издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Русская Бразилия

В Рио-де-Жанейро и Кампина-дас-Мисойнсе живут потомки иркутян

Можете представить себе русские срубы в лесах Бразилии? Всё так же, как у нас. Но стены и крыша из акации, распорки крыш и стропила из корицы…. А на старинных фотографиях русские мужчины в окружении… леопардов. Когда-то эти люди уехали с холодных берегов России в далёкую Бразилию. Часть из них – из Иркутска. В городе Кампина-дас-Мисойнс живёт женщина в возрасте 95 лет по имени Анна. Её мама Пелагея была воспитанницей Иркутского Знаменского монастыря. Потомки русских до сих пор помнят свою культуру, ходят в православные храмы. В Иркутском городском выставочном центре имени В.С. Рогаля 4 декабря открылась международная выставка, посвящённая русской православной диаспоре в Бразилии. Автор 30 снимков – бразильский фотограф Эдгар Кавалейро, потомок выходцев из России. А открывал выставку наш земляк – игумен Иннокентий (Деньщиков), настоятель храма св. Зинаиды в Рио-де-Жанейро, в прошлом – клирик Иркутской епархии.

На другой стороне планеты

Сам Эдгар Кавалейро, к сожалению, в Иркутск прибыть не смог. Фотограф – потомок представителей второй волны русской эмиграции в Бразилии. Родные Кавалейро, семья Назаревичей, переселились в Южную Америку в 1922 году. Эдгар Кавалейро помнит свои корни, и эти портреты – его подарок русским предкам. Сейчас фотохудожник работает над несколькими фотографическими проектами о миссии иезуитов на юге страны, русской иммиграции в Бразилии, Аргентине, Парагвае. А в Иркутске выставку фотографий Эдгара Кавалейро открывал наш земляк – игумен Иннокентий (Деньщиков), который в своё время был клириком Иркутской епархии, а теперь представляет храм св. Зинаиды в Рио-де-Жанейро.

– Идея этой выставки возникла ещё три года назад, когда я первый раз прилетел в Бразилию, – сказал игумен Иннокентий. – Это было удивительно. Я встретил там потомков переселенцев не просто из Российской империи, а из Иркутска, Красноярска, других городов Сибири. Среди моих прихожан есть женщина пожилого возраста – Анна Линз. Ей 95 лет, она является дочерью воспитанницы Иркутского Знаменского женского монастыря. Звали маму Пелагея, она вышла замуж, вместе с мужем они переехали в Бразилию, осели, дед растил пшеницу, занимался животноводством, семья построила собственный кирпичный завод. Сама Пелагея была преподавательницей русского языка в школе. От её дочери я многое узнал. В семье хранятся воспоминания о том давнем, дореволюционном Иркутске. О том, как соблюдали иркутяне традиции, как хранили иконы, как сберегли горячую любовь к святителю Иннокентию Иркутскому. И мы решили – выставка должна быть. Впечатления о русской Бразилии отражены на этих фотографиях. Это сложные, непростые фото. Они замечательны тем, что сделаны в движении. Движении из Бразилии к иркутянам, движении с любовью. У вас есть шанс познакомиться с той Бразилией, которая имеет русское лицо.

20 ноября в Рио-де-Жанейро была открыта выставка в честь патриарха Кирилла, она приурочена к его 75-летию и пятилетию визита патриарха в Бразилию. «4 декабря в Рио-де-Жайнеро закачивается эта выставка и 4 же декабря открывается выставка в Иркутске», – сказал игумен Иннокентий. Иркутская выставка состоялась благодаря содействию Аргентинской и Южноамериканской епархии РПЦ, Генконсульства РФ в Рио-де-Жанейро, «Россотрудничества», Управления культуры города Иркутска и прихода св. мученицы Зинаиды РПЦ в г. Рио-де-Жанейро.

– Выставка действительно уникальная, – сказала заместитель министра культуры и архивов Иркутской области Светлана Каплина. – Мы можем увидеть моменты жизни русской православной диаспоры в такой далёкой от нас стране – Бразилии. Уверена, что эта выставка будет интересна широкой общественности и придаст новый импульс международному сотрудничеству в сфере культуры.

– Очень интересная тема – как сохраняется русская культура на, казалось бы, очень далёких бразильских берегах, – сказал начальник Управления культуры комитета по социальной политике и культуре администрации города Иркутска Антон Чернышов. – Я уверен, что немало иркутян и гостей города посетят выставку и увидят, как живут в далёкой Бразилии наши соотечественники. Это люди, с которыми у нас одни корни, одна культура, одни традиции. А живут они на другой стороне света. И это действительно так. В процессе подготовки выставки мы с отцом Иннокентием несколько раз созванивались. Когда у нас был день, там была ночь… И было достаточно трудно найти время, когда было бы удобно обоим говорящим.

«Моя земля, та, что зову «моя земля»

Листаю книгу историка русской иммиграции в Бразилии Жасинту Анатолия Заболоцкого, предки которого переехали в эту страну в начале 20 века. Книга – о русских, для которых когда-то Бразилия стала второй родиной. Её привёз с собой игумен Иннокентий. А на выставке можно увидеть потрет автора – Жасинту Анатолия.

Первые русские эмигранты прибыли в Бразилию в начале 20 века во время «бразильской лихорадки», когда бразильское государство решило привлечь иммигрантов на юг страны и посулило плодородные земельные наделы. До 1912 года, согласно данным Бразильского института статистики и географии, в страну прибыло более 19,5 тысячи русских.

Вторая волна была связана с Октябрьской революцией, третья – с перемещением народов после Великой Отечественной войны. На выставке есть памятное фото, говорящее об этой военной эмиграции: в городе Кампина-дас-Мисойнс, где есть русская диаспора, 9 мая 2021 года проводилась акция «Бессмертный полк», потомки русских эмигрантов несли портреты своих отцов и дедов, участвовавших во второй мировой войне. Одним из первых, кто в 1909 году прибыл в южные регионы страны, стал Демьян Хеленко, родом он был из-под Киева. Впоследствии Демьян стал местным лидером, способствовал переезду в Бразилию других россиян. Вернувшись в конце 1916 года на родину в связи с похоронами отца (нужно было распорядиться имуществом), Хеленко попал в бурю революционных событий. Деньги отца, которые он собирался вывезти в Бразилию, у него изъяли, сам он был водворён в тюрьму, заболел воспалением лёгких и умер.

«С задором первопроходцев ступившие на землю Кампины (город Кампина-дас-Мисойнс в штате Рио-Гранде-Сул. – Авт.) славяне возводили бараки, обрабатывали почву, орошая её своим потом, и довольствовались признанием их заслуг в изменении лица этой местности», – рассказывает о первых русских поселенцах в Бразилии книга. Среди них были Макар Хеленко, сын Демьяна, который ступил на бразильскую землю в возрасте 23 лет, Дмитрий Лахно, которого привезли десятилетним. Он прожил в Бразилии до 94 лет и ушёл только в 1994 году. В числе первых эмигрантов были Иван Заболоцкий, Иван Мельник и другие. Кто-то, как Дмитрий Москальков, когда-то служил в царской армии. В семье сохранилось его фото с сослуживцами, сделанное в 1910 году. Но судьба готовила ему другой путь – берега Бразилии, там он занялся земледелием, перегонкой спирта. Он часто повторял строки из поэмы:

Моя земля,

Та, что зову моя земля,

Это полоска скромного размера,

Бедна всем тем, что город нам сулит,

Но трав там, что монет у миллионера,

Душа здесь улетает от земли,

И целомудрие хранит сердце,

Моя земля, вот эту я зову

Моя земля.

Василий Картоша – родом из деревни Урка Воркутинской области. Приехав в Бразилию в возрасте 10 лет, вспоминал, что эта страна манила не только земельными наделами, но и теплом, хотелось оставить позади «холодные земли». Но адаптация была трудной – вместо обещанных плодородных земель искатели счастья из России получили бараки, палатки и густой лес, который надо было сначала выкорчевать, чтобы что-то посадить. Но постепенно в бразильских лесах стали появляться русские срубы. Такие же, как наши, но из местного дерева: стены и крыша из акации анжику, распорки крыш и стропила из гваяковой корицы, рейки и окантовка крыши из жёлтой или чёрной корицы.

На сохранившихся фотографиях русские поселенцы позируют вместе с бразильскими леопардами. Вокруг поселений действительно было очень много диких животных. Например, семья Ивана Мельника соорудила дом на высоких подпорках, чтобы обороняться от наземных хищников. Медицинской помощи как таковой почти не было, от поселений русских до ближайшей больницы было около 150 км. Поэтому больные зубы, например, вырывали просто клещами. Если у людей случалось высокое давление, то им просто прокалывали вену в районе шеи и тем самым понижали его. Однако те русские, которые не вернулись на родину (а были и такие), обосновались на новой земле. И через годы здесь были крепкие ранчо с пасеками, мельницами, свинарниками, огородами, где растили пшеницу, табак, фасоль. Культуры смешивались, поскольку чуть позже русских в Кампину прибыли немцы со своей культурой, со своими обычаями…

Средоточием русской культуры в Рио-де-Жанейро стала православная община. Православный храм в этом городе был открыт в 1921 году для того, чтобы объединить около полутора тысяч русских, бежавших из России после революции. Это были в основном бывшие русские офицеры и их семьи. Никольский храм был построен к концу 1917 года при посольстве России. После революции, когда посольство перестало существовать, он был передан Антиохийской православной церкви. Около 10 лет русские в Рио, сплотившиеся в общину, были прихожанами этого храма, поскольку русского православного духовенства в городе не было.

В 1930 году по просьбе русской общины митрополит Евлогий из Парижа направил в Рио-де-Жанейро иеромонаха Михея (Ордынцева), который два года окормлял русских в Бразилии. В 1933 году было решено строить свой собственный храм, и средства на него собрали почти все русские, что в тот момент проживали в Рио-де Жанейро. Храм был освящён 29 августа 1937 года в честь небесной покровительницы жены архитектора Глеба Сахарова, курировавшего проект и пожертвовавшего на него большие средства, святой мученицы Зинаиды. На выставке есть фотографии этого храма, в нём до сих пор ведутся службы, и теперь игумен Иннокентий уже возглавил приход.

Новый побратим

На выставке много удивительных фото. Например, портрет Татьяны Лесковой, правнучки писателя Николая Лескова, внучки баронессы Нины Владимировны Медем, фрейлины российской императрицы Марии Фёдоровны. Татьяна Лескова стояла у истоков южноамериканского балета. В интервью она признавалась, что хотя и считает своей родиной Францию, где родилась и жила в юности, но всегда её семья соблюдала русские обычаи, хотя практически всю жизнь Татьяна провела в Рио-де-Жанейро. На другой фотографии – первый православный поклонный крест, который установили в Бразилии при освящении первого православного русского кладбища в городе Кампина-дас-Мисойнс. Если перейти к другим фото, то увидим ту самую Анну Линз, дочь иркутянки Пелагеи, она является старейшей прихожанкой прихода апостола Иоанна Богослова в Кампина-дас-Мисойне. Её дедушка был старостой Спасской церкви в Иркутске. Рядом с ней на фото – 89-летняя Мария Белеза. В православном храме в Кампина-дас-Мисойне до сих пор раз в две недели идёт литургия, совершается причастие, собирается вся община. Есть на выставке и фотографии, освещающие визит патриарха Кирилла в Бразилию. И, конечно, храм св. Зинаиды в Рио-де-Жанейро, который был выстроен на холмах старинного городского округа Санта Тереза рядом с национальным парком Тижука, что в 30 минутах езды от побережья Атлантического океана. Сейчас в храм ходят представители четырёх поколений русской эмиграции в Бразилии.

– Мы очень рады, что сегодня получился большой праздник не только для нашей православной диаспоры в Бразилии, но и для отечественного духовенства и православного мира, – сказал директор Музея истории Иркутска имени А.М. Сибирякова Сергей Дубровин. – Сюда, в дом Рогаля, пришли представители Монголии, Польши, Кореи. Мы очень рады видеть всех вас здесь, мы рады, что объединяем всех в наших стенах на фоне пандемии, которая вроде бы всех нас должна разводить. Мы вместе, несмотря ни на что. Я уверен, что выставка будет успешной, и благодарю игумена Иннокентия за то, что он приехал в Иркутск с ещё одной большой миссией.

Как сообщил игумен, выставка, открывшаяся в Иркутске, после поедет по всей России. Она будет пополняться новыми лицами русской диаспоры в Бразилии, новыми событиями. Уже поступило предложение провести выставку в Красноярске. «Иркутян, конечно, больше у нас в диаспоре, но и красноярцы тоже есть», – смеётся он. Игумен Иннокентий привёз с собой письмо о намерениях от Карлоса Жустена, мэра города Кампина-дас-Мисойнс, который является колыбелью русской культуры в Бразилии. В октябре 2021 года здесь была открыта первая православная часовня в Бразилии в честь равноапостольных Кирилла и Мефодия. Как отметил игумен Иннокентий, это фактически город, построенный русскими людьми в Бразилии. Господин Карлос Жустен написал мэру Иркутска Руслану Болотову письмо, в котором просит стать Иркутск городом-побратимом Кампина-дас-Мисойнса.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер