издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ты транссексуал, что ли?! Мужики так не ходят»

История о школьнике с хвостом на голове. Ребёнок заставил взрослых обсуждать проблемы школы, копившиеся десятилетиями

«Мама, кто такой транссексуал?» – шёпотом, чтобы не услышал водитель такси, спросил 12-летний Костя у матери. Ася удивилась вопросу и пообещала сыну ответить на него вечером. В этот день, второго сентября, педагоги не пустили Костю на уроки. Несколько часов он просидел в кабинете психолога. Заниматься с классом мальчику не разрешили из-за причёски – часть волос была собрана на затылке в хвост. Через 10 минут после того, как Костя пришёл в школу, его матери позвонила социальный педагог, сказала, что с хвостом на затылке ребёнок не может находиться в школе, и потребовала, чтобы Ася срочно забрала сына. Мать Кости ответила педагогу, что сможет приехать за ребёнком после уроков. Костю изолировали, время от времени к нему приходили учителя и давали задания. 

«В кабинет, где был мой сын, зашёл завуч, он же преподаёт основы безопасности жизнедеятельности. Это здоровый мужчина примерно метр девяносто ростом. Сын рассказал, что педагог велел ему подойти. Тот подошёл, сжался. Рост у моего сына метр пятьдесят. Учитель наклонился к нему и сказал: «Ты транссексуал, что ли?! Снимай резинку с волос! Мужики так не ходят». Конечно, сын расстроился, его успокаивали психолог, старшеклассники», – рассказывает Ася. Она пожаловалась на педагогов в департамент образования и прокуратуру.

Дома Ася объяснила сыну, кто такой транссексуал. «Он надулся, весь вечер не разговаривал. Потом подошёл ко мне, спросил: «Мама, я же не транссексуал?!» Ребёнок понимает, что это что-то плохое и обидное, и не хочет таким быть», – говорит Ася.

«Пошли толпой на ребёнка»

Центр образования № 47 входит в число лучших школ Иркутска по результатам ЕГЭ. Костя учится в этой школе со второго класса, и раньше у педагогов не было замечаний к тому, как выглядит ребёнок. Перед нынешним учёбным годом Костя сменил причёску. За лето волосы отросли, он попросил парикмахера оставить длинную чёлку и укоротить волосы на висках. По мнению мальчика, это не только красиво, но и удобно. У Кости жёсткие волосы. В удлинённой причёске они смотрятся более аккуратно. И ухаживать за ними проще, чем за короткой стрижкой, в которой волосы у Кости торчат в разные стороны. Ни мальчик, ни его мама не рассчитывали, что причёску Кости будет обсуждать вся страна.

Директор Центра образования № 47 Надежда Тютрина подтверждает, что мальчика не пустили на занятия из-за причёски. По её словам, ребёнку предложили распустить хвост и причесать волосы. Школьник отказался. Тогда его отвели в кабинет психолога, там он выполнял задания, которые давали ему учителя. Он не был отстранён от занятий, но в этот день учился отдельно от одноклассников. Директор Тютрина считает, что права школьника не были нарушены.

А вот ученик, по словам директора школы, обязан был соблюдать школьные правила. В Положении о школьной форме и внешнем виде, подписанном в апреле 2021 года, сказано: «Мальчики и юноши должны быть коротко острижены». При этом никаких пояснений относительно того, какая длина считается допустимой, Положение и Устав школы не дают.

Мать Кости Ася опубликовала в своём аккаунте в «Инстаграме» фотографии причёски, которые сделала второго сентября. Первыми их увидели и написали о конфликте журналисты «КП-Иркутск». На одной из фотографий чёлка собрана на затылке мальчика в хвост, на другой волосы распущены.

Мы попросили стилиста-имиджмейкера и психолога Марину Луговскую посмотреть фотографии. Специалист сделала вывод, что стрижку мальчика вряд ли можно назвать короткой. Длина коротких волос – два, максимум три сантиметра. Причёска мальчика аккуратная, но его волосы явно длиннее нормы, записанной в школьном документе, считает Марина Луговская.

В этом случае стоило спросить ученика и его мать, знают ли они о правилах, закреплённых в Положении. Если не знают – попросить изучить документ и придерживаться этих правил. «Я с пониманием отношусь к позиции школы. Правила соблюдать, безусловно, нужно. Но требования учебного заведения можно было донести корректно, не оскорбляя ребёнка и не нарушая его границы. В этом случае педагоги действовали нервно, торопливо, впопыхах. Устраивать «веерный допрос» не было никакой необходимости», – считает Марина. По мнению Луговской, руководство школы могло дать школьнику и его матери время, чтобы изменить причёску либо выбрать другую школу, если семья не согласна с требованиями этого учебного заведения.

Боясь нарушить школьное Положение, педагоги перешли границы этических норм. «Пошли толпой на ребёнка. Социальный педагог, заместитель директора, педагоги. Их было много – он был один. Особенно огорчает то, что в этом участвовала психолог, которая должна была оградить ребёнка от давления», – говорит практикующий психолог, руководитель кризисного центра Наталья Кузнецова.

Психологи Луговская и Кузнецова считают оскорблением поведение заместителя директора, предположившего у мальчика транссексуальность. Во-первых, о секуальной ориентации педагог не имел права разговаривать с ребёнком без родителей. Во-вторых, учитель использовал слово «транссексуал» как ругательство, что-то стыдное и неприличное.

«Учитель посчитал допустимым свои страхи и предрассудки, свою гомофобию вылить на ребёнка», – возмущается Кузнецова. Оскорблением она называет также публичное заявление директора о том, что учитель не мог так обратиться к ребёнку, мальчик это выдумал. Директор Тютрина считает, что педагога оклеветали.

Если всё же слова были произнесены, то действия педагога граничат с развращением несовершеннолетнего, считает Луговская. «Мысли 12-летнего мальчика обычно далеки от секса. Он думает об играх, достижениях, героях. Учитель же даёт понять ребёнку, что оценивает его как сексуальный объект. Причём речь идёт об учителе основ безопасности жизнедеятельности – человеке, который должен учить школьников, как быть защищёнными. В этой ситуации педагог, наоборот, выталкивает ребёнка в такое поле, где он не может защитить себя», – объясняет психолог. И добавляет: «Нарочно не придумаешь, что будничная ситуация могла вызвать столь острую реакцию педагогов и столько факторов сложились разом».

«Я не девочка, я мальчик»

Мать Кости Ася рассказала, что сама в школе ходила с волосами, выкрашенными в красный цвет. Учителя с пониманием относились к такому способу самовыражения. Она закончила школу с двумя четвёрками в аттестате, остальные оценки «отлично». Получила диплом с отличием по специальности «Психолог в сфере экономики».

По словам Евгении, матери 12-летней Светы (девочка учится в другой иркутской школе. – Авт.), нынешним летом её дочка коротко постриглась и покрасила волосы в фиолетовый цвет. «Когда дочь сказала, что хочет фиолетовые волосы, я не стала запрещать. Единственное, посоветовала использовать тоник, который со временем смывается. Света ходит с такой причёской с начала года, пока замечаний от учителей не было», – отмечает Евгения.

Надежда, мать 12-летнего Стёпы, рассказала, что незнакомые люди иногда принимают её сына за девочку. «Волосы у Стёпы длиннее, чем у меня. Он носит модную причёску – выбритые виски в сочетании с удлинённым каре. Если собрать в хвостик, сантиметров 10 получается. У Стёпы мягкие черты лица, когда он распускает волосы, иногда к нему обращаются, как к девочке. Он спокойно говорит: «Я не девочка, я мальчик». Не слышала, чтобы в связи с этим к моему сыну возникали вопросы», – отметила Надежда.

Мальчики с удлинёнными причёсками, девочки с короткими стрижками – совсем не то, с чем стоит воевать школе, считает педагог с 20-летним стажем из посёлка Улькан Анна Пидгурская.

В её практике был случай, когда в конфликте директора с девятиклассником, который отказывался стричь хвост, Пидгурская поддержала ученика. Её вызывали на педсовет, требовали провести беседу с подростком и его мамой. Жалоб на успеваемость или поведение старшеклассника у директора не было. Вопросы вызывала лишь причёска. Анна не стала спорить с коллегами. Лишь посоветовала парню реже попадаться на глаза директору. Он доучился до конца года и ушёл из школы. Причёску так и не сменил.

«Директор попросила меня отметить в характеристике, что ученик нарушал Устав школы. Но я не стала об этом писать, положительно охарактеризовала школьника. Когда подошло время подписывать характеристики у директора, был конец года, нужно было сдавать отчёты. Директор была загружена и о хвосте даже не вспомнила», – рассказала учитель.

В школьной программе запланированы беседы с учениками о мужественности и женственности. «Я говорю о том, что в обществе сложились стереотипы, как должны выглядеть и вести себя мальчики и девочки. Примеры таких стереотипов: мальчики не плачут, девочки – слабые. Объясняю детям, что все люди разные и не обязательно следовать шаблонам», – отметила Пидгурская. èèè

Учитель сожалеет, что сейчас темы, касающиеся полового воспитания, по сути, оказались под запретом в школе. Выталкивая их в область недозволенного, стыдного, того, о чём не следует говорить, взрослые формируют искажённые представления. Вопросы тем не менее детей интересуют, потребность говорить о них есть. Она проявляется в неприличных словах, которые дети пишут на партах, стенах или доске. Возникают неловкие моменты на уроках. «В рассказе Чехова «Ионыч» есть строчки: «Екатерина Ивановна кончила свои длинные, томительные экзерсисы на рояле». Истерический смех семиклассников вызывает слово «кончила». Если бы у них было больше информации, они бы реагировали спокойнее», – уверена педагог.

Стереотипами, к сожалению, руководствуются некоторые педагоги, которые внешний вид школьника идентифицируют с принадлежностью к ЛГБТ-сообществу. Поскольку компетенций, чтобы отреагировать корректно, у взрослого не всегда хватает, возникает агрессия педагога по отношению к ученику. В начале сентября Следственный комитет Курской области начал проверку сообщения о преступлении, совершённом директором школы в селе Ивановское. В паблике в «ВК» ученик восьмого класса Алексей Шаров так описывает произошедшее: «Сегодня директор завёл меня в свой кабинет и разорвал мне ухо до крови, так как там была серёжка и я не хотел её снимать. Регулярно оскорбляет и унижает. Родители разрешают мне носить эту серёжку и она никак не мешает учебному процессу!» (орфография и пунктуация сохранены. – Авт.) По словам Алексея Шарова, срывая серьгу, директор школы Александр Андрощик назвал его «******» (гомосексуалом). К посту прикреплены фотографии, на которых у подростка окровавлено ухо, капли крови стекли на белую рубашку.

«До сих пор плохо сплю, как вспомню»

После новости о конфликте в школе иркутские соцсети наполнились постами, в которых пользователи комментировали произошедшее в иркутской школе, рассказывали свои истории, делились картинками и мемами, сочиняли стихи по теме. Один даже предложил устроить у школы, в которой учится мальчик, пикет с требованием отставки директора.

Иркутянин Евгений Хохряков вспомнил, что в 1967 году его единственного в школе не приняли в комсомол из-за брюк-клёш и длинных волос. «Битломан, сказали! До сих пор плохо сплю, как вспомню», – пишет он в комментарии к одному из постов в «Фейсбуке». Пользователь Пётр Ончуков рассказал, что его отправили домой за то, что пришёл в школу в рубашке в полоску. А по правилам школы все должны были быть в однотонных.

«Очень давно, в 1977 или 1978 году, мне папа подарил нефритовое колечко, тогда это была редкость. Оно было очень маленькое и даже мне только на мизинец надевалось! Так вот меня чуть не исключили из пионеров из-за того, что я надевала это колечко в школу))) Я всё не могла понять: я что, хуже учиться буду, если у меня на пальце колечко? На этот вопрос мне ответа не дали…» – задала в комментариях вопросы, на которые не смогла получить ответы, пользовательница Елена Зоркальцева. «А меня директор школы отстранила от уроков, увидев в ушах малюсенькие серёжки», – в конце комментария Елены Моисеевой – плачущий смайлик.

Тут же люди делились историями своих детей. «В нашей мальчикам нельзя носить короткие носки – директор лично стоит при входе и разворачивает таких домой», – написала Анжелика Макарова под постом Александры Поблинковой. «Как можно бороться с буллингом, когда взрослые им занимаются в первых рядах? Причём ладно в отношении друг друга какой-то ад устраивают. Так ещё и на детей накидываются. Это просто некрасиво так себя вести», – возмутилась Александра (орфография и пунктуация источника сохранены. – Авт.).

Виктория Чебыкина считает, что проблема – в отношении к людям, которые не вписываются в стандарты. Пользовательница отмечает, что осудить, выразить неприятие могут за всё, что угодно: «За короткую юбку и за длинную юбку, за худобу («Болеет, видно, совсем дошла!») или за полноту («Посмотри, у неё ж..па стала, как у коровы»), ну и т.д. За доброту – подобрала кошку, прикормила, за то, что не взяла к себе, за всё, что по их правилам и стандартам не вписывается в их жизнь».

«Правильно поступили в 47 школе»

За несколько дней до выборов историю с причёской прокомментировал депутат Государственной Думы, кандидат в депутаты от партии «Единая Россия» Сергей Тен (по итогам голосования он вновь избран в парламент. – Авт.). «Если не нравится, если не устраивает, пожалуйста, в Иркутске есть школы, где не такие высокие требования к внешнему виду учеников, учитесь там на здоровье. А если ты пришёл именно в эту школу, если родители приняли такое решение, то будьте любезны уважайте общество, которое вас окружает. Правильно поступили в 47 школе», – написал депутат Тен и опубликовал фотографию, где он стоит в школе вместе с директором (орфография и пунктуация источника сохранены. – Авт.). Этот пост в «Фейсбуке» вывел дискуссию на новый виток.

Около тысячи комментариев оставили пользователи под публикацией депутата. «Как стрижка демонстрирует неуважение? Толпа взрослых травит ребёнка. Как не стыдно», – возмутилась Татьяна Соловьёва. Многие восприняли пост как желание депутата заработать перед выборами очки на скандальной теме и выразили своё мнение в комментариях. «Это лучший подарок, который Сергей Тен мог сделать своим оппонентам за 5 дней до голосования. Браво», – отметил Денис Кучменко.

Другие, напротив, выражали поддержку депутату. «Всё правильно говорите, иначе так и будут эти дети «самовыражаться» с пирсингами, голыми животами и прочим, в школе надо учиться, а не о косичках думать», – написала в комментариях пользовательница Арина Калинина. Её поддержала Татьяна Плетнёва: «Всё правильно сказал Сергей. Дети в школу приходят сейчас как на ночные вечеринки (не знаю, с чем ещё сравнить). Вседозволенность ведёт к бардаку. Но детей уже поздно менять, они в этом выросли» (орфография и пунктуация источника сохранены. – Авт.).

Пользователь Наталья Нестерова добавила, что благодарна директору 47 школы, в которой сейчас учится её дочь. «Данный прецедент не показатель профессионализма педагогов, и тем более не может обсуждаться в праздных беседах! Эти люди учат и воспитывают наших с вами детей!», – отрезала она попытки других комментаторов выразить своё мнение. «Что значит не может обсуждаться? Школы содержатся на наши налоги, на минуточку. Оплачивать учителей, которые толпой самоутверждаются за счёт 12-летки – ну так себе перспектива», – ответила Нестеровой пользователь Екатерина Дементьева (орфография и пунктуация источников сохранены. – Авт.).

15 сентября пресс-служба правительства Иркутской области анонсировала онлайн-встречу министра образования Максима Парфёнова с руководителями департаментов образования, директорами школ и родителями. На повестке – внешний вид школьников. В пресс-релизе отмечено, что инциденты, подобные тому, который случился в 47 школе, «нужно искоренять и решать на уровне администрации образовательного учреждения и родителей». Как именно будут искоренять и решать, не сообщается.

«Задача школы дать образование и инструменты для развития, самовыражения детей, чтобы впоследствии они могли стать успешными и уверенными в себе людьми. И если от родительской общественности поступают запросы на изменения внешнего вида учащихся, дресс-кода, эти пожелания должны быть не просто услышаны, но и учтены», – цитируют министра в пресс-релизе (орфография и пунктуация источника сохранены. – Авт.). В документе не сказано, когда и на какой площадке пройдёт встреча.

Мать Кости Ася говорит, что пока не получала приглашение на встречу от министерства. Ни депутат, ни министр, ни директор или педагоги не принесли свои извинения. В тот же день, когда случился конфликт, Ася отвела Костю к парикмахеру. В школу он ходит с короткой стрижкой – как написано в Положении.

Имя школьника — главного героя — изменено по просьбе матери

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное