издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Удар нелегальным «битком»

«Партизанский» майнинг бьёт по энергетике, экономике и кошельку законопослушных потребителей

  • Автор: Юрий Черепанов

Примерно 50 подозрительных потребителей, два десятка судебных решений и десятки миллионов рублей к взысканию – такова арифметика борьбы «Иркутскэнергосбыта» с нелегальными майнерами. «Добыча» криптовалют по льготным тарифам для населения не только противоречит логике предпринимательства и законодательству. Прежде всего она несёт угрозу надёжному энергоснабжению – энергоёмкое оборудование перегружает сети, что приводит к постоянным отказам, авариям и отключениям света. Повышенные затраты на содержание и развитие сетей вместе с перекрёстным субсидированием включают в цену киловатт-часа для предпринимателей, которые, в свою очередь, закладывают расходы на электроэнергию в стоимость товаров и услуг. Получается, что за сверхприбыли одних в буквальном смысле платят миллионы других.

Гражданин И. когда-то купил 12 соток в Иркутском районе. Построил на них жилой дом. По всем правилам подключил его к электрическим сетям и 16 апреля 2018 года заключил договор энергоснабжения с «Иркутскэнергосбытом». Через год с небольшим специалисты компании обратили внимание, что на нужды здания уходит подозрительно много электричества. Только в июне 2019-го расход составил 669 тыс. кВт-ч – примерно в 110 раз больше того, что частный дом с электрическим отоплением может потреблять даже в самый холодный зимний месяц.

Проверка, проведённая на месте, подтвердила очевидную догадку: И. решил заняться майнингом криптовалют. Само собой, продолжив платить за электричество как бытовой потребитель, а не как предприниматель. Мотив понятен – таким образом прибыль от энергоёмкого «производства», и без того немалая, превращается в сверхприбыль: даже сейчас тариф для физических лиц в сельских территориях составляет 82 копейки за кВт-ч. Два года назад он был и того ниже – 75,5 копейки за кВт-ч. Тогда как юридическим лицам в зависимости от категории киловатт-час обходится в 2,5–3 рубля, так как именно они несут на себе бремя перекрёстных расходов за население, тариф для которого самый низкий по стране.

«Иркутскэнергосбыт», как и положено, предложил изменить ценовую категорию в договоре энергоснабжения: майнинг, несмотря на пробелы в российском законодательстве, по факту является предпринимательской деятельностью, и поэтому электричество для него оплачивается по рыночной цене, а не по тарифу для населения. Разница ощутимая. Если бы 669 тыс. кВт-ч были потрачены на бытовые нужды, за них пришлось бы заплатить 518,2 тыс. рублей, в случае предпринимательства цена превысила 1,7 млн рублей. За три месяца – с июня по август 2019 года – набежало почти 6 млн рублей, которые И. отказывался выплачивать. С тем, что энергетики обоснованно потребовали заплатить, согласился Иркутский районный суд. Его решение подтвердили и в апелляционной инстанции.

Сушилка леса с выходом в Интернет

«У нас в разработке постоянно находятся около 50 точек либо с подозрением на неофициальный майнинг, либо с уже установленным фактом, – рассказывает директор «Иркутскэнергосбыта» Андрей Харитонов. – Это направление относительно недавно стало популярным, и мы понимаем, почему: в Иркутской области, особенно в сельской местности, действует, наверное, самый низкий во Вселенной тариф на электроэнергию, что создаёт благоприятные экономические предпосылки. Тем не менее «Иркутскэнергосбыт» давно ведёт работу по выявлению потребления электроэнергии для коммерческих целей под видом коммунально-бытовых. У нас уже есть судебные решения по майнерам». Прецедентом несколько лет назад стало дело церкви евангельских христиан «Благодать». Община пятидесятников в апреле 2017 года арендовала помещение в Иркутске и установила там серверное оборудование. Технику обнаружили инспекторы сбытовой компании, пришедшие с проверкой. Несмотря на то что этот факт был установлен и руководство общины оплатило выставленный им счёт, «Благодать» подала иск о взыскании с энергетиков необоснованного обогащения. Арбитражный суд Иркутской области его не удовлетворил, та же судьба постигла апелляционную и кассационную жалобы.

Несмотря на все установленные факты, евангелисты пытались доказать, что не использовали серверное оборудование, и объясняли повышенный расход электричества тем, что печатали религиозную литературу. Иными словами, занимались исключительно своей «профессиональной» деятельностью, которая не является предпринимательством. Гражданин И., в свою очередь, настаивал на том, что установил дома лесосушильные камеры и использовал их исключительно для бытовых нужд. Этому, правда, противоречили данные нескольких экспертизы об огромном объёме интернет-трафика и применении климатического оборудования для отвода тепла от айсиков. «Недавно мы получили решение суда по делу, где майнер объяснял высокое электропотребление тем, что производил дистиллированную воду, – добавляет Харитонов. – Для чего? Для «выполнения рекреационных мероприятий» в каком-то пруду. Кто-то заявляет, что у него бассейн с подогревом, но бассейна на участке нет. Такие объяснения выдумываются, но суды их не принимают как надлежащие».

Удар по окружающим

Казалось бы, споры лежат исключительно в экономической плоскости и сводятся к разбирательству между предпринимателями. Однако «партизанский» майнинг создаёт серьёзные технические проблемы, от которых страдают люди. Огромное потребление электроэнергии означает значительную нагрузку на инфраструктуру, которая на это попросту не рассчитана. Результат – аварии и отключения электричества, особенно частые и болезненные во время пикового потребления. «Нелегальные майнерские фермы дают снижение напряжения и перегрузку сетей – для муниципалитета это полный караул, – замечает глава Уриковского муниципального образования Андрей Побережный. – При технологическом присоединении заявлена мощность 15 киловатт, а на деле она превышена даже не на пять-десять киловатт, а на сто с лишним. Если на улице есть одно такое строение, перекос идёт по всей линии. Так, у нас в начале января было крупное отключение электроэнергии, люди без света оставались больше восьми часов».

В целом по Иркутскому району в зимние месяцы 2020 года произошло 59 технологических нарушений в сфере электроснабжения. Проще говоря, отключений света, которые ударили по всем потребителям. Точно так же на всех распределяются и затраты на ремонт, обслуживание и развитие электрических сетей, которые закладываются в стоимость энергии. Просто для справки: сетевая составляющая в цене киловатт-часа для предприятий малого и среднего бизнеса в Иркутской области превышает 40%. Затраты на электроэнергию они закладывают в стоимость товаров и услуг, так что платят все без исключения. В том числе население, тарифы для которого регулирует государство.

«Действующая система тарифообразования построена таким образом, что рост «льготного» потребления, который дают майнеры, региональная Служба по тарифам вынуждена учитывать в следующих периодах регулирования, – объясняет Харитонов. – То, что нелегальные майнеры потребили в 2021 году, ударит ростом тарифа по всей экономике области в 2023 году. За счёт этих товарищей нагрузка ляжет на производственный сектор и не только». Есть данные министерства жилищной политики и энергетики Иркутской области, согласно которым менее 0,8% домохозяйств региона потребляют свыше 1 млрд кВт-ч в год – больше, чем уходит на нужды Усть-Илимского лесопромышленного комплекса или Ангарской нефтехимической компании. Из-за перекрёстного субсидирования это даёт дополнительную нагрузку на бюджетные учреждения и промышленные предприятия – 745 млн рублей в год. При этом региональная казна недополучает 133 млн рублей от промышленности, с учётом всех остальных её суммарные потери превышают 212 млн рублей ежегодно. Половину «избыточного» миллиарда, по некоторым экспертным оценкам, потребляют нелегальные майнеры. Таков же их вклад в дополнительную финансовую нагрузку на экономику и промышленность Иркутской области.

Вопрос легальности

При этом факт нелегального предпринимательства не утаишь, даже отказавшись пустить инспекторов энергосбыта к себе в дом или на участок. Система учёта фиксирует все аномальные всплески электропотребления. «Контейнер или гараж с дополнительной вентиляцией, который ощутимо гудит, шумит и греется, невозможно не заметить, – подчёркивает директор «Иркутскэнергосбыта». – Мы разработали целый комплекс мероприятий, позволяющих выявлять тех же майнеров: тепловизионные обследования, использование квадрокоптеров и оборудования для замера шума. Все эти доказательства ложатся в основу наших обращений в суды». И последние их принимают безоговорочно, так что издержки в итоге оказываются значительно выше затрат на электроэнергию, приобретённую по ценам для юридических лиц.

«Мы, энергетики, не имеем ничего против майнинга как такового, – заключает Харитонов. – При условии, что он легален, осуществляется на специально отведённых площадках со всей необходимой инфраструктурой и по соответствующим тарифам». Такую площадку, на которой сейчас работает крупнейшая в Евразии майнинговая ферма, в 2020 году организовали в Братске. В каждом из 14 модулей, которые здесь функционируют, вмещается до 400 машин-майнеров. Для предпринимателей действуют соответствующие тарифы. И они легально работают на благо всей экономики Иркутской области без угрозы и ущерба другим потребителям электроэнергии.

Проблему решило бы введение дифференцированных тарифов: для электроэнергии, которую население использует для бытовых нужд, по-прежнему действует льготная цена, для тех, кто использует её в коммерческих целях, – рыночная. Подобную идею не раз обсуждали на площадках Торгово-промышленной палаты и общественной организации «Опора России». К тому, что перекрёстное субсидирование необходимо сокращать, пришли и участники заседания рабочей группы Государственного Совета РФ по направлению «Энергетика», которое состоялось 7 февраля 2020 года. Введение дифференцированных тарифов, с одной стороны, позволило бы значительно снизить нагрузку на предпринимателей, а с другой – не затронуло бы подавляющее большинство населения.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер