издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Липа» вместо доказательств

Многоэтажка на бульваре Гагарина в Иркутске превратилась в «карточный домик», проживать в котором небезопасно

«У нас украли веру в правосудие!» – огромные буквы на фасаде жилого дома на бульваре Гагарина привлекают внимание прохожих. На набережной Ангары, в самом центре города, в двух шагах от бывшей гостиницы «Интурист» всегда много иркутян и гостей. Баннеры укреплены на стене дома № 42 по решению его жильцов – и это, по сути, крик отчаяния. С 2003 года собственники квартир, среди которых много пенсионеров, трудившихся когда-то врачами, преподавателями вузов, научными сотрудниками, руководителями предприятий, отстаивают своё право, в том числе и в судах, на спокойную и безопасную жизнь. Они лишились её, когда в их доме появилось кафе Моnet и хозяйка этого заведения Наталья Кудинова стала, не спрашивая согласия владельцев жилых помещений, как того требует закон, рыть под зданием подвалы трёхметровой глубины, расширять оконные проёмы, навешивать на фасаде промышленную вентиляцию.

Кировский районный суд Иркутска, рассмотрев в апреле 2021 года исковое заявление жильцов дома, признал необоснованными их требования обязать владелицу кафе демонтировать вентиляционную систему, восстановить несущие конструкции, ленты фундамента, оконные проёмы, привести крыльцо в соответствие с проектной документацией. И тогда собственники жилых помещений обратились в редакцию газеты. Они, конечно, прекрасно понимают, что оспорить акт Фемиды, который считают необоснованным и несправедливым, можно только в установленном законом порядке. Но, по их мнению, ситуация с реконструкцией дома № 42 на бульваре Гагарина очень типична для Иркутска. И документы, которые делегация жильцов положила мне на стол, хорошо иллюстрируют механизм превращения старинных зданий, расположенных в центре города, в «карточные домики», жить в которых небезопасно. В таких спорах важная роль отводится органам правосудия.

Я открыла папку с документами. Первое, что бросилось в глаза: по многоэтажке на бульваре, оказывается, принято уже несколько судебных решений. И они, мягко говоря, противоречивы. По сути, один суд ставит крест на уже вступившем в законную силу решении другого. Очень необычная трактовка принципа независимости третьей власти! Кроме того, в качестве допустимых доказательств в материалах гражданского дела фигурируют в том числе и явно сфальсифицированные документы.

Cуд общей юрисдикции арбитражному не товарищ

Одним из основных исковых требований жильцов был демонтаж вентиляционной системы. Сооружение на фасаде мешает людям спокойно жить. «Мы круглый год не имеем возможности открыть окна из-за постоянного гула и жуткого запаха. Вибрация от вентиляции такая сильная, что плещется чай в кружках и трясётся мебель», – жалуются владельцы квартир, расположенных над кафе. С этими жалобами и возражениями на них хозяйки заведения уже разбирался пять лет назад Арбитражный суд Иркутской области. Бизнес-леди упирала тогда на то, что вентиляция была смонтирована в 2002 году, до вступления в силу нового Жилищного кодекса РФ, когда, по её мнению, согласие жильцов на эти действия не требовалось. Арбитражный суд с таким толкованием закона категорически не согласился. В декабре 2016 года он вынес решение, в котором чёрным по белому написано: «Доводы ответчика о монтаже системы вентиляции на стене жилого дома в 2002 году рассмотрены судом, и суд находит данные доводы несоответствующими действующему на тот период законодательству. Согласно положениям ч. 1 ст. 247, ст. 289, ст. 290 ГК РФ, при наличии возражений собственников по установленной вентиляции она подлежит демонтажу». Это решение Кудинова не обжаловала, и оно тогда же вступило в законную силу. Жильцы дома, обратившись спустя пять лет в Кировский районный суд Иркутска с требованием обязать ответчика демонтировать незаконно установленную вентиляцию, приложили к заявлению и решение Арбитражного суда Иркутской области со ссылкой на положения ГК РФ.

Но Кировский суд этот документ, вышедший из-под пера коллег, проигнорировал. А в собственном решении те же самые законы трактовал иначе: «Монтаж вентиляционной системы был произведён до вступления в силу ЖК РФ. Согласие жильцов многоквартирного дома № 42 на осуществление указанных действий до 01.03.2005 не требовалось». Недаром, видать, говорят: закон – что дышло, куда повернёшь – туда и вышло. Так какому же суду верить? Вообще-то законодателем установлены принципы единообразия в применении норм права и непротиворечивости судебных актов. Выводы, указанные в решении Арбитражного суда, вступившем в законную силу, должны быть обязательны и для судов общей юрисдикции. Это правило закреплено в ч. 2 ст. 13, ч. 2-3 ст. 61 ГПК РФ.

Раз фальшивка, два фальшивка

В решении Кировского районного суда Иркутска почему-то нет оценки доводов, приведённых истцами в качестве доказательства правоты своей позиции. Вот лишь несколько фактов, проигнорированных служителями Фемиды. Как тут уже говорилось, Кировский райсуд признал вентиляцию на фасаде законной на том основании, что она смонтирована до вступления в силу Жилищного кодекса РФ в 2005 году. Вывод, если верить процитированному выше акту Арбитражного суда, сам по себе неправильный. Но вот что удивительно: не соответствуют действительности даже и те обстоятельства, на которых этот вывод строится. Как, например, быть с таким фактом: рукава системы вентиляции выходят из помещения бывшей квартиры № 17, которую Кудинова приобрела под расширение кафе в сентябре 2006 года, а в собственность оформила месяцем позже, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права. Суд эти сведения (а истцы их озвучивали) не учёл. Зато учёл сфальсифицированные доказательства, представленные предпринимательницей. Причём «липа», приложенная к делу, по-моему, шита белыми нитками. Так, в рабочей документации кафе Моnеt указано, что проект вентиляции 2002 года выполнен ООО «ТМ-Альта» на основании Строительных норм и правил «Отопление, вентиляция и кондиционирование». Но они были введены только в 2004-м! «Либо проектировщики, предугадавшие появление нового СНиПа, обладали даром ясновидения, либо проект был сфальсифицирован задним числом, как и другие «доказательства» – акт приёма работ от 13 февраля и акт испытания оборудования от 13 декабря того же 2002 года», – делится своими предположениями одна из истцов – Ленора Мирхалилова. По её утверждению, истцы и этот довод приводили, но суд не стал его оценивать.

На самом же деле обстоятельства возникновения «доказательств» правомерности установки вентиляции на общедомовой стене ещё смешнее. Поначалу оба акта, датированные 2002 годом (о приёме работ и испытании оборудования), были подписаны ответственными лицами ООО «Климат контроль», которое якобы и занималось монтажом системы. Именно эти документы Наталья Кудинова принесла в 2016 году в Службу жилищного надзора Иркутской области, когда там шли очередные разборки по жалобе жильцов.

Но ООО «Климат контроль» в ЕГРЮЛ было зарегистрировано только в 2005 году, как оно могло издавать документы за три года до своего появления на свет? Когда жильцы вывели обманщицу на чистую воду, она тут же вынула из рукава идентичные по содержанию документы (договор на монтаж, акты). Только в них ООО «Климат контроль» волшебным образом превратилось в ООО «ТМ-Альта».

А вот как родился вывод эксперта о том, что вентиляционное оборудование необходимо оставить на стене. Перед проведением судебной строительно-технической экспертизы Кудинова просто убрала часть креплений – и появилось заключение: «Элементы вентиляционной системы механически не закреплены непосредственно на фасадной стене дома, в связи с чем их демонтаж невозможен». Остроумно: как отвинтить то, что не привинчено? Уже два года рукава вентиляции длиной более пяти метров висят прямо над входом в подъезд, угрожая свалиться кому-нибудь на голову. Это небезопасно, считают жильцы. И разумность их опасений подтверждается Строительными правилами «Отопление, вентиляция и кондиционирование воздуха», где чётко прописано: расстояние между крепёжными элементами для воздуховодов не должно превышать три метра.

Так подвал или подполье?

Похоже, владелица кафе и сама запуталась, что она там вырыла под домом – подвал или подполье. А это, оказывается, очень важно. Чтобы выиграть суд с жильцами, которые требуют признать обустройство подвального этажа незаконным, Наталье Кудиновой следовало доказать, что под купленными ею квартирами никаких помещений нет. И хозяйке кафе это удалось. Правда, не с первого захода. В ноябре 2008 года тот же Кировский суд Иркутска, рассмотрев гражданское дело по иску прокурора района, признал «реконструкцию дома № 42 на бульваре Гагарина, а именно устройство подвала под квартирой № 17, незаконной, поскольку у ответчика было лишь разрешение на перепланировку помещения». Одно из судебных заседаний проводилось даже с выездом на место, и стороны убедились в том, что «подвальное помещение глубиной три метра оборудовано в целях расширения кафе». В нём на то время имелись «два санузла, склад, помещение, используемое для обслуживания посетителей, дверной проём между помещениями».

Государственный инспектор по строительному надзору Службы Стройнадзора Иркутской области, допрошенный в суде в качестве специалиста, очень доходчиво пояснил разницу между перепланировкой, то есть демонтажем перегородок, и реконструкцией – изменением параметров объекта капитального строительства. Он сделал однозначный вывод: «Скороходовой (фамилия хозяйки кафе до замужества. – Ред.) была проведена не только перепланировка, но реконструкция, а именно устройство подвального помещения с целью расширения кафе». Этот вывод подтвердил и сам разработчик проекта перепланировки квартиры № 17 Анатолий Буданов. Он пояснил суду: «Выемка грунта для усиления фундамента планировалась на глубину от 60 см до 1,2 метра. Проект не предусматривал обустройство подвальных складских помещений, санузлов и дверных проёмов в лентах фундамента. Все эти действия являются отступлением от проекта. В существующем виде помещение не могло быть принято в эксплуатацию». Основанное на этих выводах решение Кировского районного суда 2008 года вступило в законную силу, апелляционная инстанция оставила его без изменения.

Но прошло чуть больше 12 лет, и на свет явилось совершенно противоположное по смыслу решение того же Кировского суда. Оказывается, он способен проигнорировать не только выводы коллег из Арбитражного суда, но и свои собственные. «Пространство под бывшей квартирой № 17 возникло в ходе работ по перепланировке, а не реконструкции, – с удивлением прочли истцы в новом судебном акте. – И это связано с необходимостью укрепления фундамента методом торкретирования, замены деревянных перекрытий железобетонными». Мнение Фемиды изменилось столь кардинально после ознакомления с заключением повторной судебной строительно-технической экспертизы. Выполнявший её эксперт ООО «Главстройпроект» Алексей Говорин указал: «Подвальное помещение не обнаружено, доступа в подпольное пространство нет. В результате работ по укреплению фундамента площадь нежилого помещения не увеличилась, а значит, они не являются реконструкцией».

Вы будете смеяться, но на подвальное помещение под бывшей квартирой № 17, которого, как установил в 2021 году Кировский районный суд, вообще не существует, Наталья Кудинова ещё в 2017-м зарегистрировала право собственности! Причём по традиции на основании сфальсифицированных документов. Но прежде она пять раз подавала в Арбитражный суд Иркутской области иск к администрации города. И в нём честно признавалась: в результате самовольной реконструкции ею был обустроен подвальный этаж, и общая площадь нежилого помещения увеличилась со 179 кв. метров до 243, которые она использует с 2011 года с целью предпринимательской деятельности. Однако, как только дело поступало на рассмотрение тому или иному судье Арбитражного суда, истица забирала заявление. А потом подавала его снова. Но, видимо, никто из служителей правосудия так и не вызвал доверие у индивидуального предпринимателя.

В конце концов хозяйка кафе добилась своего через Управление Росреестра. Она предоставила туда декларацию на нежилое помещение площадью 243 кв. метра. А чтобы как-то объяснить невесть откуда взявшийся излишек площади, приложила копию письма Службы Госстройнадзора Иркутской области. Там было написано: «Службой по результатам фактического обследования объекта недвижимого имущества выявлено, что при первичном обследовании не учтены помещения 4а-4д на поэтажном плане подвала. Фактически вышеуказанное нежилое помещение имеет общую площадь 243 кв. метра, реконструкций и перепланировок в помещении не производилось».

А вот какой ответ поступил из Госстройнадзора на обращение жильцов: «Копия письма от 02.08.2017, изготовленного на бланке Службы, является сфальсифицированным документом. Должностными лицами Службы осмотр нежилого помещения по адресу: бульвар Гагарина, № 42, по результатам которого мог быть подготовлен данный документ, не производился». Удивительно, но Кировский районный суд никак не отреагировал на это обстоятельство. Впрочем, как и на тот факт, что устройство ответчиком подвальных помещений высотой 2,70 м под бывшей квартирой № 17 подтверждается техническим паспортом от 05.10.2015, где они как раз и обозначены на поэтажном плане как помещения 4а-4д. Не взял суд в расчёт и заключение Иркутского отделения АО «Ростехинвентаризация – Федеральное БТИ» от 01.08.2017, хотя его сотрудники реально обследовали помещения 4а-4д, прежде чем сделать вывод, что это именно подвальный этаж. Согласно Строительным правилам «Здания жилые многоквартирные», этажом является «пространство высотой в чистоте (от пола до потолка) 1,8 м и более». Между тем во всех официальных документах высота помещений под тремя бывшими квартирами, превращёнными в точку общепита, указана в размере 2,70 м. Истцы, разумеется, предоставили Кировскому районному суду и выписку из ЕГРН о регистрации Кудиновой на подвальный этаж права собственности. Но в решении и о ней нет ни слова.

Без вины виноватые

Жильцы дома уверены, что подвальное помещение, якобы закрытое по решению Кировского районного суда 2008 года, продолжает эксплуатироваться в предпринимательских целях. Там в том числе работает и кухня. В один из подвалов собственники квартир прорубили лаз из подъезда и пригласили нотариуса, который осмотрел и описал помещение. Оно отделано кафелем, проведены сети ТВ, Интернет, горячее и холодное водоснабжение. С первым этажом кафе это помещение сообщается капитальной лестницей. В экспертном заключении, на выводы которого ссылается суд, подвальные помещения названы «подпольным пространством», в котором размещены сети электрической системы, системы отопления и водоотведения. И неоднократно подчёркивается, что доступа к ним нет, хозяйка кафе заложила проём в ленте фундамента. Даже эксперт не смог туда попасть. В решении суда так и записано: «Демонтаж систем невозможен из-за отсутствия доступа в это помещение». Получается, оборудование работает бесконтрольно, и в любой момент труба может лопнуть, а проводка – загореться.

В целом масштабная реконструкция дома, проведённая хозяйкой кафе в нарушение закона и без требуемых в таких случаях разрешения на строительство и согласия собственников, вызывает у жильцов большую тревогу. Они считают, что расширение окон с демонтажем надоконных балок, обустройство дверных проёмов в несущих стенах и лентах фундамента, копка под полом помещений трёхметровой высоты нарушают прочность несущих конструкций здания, возведённого более 60 лет назад. Выводы суда о том, что безопасности жильцов ничто не угрожает, нисколько их не успокоили. В этих выводах они видят множество несостыковок. К примеру, суд уверяет, что предусмотренное проектом перепланировки увеличение оконных проёмов сопровождалось их усилением металлическими обоймами. Но ведь предпринимательница сделала окна намного большего размера, чем было предусмотрено проектировщиками, и их расчёты здесь не годятся. «Проём в ленте фундамента обусловлен необходимостью укрепления стен фундамента методом торкретирования и замены деревянных перекрытий на железобетонные», – такой вывод сделал эксперт Говорин. Но это «укрепление» коснулось лишь части дома! В другой половине здания так и остались лёгкие перекрытия, и прочность остова в целом вызывает теперь большие сомнения. Разве не такая же бесконтрольная реконструкция привела к обвалу дома на улице Ширямова в Иркутске?

К тому же как доверять экспертному заключению, заложенному в судебное решение? С одной стороны, суд заявляет, что не сомневается в компетентности эксперта Говорина, а с другой – отмечает, что его «выводы вызывают сомнения в их правильности и обоснованности, являются неполными, противоречивыми, не подкреплены соответствующими ссылками на нормативные акты, на установленные обстоятельства, на применяемые методы исследования, расчёты» (из определения о назначении повторной комиссионной строительно-технической экспертизы).

Есть и ещё один аспект этой темы. Истцы уверены, что работы, проведённые Кудиновой, привели к сокращению общего имущества (и доли в нём собственников квартир) – стен здания, земельного участка, на котором расположено крыльцо, размеры которого, как и проёмы на фасаде, значительно превышают проектные. Квартиры в доме, проживание в котором стало ещё и небезопасным, сильно подешевели. 74% собственников дома считают, что их права нарушены незаконными действиями предпринимателя. Но в решении Кировского районного суда сделан вывод, что «злоупотребляют правом» как раз жильцы дома, «преследуя цель причинить вред другому лицу, а именно ответчику Кудиновой». «Мы никогда не были против работы кафе. Наши требования касаются только незаконных реконструкций и использования общего имущества без согласия собственников. Мы лишь пытаемся отстоять своё право на безопасное и комфортное проживание. И уверены, что закон на нашей стороне, – утверждает председатель совета дома Нелли Ефимова. – Тот же Кировский районный суд Иркутска уже удовлетворял подобные иски собственников квартир. Например, владельцам кафе Coffeshop Company (бывшей «Снежинки») и ресторана «Урюк» пришлось по решению суда привести дома в первичное состояние. Нам же отказали в законных требованиях, отняв у нас веру в правосудие».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер