которому разбросаны отдельные посёлки, говорят об экстенсивном, умеренном пути. Таковы в общих чертах перспективы развития Ангарского городского округа по генеральному плану города до 2036 года, который был официально утверждён пять лет назад и в который с тех пор дважды вносили небольшие, на первый взгляд, изменения. На деле некоторые из них могут существенно изменить облик и жизнь города с населением 225 тысяч человек и его окрестностей, причём не в лучшую сторону.

Дело было не в цене

Проекты генерального плана и правил землепользования и застройки Ангарского городского округа в 2015 году разработало АО «Иркутскгражданпроект». «История с разработкой была очень интересная, – рассказывает общественный представитель уполномоченного по правам предпринимателей в Иркутской области и председатель координационного совета общественного движения «Иркутская область за справедливую мусорную реформу» Алексей Жемчужников. – Тендер на его разработку отыграли в начале сентября 2015 года. В нём участвовало ООО «Корпус» из Новосибирска, которое давало более низкую цену, но его не допустили к торгам». Из материалов Арбитражного суда Иркутской области, в который 6 октября 2015 года «Корпус» подал исковое заявление к Управлению архитектуры и градостроительства администрации Ангарского городского округа и «Иркутскгражданпроекту», следует, что компания предложила за свои услуги 3,5 млн рублей – более чем на четверть ниже максимальной цены контракта в 5,6 млн рублей, как подсчитали тогда в арбитраже.

В то же время в протоколе рассмотрения и оценки заявок, который был размещён на портале государственных закупок 4 сентября 2015 года, были указаны три участника. Согласно ему, ООО «Институт «Ленгипрогор» из Санкт-Петербурга предложило разработать проекты генплана и правил землепользования и застройки за 3,575 млн рублей, ООО «Аланс» из Иркутска – за 4,763 млн рублей, «Иркутскгражданпроект» – за 4,76 млн рублей. Помимо денежной составляющей комисссия, проводившая торги, учитывала опыт участников конкурса в исполнении договоров сопоставимого характера и объёма и обеспеченность трудовыми ресурсами. Одно из требований, к примеру, заключалось в наличии главного инженера проекта и архитектора с опытом работы не менее пяти лет.

По условиям конкурса, на подготовку проекта генплана был отведён месяц плюс десять дней на сбор исходных данных и комплексную оценку территории. Таким же был срок подготовки проекта правил землепользования и застройки. На доработку градостроительных документов отводилось по десять дней с момента проведения публичных слушаний по ним. Контракт с «Иркутскгражданпроектом» был заключён 15 сентября 2015 года. «Суд ещё 7 октября 2015 года наложил обеспечительные меры и приостановил исполнение муниципального контракта, но [начальник Управления архитектуры и градостроительства администрации АГО Елена] Культикова и [генеральный директор «Иркутскгражданпроекта» Владимир] Юртин подписали акт о выполнении первых двух этапов – сбора исходных данных и разработки проекта генплана – то ли 6, то ли 7 октября, – говорит Жемчужников. – При том, что в пакете документов у них есть бумаги по сбору исходных данных, датированные 9 и 10 октября. В итоге к концу ноября, несмотря на запрет суда, некий авторский коллектив за закрытыми дверями Управления архитектуры АГО этот генплан доделал». 25 ноября вышло постановление мэра о проведении публичных слушаний в конце декабря 2015 года. Через несколько месяцев, 23 марта 2016 года, Дума Ангарского городского округа утвердила генеральный план. Позднее, 23 ноября 2016-го и 25 апреля 2018-го, в него были внесены изменения. К слову, в апреле 2016 года Арбитражный суд Иркутской области отказал «Корпусу» в иске, через восемь месяцев жалобу компании не удовлетворил и Четвёртый арбитражный апелляционный суд.

Свалка у водопровода

При этом Служба архитектуры Иркутской области, в которую проект генерального плана АГО направили на согласование 14 декабря 2015 года, выдала ряд предложений и замечаний к нему. В дополнение 15 декабря того же года ведомство получило от администрации Ангарского городского округа уведомление об обеспечении доступа к проекту генплана в Федеральной государственной информационной системе территориального планирования (ФГИС ТП), где тому был присвоен уникальный идентификационный номер 152585844. Однако сведения о размещении документа с таким номером во ФГИС ТП отсутствуют и сегодня. Об этом сказано в официальном ответе региональной Службы архитектуры на обращение, которое Жемчужников уже в 2020 году подал через депутата Законодательного Собрания Иркутской области Евгения Сарсенбаева.

Тем не менее в начале 2016 года тот же самый неизвестный коллектив градостроителей в администрации Ангарского городского округа скорректировал проект генерального плана и опубликовал его (напомним, что в это время действовал запрет на исполнение контракта, а корректировка генплана по результатам публичных слушаний и замечаниям правительства области была третьим этапом приостановленного контракта, поэтому сам факт его доработки говорит о нарушении). За день до заседания местной Думы Служба архитектуры Иркутской области выдала сводное заключение правительства области, в котором содержалось множество критических замечаний. «Дума спокойно 23 марта приняла генеральный план, со стороны прокуратуры замечаний на том заседании не прозвучало, – замечает наш собеседник. – При этом в принятом генплане зона специального назначения СП-1 вокруг действующего полигона твёрдых коммунальных отходов увеличилась вдвое по сравнению с тем, что было в первоначальном варианте. И это не направляли никуда – ни на публичные слушания, ни на согласование в правительство. Просто кто-то нарисовал новые границы будущей мегасвалки буквально в ночь накануне заседания». Это подтверждает ответ областной Службы архитектуры, в котором сказано, что границы зоны специального назначения в приложениях к утверждённому генплану не совпадают с границами той же зоны в материалах, отправленных для согласования с ведомством в декабре 2015 года.

Городской полигон отходов, расположенный в нескольких километрах от границы Юго-Восточного микрорайона Ангарска, расширяют с нынешних 21,8 га до более чем 200 га для строительства межмуниципального мусороперерабатывающего комплекса, под который отведён ещё один участок площадью 11,2 га.

При этом в принятом генплане не содержится никаких сведений о параметрах объектов по размещению и переработке отходов, которые запланированы к строительству на столь огромном пространстве, выделенном для этого, не проводились изыскания и общественные обсуждения, обязательные перед принятием решения о том, что здесь будет свалка. Наша газета подробно писала об этом 25 августа 2020 года (материал «Комплекс преткновения»). Если коротко, то здесь планируют построить несколько линий по переработке твёрдых коммунальных отходов, крупногабаритного мусора и коммерческого вторсырья, полимеров, битого стекла, макулатуры, древесины, автомобильных шин, бытовой техники и батарей. Плюс установку для сжигания трупов животных и медицинских отходов. Мощность всего комплекса составляет 200 тыс. тонн в год с возможностью увеличения до 400 тысяч, его создают для нужд Ангарска, Иркутска, Шелехова, Иркутского и Шелеховского районов.

«При расширении полигон не ограничивается твёрдыми коммунальными отходами, он принимает и промышленные отходы, – констатирует руководитель движения «Иркутская область за справедливую мусорную реформу». – Речь там точно не про четвёртый-пятый классы опасности». Один из трёх участков, которые добавили к уже существующей городской свалке, по сведениям из публичной кадастровой карты Росреестра, предназначен «для размещения полигона промышленных и твёрдых бытовых отходов». Ещё два, площадь которых составляет 72 га, – для строительства такого же объекта. «В проекте генерального плана, который был вынесен на публичные слушания, увеличение этой зоны СП-1 происходило незаконно: не были указаны параметры расширения, – продолжает Жемчужников. – Если она расширяется под мусоросжигательный завод – это одно, если, к примеру, под поля компостирования органики – другое. В любом случае параметры объектов, которые находятся в этой зоне, должны быть прописаны в генплане. Этого не произошло, просто зону СП-1 увеличили». Вдобавок областная Служба архитектуры установила, что участок площадью 23,2 га, отведённый под размещение полигона промышленных и твёрдых бытовых отходов, захватывает часть зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения микрорайона Юго-Восточный. В администрации Ангарского городского округа на это ответили, что на момент подготовки и принятия генплана эти сведения не были внесены в Единый государственный реестр недвижимости.

Раз закон, два закон

Региональная Служба архитектуры, в свою очередь, в 2016 году согласовала проект генерального плана с условием, что все замечания и предложения к нему будут в обязательном порядке учтены. В том числе те, которые касались зоны специального назначения рядом с действующим полигоном твёрдых коммунальных отходов. Это обстоятельство неоднократно упоминается в иске к Думе Ангарского городского округа, который Иркутский областной суд принял к рассмотрению 24 марта 2021 года. Истцы – региональная общественная организация «Центр социальных проектов и инициатив «Платформа диалога» и 22 физических лица. В качестве заинтересованных лиц к рассмотрению заявления привлечены администрация Ангарского городского округа, ООО «АМП», которое занимается сбором отходов на территории АГО, и АО «Ангарская нефтехимическая компания».

Истцы в первую очередь обращают внимание суда на то, что итоговая редакция генплана не была согласована с правительством Иркутской области. Вдобавок сама процедура согласования с региональными властями проводилась уже после того, как состоялись публичные слушания по проекту документа, что противоречит Градостроительному кодексу РФ. А согласительные процедуры по устранению замечаний, напротив, не были проведены вообще. Помимо этого карта функциональных зон, которая является неотъемлемой частью генплана, не содержит текстовой части, как того требует постановление правительства России. Тем же требованиям не соответствует и карта зон с особыми условиями использования территории, где расположена санитарная зона водопровода.

С учётом уже изложенных обстоятельств набралось больше десятка нарушений. Этого, полагают истцы, достаточно для того, чтобы признать решение Думы Ангарского городского округа не соответствующим положениям Конституции России, Градостроительного кодекса и целого ряда федеральных законов. И не действующим по отношению к земельным участкам в окрестностях местного полигона твёрдых коммунальных отходов и территориям в 29-м и 34-м микрорайонах, где возник конфликт вокруг точечной застройки. В обстоятельствах этого дела и аргументах всех сторон Иркутский областной суд начнёт разбираться 9 апреля. На этот день назначено предварительное заседание по делу.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное