издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутские «Сандуны»

«Самый лёгкий пар у Курбатова!» – эти слова были знакомы тем, кто жил в Иркутске в конце 19 – начале 20 века. Курбатовские бани и в Советском Союзе остались живой частью культурного пространства города. Многие до сих пор тепло вспоминают неизменный субботний банный ритуал. Поход в баню был маленьким праздником и для взрослых, и особенно для детей. Огромные залы с высокими потолками, чудесные изразцы переваловского фарфора, фигуры рыцарей на входе, клубы пара, веники и ощущение счастья. Но это знаковое для Иркутска место на Цесовской Набережной долгое время находилось в запустении. А сегодня и сама набережная, и Курбатовские бани обретают новую жизнь. Реконструкция бань Курбатова и Русанова – крупный инвестиционный проект, который En+ Group воплощает в жизнь в Иркутской области.

«Курбатовские бани: отдельные номера, ангарская вода, электричество». Это реклама вековой давности. В начале 20 века на берегу Ангары находились лучшие бани Иркутска. Народные бани в своё время предложил построить глава города Владимир Сукачёв. Известные иркутские домовладельцы Николай Курбатов и Григорий Русанов в 1894 году выкупили у Сукачёва прибрежный участок и через два года возвели бани. Если верить городской статистике 1912 года, в день парящиеся в Курбатовских банях выливали на себя по 25 тысяч вёдер воды. А в год бани расходовали не менее 187 500 бочек, или 625 бочек каждые сутки. Это треть всей воды, потребляемой банями центральной части Иркутска. Великолепные изразцы для банных помещений были изготовлены на знаменитой фарфоровой фабрике Перевалова.

После революции 1917 года бани были национализированы и исправно служили городу в советское время вплоть до 1980-х годов, непременно восхищая людей основательностью дореволюционной постройки, изысканной отделкой, сохранявшимся долгое время имперским шиком. И всё это несмотря на солидный возраст и износ здания. Бани так и называли всегда «бывшими Курбатовскими». Для Иркутска, где и после Великой Отечественной войны преобладал частный сектор, бани были жизненно необходимы. Для многих это место было с детства знакомым, связующим поколения. В бани, конечно, ходили семьями. Часто – дедушки и бабушки с внуками. И вокруг Курбатовских бань, естественно, формировались собственные ритуалы.

«Мне очень часто снится это место во сне – Курбатовские бани на Ангаре, – рассказывает московский композитор Марина Шмотова. – Мы жили на углу Горького и Ленина, вот оттуда пешочком по улице Марата и шли в баню. Вся любовь к этому месту связана с бабушкой, она для меня очень много значила. И она очень любила баню. После походов с бабушкой я пристрастилась к банной культуре. Помню, бабушка радовалась, как я после бани прекрасно выгляжу, какой здоровый румянец… В моём Иркутске много памятных мест. Город необычный, вторая столица после Питера. Бабушка рассказывала мне, как в своё время старательно уничтожали дореволюционный город… А бани были нужны городу и потому сохранились. Бабушка водила нас и в музыкальную школу, и на гимнастику в университет. И в 11-й школе, где мы учились, она ждала нас на переменках, потому что родители были заняты. И, конечно, одно из памятных мест – Курбатовские бани. Потом я отучилась, уехала в Москву, поступила в Гнесинку и ходила в «Сандуны», потому что сохранилась та давняя бабушкина традиция. Курбатовские бани вновь и вновь возникают в моих снах. И для меня лично место это немного сакральное… Это часть моего иркутского мира, и очень яркая часть».

Иркутянка Елена Елагина жила на улице Марата, до Курбатовских бань было недалеко, и она в детстве ходила туда с мамой и бабушкой. «Там вкусно пахло вениками, – рассказывает она. – Было очень забавно мыться из тазика, который назывался «шайка». Ходили мы только в общую баню с парилкой. Помню еще тётеньку с большим ключом, которая открывала и закрывала кабинки. Кожа после бани была «скрипучей», было ощущение чистоты и свежести».

«Меня завораживала парная, – вспоминает иркутянка Наталья Карцева, которая бывала в Курбатовских банях ещё девочкой. – Всё в пару, в жару, запах дерева и веников, хвойных и берёзовых. Блестящие от пара женские тела, нашлёпывают себя вениками, о чём-то весело хохоча и разговаривая… Жар стоял такой, что я могла потоптаться только возле двери… А потом, помывшись, мы спускались на первый этаж, где в окошечке в белом халатике бабушка продавала газировку. Божественный напиток!»

«Потом так хорошо ощущались свежесть тела на воздухе и беспричинная радость. Детство…» – добавляет иркутянка Наталья Пульман.

Александре Федосеевой приходилось бывать в разных банях Иркутска, но Курбатовские, по её словам, была особенными. «Они всегда были с таким налётом шика, невзирая на стены местами с грибком и общей усталостью», – рассказывает она. В фойе висела огромная люстра, стены были выложены плиткой удивительной красоты. «Плитка была какого-то не по-советски голубого цвета, – вспоминает Александра. – В номерах были совершенно необыкновенные краны, очень большие и, как мне казалось, вечные. А ещё – утонувшие в толщине стен окна с решётками… Стояли монолитные кубы, выложенные плиткой поменьше, – это были скамейки».

Журналист Элита Павлюченкова вспоминала, как они с сестрой в детстве в пятницу или субботу бежали покупать билет в «номер», чтобы вечером помыться всей семьёй. Вестибюль от пола до потолка был украшен узорной плиткой, а блики большой красивой люстры играли на золочёных доспехах двух рыцарей с лампами в руках. На изразцах, что были в номерах, девочки разглядывали чудесные картинки: цветущие деревца, пейзажи, дымящиеся домики. А в других помещениях стены были выложены белой плиткой, по которой художник разбросал волшебные голубые цветы. А после бани можно было выпить холодного хлебного кваса, в углу кипел огромный самовар, чтобы почаёвничать.

Иркутянин Игорь Верхозин помнит, что мужская раздевалка была точь-в-точь как в фильме «Ирония судьбы, или С лёгким паром» (сцены фильма снимались в московских «Сандунах»). Замыкала всё это великолепие большая парная. «Отличный пар был, и интерьер внушительный, – добавляет москвич, бывший иркутянин Евгений Румянцев. – Сравнивал с «Сандунами» потом, и недалёко Сандуновские бани ушли! Очень хорошая парная, просторные промывочные с высокими потолками. Потрёпанные годами, но сохранившие былой шик интерьеры холлов, буфет с пивом. Правда, я тогда пиво не пил. Атмосфера! Были там и «командиры». Они командовали, когда заходить, когда поддать пару и когда парилку просушить. Большая утрата для тех, конечно, кто любит русскую парную».

Однако к 80-м годам 20 века стало очевидно – некогда великолепное здание Курбатовских бань всё более и более ветшает. А сам район, где они находились, в советское время использовался в промышленных целях. Иркутские «Сандуны» по-прежнему радовали людей на берегу прекрасной Ангары. Но вокруг выросли промышленные предприятия, которые были привязаны к водам реки. Берег теперь уже не был местом притяжения, где иркутяне могли погулять, отдохнуть, любуясь на течение Ангары. Прибрежная часть реки в этом месте довольно жёстко эксплуатировалась: здесь массово сбрасывали отходы, принимали и отправляли грузы, было много грязи и неустроенности, свойственной промышленной зоне. А когда Курбатовские бани были закрыты в 1980-х годах, развалины стали ещё и криминальным местом. Долгие годы стоял вопрос, как вернуть этот объект Иркутску, восстановить его прежний дух. Нельзя было просто всё снести и построить что-то новое, не связанное с памятью людей. Это место должно было связать прошлое и будущее.

За восстановление уникального исторического объекта Иркутска взялась En+ Group. Новый комплекс Курбатовских бань будет введён в эксплуатацию в 2022 году. Инвестор проекта, собственник бань Курбатова и Русанова – ООО «Прибайкалье» (входит в En+ Group), намерен воссоздать исторический облик здания. Проект предполагает уникальные решения, которые позволят сохранить габариты наружных стен исторического здания. Фасады будут оформлены на основании архивных данных, внутри предполагается воссоздать интерьеры в стиле конца XIX века. Работы проводятся на основании данных Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области.

Реконструкция бань Курбатова и Русанова – очередной крупный инвестиционный проект En+ Group. Социальная политика компании, заложенная её основателем Олегом Дерипаской, предполагает развитие городов присутствия, создание современных и комфортных условий для жизни горожан. Район Цесовской Набережной, где идёт восстановление Курбатовских бань, в ближайшее время преобразится. Сейчас там завершается возведение важных инфраструктурных объектов. Появится новый жилой комплекс, над проектом которого работал выдающийся архитектор мировой величины Кенго Кума. После работ по берегоукреплению Цесовская Набережная впервые за всю историю города будет благоустроена. Этот участок берега, ранее малопригодный для прогулок и отдыха, будет соединён с другими участками набережной Ангары – Нижней Набережной и бульваром Гагарина. Подлинным украшением этого места станут новые Курбатовские бани. Уникальное место, с которым связаны тёплые воспоминания многих иркутян, обретёт новую жизнь.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер