издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тулунский маньяк попал под сокращение

Почти по всем преступлениям, в которых обвиняется серийный насильник из шахтёрского города, истёк срок давности

В Иркутском областном суде рассматривается уголовное дело тулунского маньяка. Павел Шувалов, занявший место на скамье подсудимых, по версии следствия, на протяжении почти трёх десятков лет – с 1991 года по январь 2019-го – насиловал случайных женщин, которые встречались ему на пути, когда он шёл на работу или возвращался со смены домой.

Следствие предъявило 52-летнему тулунчанину обвинение в 27 сексуальных преступлениях и двух убийствах. Жертвами маньяка становились как девочки (младшей было 13 лет), так и женщины солидного возраста. Одна оказалась беременной и в результате преступления потеряла ребёнка. Двоих он, наткнувшись на отчаянное сопротивление, убил. В ходе предварительного расследования было собрано достаточно доказательств по всем инкриминируемым ему преступлениям, однако до суда дошли только убийства и два последних изнасилования. По всем остальным эпизодам истёк срок давности привлечения к уголовной ответственности (по изнасилованиям он составляет 10 лет, а в том случае, если жертва не достигла совершеннолетия, – 15).

«Нечего по ночам болтаться»

Почему в небольшом провинциальном городе маньяку удавалось так долго совершать тяжкие преступления совершенно безнаказанно? В какой-то мере это становится понятно, когда знакомишься с историями его жертв. Среди них были женщины разных профессий и возрастов: бухгалтер, повар, продавец, учительница, несколько школьниц. И практически все они сегодня с болью вспоминают о том, что не встретили в милиции никакого сочувствия, когда пришли подавать заявления о сексуальном надругательстве. Зачастую их отговаривали от этого шага.

Зимой 2002 года 16-летняя школьница поздно возвращалась домой от подруг и услышала сзади шаги. «Заорёшь – зарежу!» – тихо сказал ей незнакомец, приставив к горлу нож. Он отвёл девятиклассницу в железобетонную коробку недостроенного роддома. Из-за проблем с потенцией сильно злился, бил девочку головой о бетонную стену. После изнасилования захрапел, лёжа прямо на ней. «Зачем писать заявление?» – сказал сотрудник милиции, приехавший по звонку домой к потерпевшей. Действительно, толку от этого не было. Маме с дочерью пришлось выслушать мнение милиционеров о тех, кто «гуляет по ночам». А искать преступника не стали – девочку только один раз вызвали после этого в горотдел для дачи показаний.

В сентябре 2003 года жертвами маньяка стали сразу три девушки из одной семьи. Две сестрёнки ходили в гости к подруге, у которой родился малыш. Около 10 часов вечера они уже подходили к своему двору, когда одну из девушек кто-то схватил сзади. Угрожая ножом, прохожий отвёл сестёр в заброшенное здание, бросил на пол куртку и издевался на протяжении нескольких часов. Одну изнасиловал, вторую – не смог, злился и бил. Она кричала так, что сорвала голос, пыталась вырваться. Но преступник пригрозил, что прикончит сестру, – и девушке пришлось смириться. Утомившись, насильник захрапел. Только в четвёртом часу ночи одной из жертв удалось вылезти из-под туши весом 120 килограммов и убежать. С другой преступник, отдохнув, совершил половой акт повторно и, обыскав, отпустил её. Девушкам было тогда 21 и 22 года. А за несколько дней до этого происшествия от сексуального маньяка пострадала их родственница, которой было всего 13 лет. Преступления были совершены недалеко от их домов.

В милицию сёстры позвонили от соседей. «Его можно поймать, он не мог уйти далеко», – уговаривала одна из девушек сотрудников, приехавших по вызову. Но оперативники встретили слова заявительницы, одежда которой была испачкана в крови, без энтузиазма. «Да  не поймаем мы никого», – «успокоили» они разволновавшуюся жертву. При этом стражи порядка ещё и комментировали показания пострадавших. «Нечего по ночам болтаться», «Сидели бы дома, ничего бы не случилось», – давали милиционеры «советы» жертвам сексуального насилия.

Летом 2006 года на каникулы к родителям приехала их дочка, которая училась в Ангарске. Поезд прибыл в три часа ночи, на железнодорожном вокзале Тулуна 16-летнюю девочку встречал отец. Подумал, что они разминулись. А дочку в это время насиловал в общественном туалете здоровенный мужик в рабочей куртке, от которого пахло соляркой и перегаром. Угрожая ножом, он потребовал: «Не кричи, делай, что я скажу». После полового акта насильник спросил у школьницы фамилию и потребовал показать паспорт. На прощание предупредил: «Пойдёшь в милицию – будет плохо. Я знаю, где ты живёшь». Но родители всё же обратились в милицию. «Там у моего отца спросили, будет ли он писать заявление. Мол, девчонка молодая, может, сама захотела», – рассказывает потерпевшая. По её словам, заявление у них не принимали до тех пор, «пока отец кому-то не позвонил».

«Ты всё придумываешь»

Тем же летом на 22-летнюю девушку, работавшую поваром в детском саду, насильник напал в половине седьмого утра. Она уже подходила к крыльцу садика, когда услышала сзади шорох. Мужик, от которого пахло соляркой и перегаром, под угрозой ножа поволок её в кусты. После изнасилования девушка попала в больницу – она перестала говорить, ей кололи антидепрессанты. Спустя два года она наткнулась на маньяка в автобусе и сразу узнала его. Её мучитель вышел на следующей остановке, а к ней вернулся страх: потерпевшая боялась, что этот человек будет её преследовать.

И это не единственный случай, когда жертвы встречали насильника в городе, в общественном транспорте и узнавали его. Студентка техникума тоже рассказала на следствии, что однажды, возвращаясь с занятий, оказалась в автобусе рядом с преступником. Грузный мужчина бухнулся на соседнее сиденье – и она сразу узнала его. Сначала по запаху: он был в той же одежде, и от него всё так же несло соляркой. Потом девушка встретилась с соседом глазами: «Я стала кричать, что это маньяк, но никто вокруг не реагировал. На следующей остановке я выскочила из автобуса». Одна девочка вообще увидела преступника через полчаса после того, как он над ней надругался. Мама привела её в милицию подавать заявление об изнасиловании, а маньяк сидел там в «обезьяннике» – его задержали за какое-то мелкое прегрешение. Но милиционеры не поверили 13-летнему ребёнку, не сочли нужным провести хотя бы формальную проверку. «Ты всё придумываешь», – отрезал дежурный. Это было в сентябре 2008 года – маньяк после этого ещё более десяти лет оставался на свободе, продолжая калечить людские судьбы.

В Тулуне, где всё население – около 40 тысяч человек, потерпевшим было просто нереально избежать подобных встреч. Насильник не скрывался, не менял место работы, десятки лет проживал в самом центре города. И преступления совершал здесь же, в радиусе трёх километров. Хоть он и нападал всегда сзади и в темноте, но жертвы запомнили не только исходящий от него запах солярки. Некоторым удалось неплохо разглядеть своего мучителя, одна даже попросила у него прикурить, чтобы осветить его лицо и запомнить черты. Каждый раз в милиции составлялся фоторобот преступника. Шли годы, человек на портрете, нарисованном с помощью потерпевших, стал выглядеть старше, ещё больше растолстел. Временами он носил усы, потом сбривал их, но при этом всегда оставался узнаваемым: густые брови, нос картошкой, круглое лицо, плотное телосложение, рост 165–175 сантиметров, тёмные волосы, небритый, одет в короткую куртку тёмного цвета. Его пытались найти отцы и мужья пострадавших женщин – ездили вечером по городу, близлежащим деревням. А милиция только возбуждала уголовные дела, когда не удавалось отговорить потерпевших писать заявления, а затем приостанавливала их с формулировкой «за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве подозреваемого». Блюстители порядка упорно не замечали в зафиксированных преступлениях признаки серии.

Нераскрытыми оставались и убийства, в которых позднее признался Шувалов. На предварительном следствии он рассказал, что в октябре 2008 года изнасиловал девушку в подтрибунном помещении стадиона в посёлке Стекольный. Уверяет, что лишать её жизни не собирался. Но она стала кричать и звать на помощь, а у него в нагрудном кармане спецовки «случайно» оказался складной ножик. Подследственный пояснял, что он просто махал этим складишком, отступая к двери, мог и задеть им по неосторожности: «Я сказал, чтобы она заткнулась, после этих слов она замолчала, а я ушёл». Но экспертиза показала: перед смертью жертву били по голове, а «случайные» удары ножом наносились ей как спереди, так и сзади.

Они попали в грудь, живот, под лопатку и в шею. В 2000 году маньяк так же «невзначай» отправил на тот свет женщину, которую изнасиловал в кустах возле автовокзала: просто «слегка» сжал ей рукой горло, чтобы перестала кричать. Это «слегка», по утверждению экспертов, означало, что жертву душили двумя руками в течение нескольких минут.

«Травма осталась на всю жизнь»

Задержали маньяка в начале января 2019 года. И только благодаря тому, что начальник местного уголовного розыска на этот раз засомневался в отказном материале, родившемся в ответ на обращение пострадавшей, и решил его перепроверить. Ведь к тому времени в городе уже год действовала так называемая «маньячная» группа из областного центра. Команда из следователей и оперативников, специально созданная для поимки тулунского насильника, прочёсывала все дома, собирала образцы эпителия для генетической экспертизы. И местные сыщики после вмешательства шефа в кои-то веки отработали по заявлению потерпевшей как положено. Выехали на место происшествия, и девушка показала, куда сплюнула сперму. По её словам, рано утром по дороге на работу ей под угрозой ножа пришлось ублажать неизвестного в кустах. Генетический материал был отправлен на исследование. И по записям с видеокамер оперативники довольно быстро вышли на Шувалова, который приезжал на автовокзал за билетом на собственной иномарке. Чтобы получить его генетический код, полицейские придумали хитрый ход: вызвали подозреваемого для дачи показаний в качестве очевидца мелкого преступления и попросили расписаться в протоколе. А ручку, которую он держал в руках, отправили на экспертизу. Так вычислили сексуального маньяка, который в течение 28 лет безнаказанно глумился над жительницами Тулуна. В том числе над подростками, которые до встречи с ним не имели сексуального опыта.

Жизнь их сложилась по-разному. Старший оперуполномоченный областного угрозыска Евгений Савиных из группы по поимке тулунского маньяка рассказывает: «Общаться с потерпевшими было тяжело. Чувствовалось, что психологическая травма осталась у них на всю жизнь: возвращаясь памятью в прошлое, эти бывшие школьницы, теперь уже повзрослевшие, не могли справиться со слезами. Некоторые отказывались идти на контакт, рассказывать подробности, которые хотели бы забыть. Их можно понять. Кто-то вышел замуж и родил детей – иногда глава семьи ничего не знал о трагедии, которая выпала на долю его супруги. Многие потерпевшие вообще уехали из города, где всё напоминало о пережитом ужасе. Нам пришлось встречаться с ними в других регионах, вплоть до Краснодарского края».

По мнению оперативника (теперь уже бывшего), в уголовное дело вошло далеко не всё, что творил серийный насильник. «Когда мы в поисках маньяка делали поквартирные обходы, нам часто говорили, что в такую же беду попали их знакомые, – говорит майор полиции Евгений Савиных. – Кто-то рассказывал, что незнакомец, который подходит под описание, пытался совершить преступление в отношении дочери, но ей удалось убежать. Уверен, что подобных незаявленных эпизодов очень много». Такого же мнения придерживается руководитель «маньячной» группы – следователь по особо важным делам СК России Евгений Карчевский. По словам подполковника юстиции, в уголовное дело попало не более 10 процентов из объёма преступлений, которые обвиняемый совершил в реальности: «Далеко не все жертвы обращались в правоохранительные органы. Боялись огласки. Ведь в небольшом городе такое сразу становится известным – и в школе, и на работе. Многие потерпевшие на следствии рассказывали, что им пришлось столкнуться с этой проблемой. Другие не стали писать заявление, потому что до полового акта дело не дошло. Преступника кто-то спугнул, или он после сексуальных домогательств в иной форме заснул, лёжа на жертве. Были среди потерпевших и такие, кого сотрудники убедили не предавать случившееся огласке, воздержаться от подачи заявления. В любом случае насильник сломал множество жизней. Пострадали не только женщины, на которых он нападал. Досталось и их близким. У одной из убитых, например, сиротой осталась дочка, больная ДЦП. Её пришлось поместить в интернат для инвалидов».

«Установлены признаки серийности»

Так почему в Тулуне в течение трёх десятилетий не принимались адекватные меры к установлению личности сексуального маньяка и его поимке? Сами правоохранители на этот вопрос отвечают просто: никто не догадывался о серии. Дела об изнасилованиях долгое время не объединяли в одно производство, поскольку считали, что преступления совершают разные мужчины. Никаких ведь особенных примет насильника жертвы назвать не могли. Кроме, разве что, запаха солярки от одежды – но под этот критерий подпадало огромное количество водителей грузовых автомобилей, работников котельных и угольных разрезов шахтёрского города. Можно было, конечно, обратить внимание и на одинаковый способ совершения преступлений: прохожий нападал на женщину сзади, левой рукой зажимал ей горло, а правой приставлял нож. Так ведь это типичное для насильников поведение. Тот факт, что нападают на женщин в одном районе, тоже не должен был никого насторожить: в центре города, поблизости от железнодорожного вокзала и автобусной остановки, всегда много случайных людей. Кроме того, в 1990-х и в начале 2000-х следователям было не до того, чтобы анализировать «висяки» по изнасилованиям. В первую очередь занимались раскрытием по горячим следам убийств. В то время в Иркутской области их ежегодно совершалось 1200–1500. Приангарье лидировало по этому показателю.

«Местная полиция не отработала в своё время уголовные дела по изнасилованиям, как это положено. Спасибо Москве за то, что была создана специальная команда из следователей и оперативников, которая стала заниматься исключительно серией, не отвлекаясь ни на что другое. А то ведь все завалены текущей работой, не до «глухарей», – рассуждает майор полиции Евгений Савиных. По словам руководителя «маньячной» группы Евгения Карчевского, работавшего тогда в региональном управлении СК России, предположение, что в Тулуне орудует сексуальный маньяк, появилось лишь в 2014 году, через 20 с лишним лет после того, как он совершил первое нападение.

Но и после этого никто не поспешил возобновлять производство по делам, пылившимся в архиве. Чтобы объявили серию и создали специальную группу по поимке тулунского маньяка, понадобилось ещё три года и восемь писем, ушедших во все официальные инстанции и в телевизионную программу «Пусть говорят». Потерпевшая в них жаловалась, что делом серийного насильника в Тулуне никто всерьёз не занимается. Только в декабре 2017 года в Иркутск приехали столичные криминалисты и, изучив материалы, объявили: «На основании заключений геноскопических судебных экспертиз установлены признаки серийности преступлений, не охваченных одним умыслом, но, предположительно, совершённых одним и тем же неустановленным лицом». После чего к возобновлённому уголовному делу об изнасиловании 2007 года были присоединены сначала три подобных материала, потом к ним добавилось ещё семь. И пошло-поехало. По словам Карчевского, вскоре было отобрано более 30 дел, имеющих схожие признаки, по статьям «Убийство», «Изнасилование» и «Насильственные действия сексуального характера». В 11 эпизодах генотип преступника совпадал. Началась настоящая работа – и уже через год личность маньяка была установлена, обвиняемый оказался под стражей.

Такие вот цифры: 28 лет, на протяжении которых насильник безнаказанно совершал преступления, – и всего 1 год, в течение которого правоохранители действительно занимались его поимкой. 112 томов собранных по делу доказательств – и 25 преступлений, по которым судить маньяка уже поздно.

Продолжение темы – в ближайших номерах «ВСП»

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное