издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Снять с креста

Как уход от перекрёстного субсидирования в энергетике поможет экономике, и почему на этот шаг не идут

Платёжная дисциплина потребителей энергоресурсов в непростых экономических условиях не улучшается, но избыточная финансовая нагрузка на отрасль только растёт. Проблема перекрёстного субсидирования в электроэнергетике, при котором потребители из числа промышленников, бюджетных организаций и прочих юридических лиц платят за киловатт-час больше, чтобы население платило меньше, только усугубляются. Сегодня льготными тарифами пользуются не только те, кто зарабатывает более чем достаточно и потребляет огромные объёмы электроэнергии, но и знатоки «серых зон» законодательства вроде майнеров или владельцев гаражных автосервисов. Распространение рыночных правил на них уже дало бы ощутимый эффект. Ещё более ощутимым для экономики, которая получила бы стимул к росту, станет отказ от перекрёстного субсидирования с сохранением адресной помощи для тех, кто в ней действительно нуждается. С такой инициативой уже выступают в Госсовете России, однако реальных шагов со стороны правительства нет.

Бесперебойное электроснабжение бизнеса и населения электричеством – безусловный приоритет. Так председатель правительства России Михаил Мишустин прокомментировал утверждение «дорожной карты» развития технологий передачи электроэнергии и интеллектуальных энергосистем на трёхлетний период, выступая 31 мая на оперативном совещании с вице-премьерами. В документе, о котором говорил премьер-министр, определены как сложности технического характера, так и возможные пути их решения. С тем, где взять на это деньги, определённости гораздо меньше. Особенно в свете платёжной дисциплины потребителей и их долга перед поставщиками энергии, который в современных экономических условиях только растёт.

По наиболее актуальным данным некоммерческого партнёрства «Совет рынка», задолженность покупателей на розничном рынке электроэнергии к 31 марта 2021 года достигла 333,2 млрд рублей. По сравнению с тем, что было год назад, она увеличилась на 34,8 млрд рублей. «За первый квартал уровень расчётов на розничном рынке составил 95,1%, – комментирует первый заместитель председателя правления АО «Центр финансовых расчётов» Дмитрий Чернов. – Это на полпроцента хуже, чем было в аналогичный период прошлого года. Тем не менее, нам удалось практически снивелировать худший результат по январю, где отставание было 6,9%, а уровень расчётов чуть превышал 80%».

В то же время бюджетники, непромышленные потребители и производители сельскохозяйственной продукции продемонстрировали некоторое ухудшение платёжной дисциплины. Уровень расчётов со стороны промышленных предприятий повысился на 0,2% по сравнению с первым кварталом 2020 года и достиг 95,7%. В случае населения он вырос на 0,5% и составил 94,5%. «Тем не менее, это худший показатель в группе», – подчёркивает Чернов. Он вполне объясним экономическими факторами: как сообщает Федеральная служба государственной статистики, в сравнении с первым кварталом 2020 года реальные располагаемые доходы людей снизились на 3,6%. В таких условиях платёжную дисциплину даже можно считать высокой.

Вопрос на сотни миллиардов

Однако проблему с ней признают из года в год. Например, на совещании у президента по вопросам ТЭК страны 29 апреля 2020-го Александр Новак, который тогда занимал пост министра энергетики России, говорил о снижении уровня оплаты за тепло и электричество. Наиболее сложной он тогда назвал ситуацию с предприятиями жилищно-коммунального хозяйства. А 7 февраля 2020 года на заседании рабочей группы Государственного совета РФ по направлению «Энергетика» было решено продолжить реализацию политики в сфере сокращения перекрёстного субсидирования. Если точнее – той его части, которая касается поставок электрической энергии и мощности на льготных условиях по регулируемым договорам и оплаты населением услуг по передаче электрической энергии. Одним из механизмов снижения «перекрёстки» в протоколе заседания, который есть в распоряжении «ВСП», названа «цифровая трансформация в различных сферах экономики и государственного управления» в России. Переход от регулируемых тарифов, по которым за электричество платит то же население, не упоминается, но очевидно, что без подобной меры, пусть и с определёнными исключениями, не добьёшься «постепенного субсидирования в отрасли вплоть до его полного устранения», на чём настаивает профильная рабочая группы Госсовета.

Объём «перекрёстки» в электроэнергетике всей России в 2017 году эксперты Высшей школы экономики оценивали в 270 млрд рублей. Речь не только о том, что юридические лица платят за электричество по рыночным ценам, беря на себя часть финансовой нагрузки с населения. Существует и межтерриториальное субсидирование, при котором для снижения стоимости энергии в одном регионе её понемногу «размазывают» по другим. Яркий пример – снижение стоимости киловатт-часа для промышленности Республики Бурятия в 2017 году, ради которого ввели надбавку к рыночной стоимости энергии во всей остальной Сибири и европейской части России. Заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Виталий Королёв тогда оценивал «совокупную нагрузку» на потребителей в 29,5 млрд рублей, что повысило бы конечные цены для них на 1,3%.

Иркутская область, где установлены самые низкие тарифы для населения в России, входит в десятку регионов по объёму перекрёстного субсидирования. В 2021 году он, согласно решению областной службы по тарифам, составляет 5,7 млрд рублей. При этом промышленники и, в меньшей степени, бюджетные учреждения несут социальную нагрузку не только за ту часть населения, которая реально нуждается в субсидиях, но и за весьма обеспеченных потребителей и тех, кто пользуется лазейками в законодательстве. По информации министерства жилищной политики и энергетики Иркутской области, менее 0,8% домохозяйств региона потребляют свыше 1 млрд кВт∙ч в год – без малого 1,8% электропотребления всего региона. Это больше, чем уходит на нужды, скажем Усть-Илимского лесопромышленного комплекса или Ангарской нефтехимической компании. Каждое из таких «энергоизбыточных» домохозяйств в среднем потребляет 11 192 кВт∙ч ежемесячно, тогда как остальным требуется не более 375 киловатт-часов. Плата за их потребление ложится на плечи юридических лиц – дополнительная финансовая нагрузка на бюджетные учреждения и промышленные предприятия составляет 745 млн рублей в год. При этом региональная казна недополучает 133 млн рублей от промышленности, с учётом всех остальных её суммарные потери превышают 212 млн рублей ежегодно.

По некоторым экспертным оценкам, около 500 млн кВт∙ч из «избыточного» миллиарда потребляют майнеры. По всем признакам они занимаются коммерческой деятельностью, извлекая прибыль из «добычи» криптовалют, однако в силу несовершенства законодательства платят за электричество как бытовые абоненты. К примеру, у майнера из посёлка Плишкино Иркутского района уходило 193,6 тыс. киловатт-часов в месяц на энергоснабжение дома площадью 148 квадратных метров. При том, что на нужды такого же здания даже с электрическим отоплением необходимо примерно 3,2 тыс. кВт∙ч ежемесячно. Само собой, за энергию майнер расплачивался по тарифу для физических лиц из сельской местности, который в тот момент (дело происходило в первом полугодии 2020-го) составлял 77,7 копейки за киловатт-час. Итого 150 427 рублей в месяц. Если взять минимальную нерегулируемую цену киловатт-часа, которая действовала в апреле 2020 года, получилось бы 589 173 рубля.

Обосновать обоснованное, пересчитать уже посчитанное

При том, что проблема очевидна, федеральное правительство пока не торопится с кардинальными мерами для её решения. Министерство энергетики России без особого энтузиазма отреагировала на соответствующие предложения ассоциации «Сообщество потребителей энергии», которая официально представляет интересы промышленности на рынке электричества. Одно из них как раз и заключалось в том, чтобы ограничить практику использования льготных тарифов, установленных для населения, теми, кто занимается коммерческой деятельностью. Иными словами, уже упомянутыми майнерами или владельцами гаражных автосервисов. «Исключение нецелевого использования льготного тарифа позволит сократить избыточную тарифную нагрузку на прочих потребителей с сопутствующими положительными экономическими эффектами в виде увеличения налогооблагаемой базы, сокращения расходов бюджетных предприятий и организаций, появления дополнительных ресурсов для инвестирования и развития производства», – объяснял директор Сообщества потребителей энергии Василий Киселёв позицию ассоциации.

Но как пишет «Независимая газета» со ссылкой на официальный ответ Минэнерго, в ведомстве сочли, что подобные предложения «требуют детальной проработки, а также формирования конкретных мер с возможной апробацией в ряде субъектов РФ». Такой подход чиновники объясняют «высокой социально-экономической чувствительностью к возможным изменениям в части увеличения стоимости электрической энергии для отдельных групп потребителей». И требуют дополнительного обоснования и детального расчёта экономического эффекта от политически непопулярной, но экономически очень нужной меры.

«Не припомню, чтобы у Минэнерго были свои инициативы по сокращению тарифно-ценовой нагрузки, – комментирует заместитель директора Сообщества потребителей энергии Валерий Дзюбенко. – Соответствующие предложения, которые ведомство получает извне, в том числе правительственные поручения, почему-то утопают в чиновничьей волоките. Больше года назад правительство поручило представить комплексные предложения по снижению нагрузки на потребителей энергии. Вроде взялись, провели совещание, мы направили массу предложений, но с тех пор полная тишина. В феврале текущего года правительство по нашему предложению поручило Минэнерго разобраться с «серыми» схемами коммерческого электропотребления по льготным тарифам. Хотя бы с этим небольшим сегментом перекрестного субсидирования можно было покончить, причём абсолютно безболезненно для домохозяйств». Реакции не последовало.

При этом в комитете Государственной Думы РФ по энергетике ещё несколько лет назад предлагали отказаться от практики перекрёстного субсидирования, предусмотрев адресную помощь для людей с небольшими доходами, для которых подобная мера была бы болезненной. Депутаты ссылались на практику зарубежных стран, где такая схема давно и успешно действует. А в Институте энергетических исследований РАН не так давно подсчитали, что устранение «перекрёстки» позволит на 2,6% увеличить объём промышленного производства и на 1% – валовый внутренний продукт. Рост ВВП в конечном счёте приведёт к росту доходов населения, что компенсирует прибавку к плате за электричество. Это понимают и в профильной рабочей группе Госсовета, настаивая на постепенном уходе от перекрёстного субсидирования при одном условии – «целевой поддержке малоимущего и нуждающегося населения». Время для этого давно настало.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное