издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Запоздалый цветочный фейерверк

Весна в этом году в Иркутске не то чтобы запоздала, но затянулась. Неспешно, с частыми возвратами, сдавали свои позиции холода. Долго таял снег. Медленно оттаивала земля. Даже бесшабашные ручьи журчали нынче негромко, без привычного весеннего восторга. Майские первоцветы начали просыпаться с заметным опозданием и с осторожностью. Один зацветёт – другие выжидают, смотрят, что из этого получится и стоит ли рисковать. Традиционного цветочного взрыва и весеннего буйства у природы в этот раз не получилось.

Только худа без добра не бывает. Неспешность и поочерёдная смена цветущих растений позволила чуть лучше рассмотреть особую красоту цветущей вербы, увидеть неброскую прелесть самых скромных цветов, которые хоть и были рядом всегда, но в бурной цветочной круговерти оставались за пределами человеческого внимания. Тягомотная, руганная-переруганная за дожди и холода весна двадцать первого года помогла даже самым невнимательным горожанам увидеть, например, цветущие клёны и длинные осиновые серёжки, похожие на бахрому старинной бабушкиной шали. Дачники с удивлением заметили, что даже неистребимая осока, уродующая участок бесконечно растущими кочками, весной тоже цветёт. И, если присмотреться, цветёт довольно красиво. По меньшей мере, оригинально, необычно. Мелковато, правда.

Знакомая соседка-пенсионерка незадолго до начала календарного лета остановила меня возле дома, увидев в руках фотоаппарат.

– Вы вон на тот куст внимание обратите, – показывает на растущий у тротуара клён ясенелистный (американский). – Представляете, он расцвёл! А я думала, что это клён. У него же листья, как у клёна. Но он расцвёл! Оригинально и красиво! Лепестков, правда, нет, зато тычинок много, и они дли-и-инные. Как висюльки на люстрах. У него прямо каждая веточка маленькими «люстрами» увешана. А я всегда думала, что это клён…

Не сразу получилось у меня убедить пожилую соседку, что это и есть тот самый клён, которым, как сорняком, зарастают некоторые улицы и дворы Иркутска. И что цветёт он каждый год так же обильно, как и нынче.

– Я же не маленькая! – возразила пенсионерка. – Сколько живу здесь, ни разу не видела, чтобы этот куст зацвёл…

Всё объяснимо. На фоне яркой красоты цветущих вдоль городских тротуаров груш и черёмухи трудно обратить внимание на скромное цветение клёна. В «море цветов» сознание выделяет только самые-самые яркие и самые-самые крупные. Но нынешняя весна не допустила одномоментного возникновения «моря». Она поступила как опытный модельер, выпуская на подиум не все модели одновременно, а по очереди, по продуманной схеме, чтобы все успели рассмотреть и оценить всё. Оказалось, что весной зацветает (ну, как бы зацветает) даже то, что по ботанической науке цвести не может. Например… мох! Мхи – споровые растения. У них нет семян, поэтому и цветы им, как и папоротникам, не нужны в принципе. Это я запомнил ещё по школьным урокам ботаники. «У мхов нет цветков, корней и проводящей системы. Размножаются мхи спорами, которые созревают в спорангиях на спорофите», – подтверждает «Википедия». И тем не менее недавно увидел я на собственном дачном участке небольшое, в несколько квадратных дециметров, желтеющее пятнышко. Подошёл посмотреть, что там такое, и глазам не верю: буйно «расцвёл» мох. Без лепестков, правда, одними «тычинками», торчащими вверх на 2-3 сантиметра. А почему бы и нет? У клёнов тычинки свешиваются вниз, потому что они высоко, а у мха торчат вверх, потому что он распластался по поверхности земли и свешиваться «тычинкам» некуда.

Сделав снимки, полез во всезнающий Интернет и вычитал, что споры у мхов «созревают в спорангиях на спорофите». Значит, не цветочные тычинки с пыльцой торчат коробочками в небо, а те самые спорангии со спорами на спорофите…

После того разговора с соседкой поспрашивал я своих знакомых: видели ли они, как цветёт клён? И оказалось, что видели многие, но не все. Несколько человек вместо ответа спросили сами: «А разве он цветёт?»

В начале нынешнего мая задумал я сделать поздравительную фотооткрытку для приятеля и поехал за город, чтобы сфотографировать цветущий сердечник трёхнадрезанный. Он на знакомой мне полянке расцветал всегда самым первым – ещё в конце апреля. Когда на опушках леса нет ничего, кроме пожухлой и пыльной прошлогодней травы. И убедился, что весна нынче изрядно запоздала. Ни на этой, ни на «запасных» своих полянках не нашёл я цветочек из семейства крестоцветных с четырьмя бледными лепестками розоватых или голубых оттенков. Цветочек некрупный, неброский, на тонюсеньком, как ниточка, стебельке, но, если рассматривать его, встав на колени, нежный, милый… Чтобы увидеть красоту некоторых первоцветов, к ним надо не только подойти, но и склониться, и даже встать перед ними на колени. Часть этих фотографий тоже сделана в поклоне возрождающейся жизни.

Позже обычного зацвела нынче красавица медуница. Мне особенно нравится, что медунка, как называли мы её в раннем детстве, встречает весну не отдельными цветочками и даже не соцветиями, а дружными «семейными» букетами, насчитывающими иногда десятки стеблей. Медуницу с огромной радостью встречают проснувшиеся пчёлы. Сладкое имя своё растение получило не случайно.

Потом, почти без паузы, на опушках леса и вырубках расцветают наши сибирские подснежники. Лекари-травники называют их сон-травой. Учёные-ботаники – прострелом. В Иркутской области подснежники бывают почти белыми, но чаще – заметно желтоватыми. Бывают сине-фиолетовыми и даже какими-то тёмно-бордовыми. Они дают старт цветочному фейерверку. Дальше уж и не уследить, то ли ярко-жёлтая лапчатка зацвела вслед за жёлтой лесной фиалкой, то ли наоборот. Да и не это важно. Важнее, что жизнь после зимы проснулась.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер