издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Изумительные эндемики

В аквариумах Байкальского музея Иркутского научного центра СО РАН нет «затопленных шхун», полузасыпанных илом «древнегреческих амфор» и прочих украшательных декораций. Нет пышной подводной зелени и сверкающих разноцветьем тропических аквариумных рыбок. Здесь всё просто и аскетично. Всё как в Байкале. И галька на дне аквариумов со дна Байкала. И вода проточная, байкальская – с глубины 400 метров. И рыба, в Байкале пойманная. Всё взаправду. Потому что аквариумный комплекс Байкальского музея создавался байкаловедом Владимиром Фиалковым, недавно отметившим своё 80-летие, не для красоты, а для познания. И для просвещения.

Байкальских бычков вряд ли можно назвать изящными. Красота у них особая. Грубоватая. Даже страшноватая. Первый раз, если бычок случайно на рыболовный крючок попался, начинающие рыбаки даже в руки берут его с заметной опаской: «Что за чудище маленькое?! Не укусит ли? Да не уколоться бы!» Меня их внешний вид не пугает, но и ничего интересного я в них не видел и к ихтиологам с вопросами о бычках не приставал. Зря, оказывается. Анна Нижегородцева, старший экскурсовод Байкальского музея Иркутского научного центра СО РАН, начала экскурсию именно с этого аквариума. И не случайно, как понял я позже.

– Бычков в Байкале 32 вида, из которых только 2 можно встретить в других водоёмах, а все остальные – наши, родные, байкальские эндемики, нигде в мире больше не встречающиеся, – рассказывает Анна Владимировна. – Бычки ведут осёдлый образ жизни. Путешествия не для них. Вон они сидят на дне без движения, камешками притворяются. Ждут «манну небесную», когда добыча сама в рот к ним приплывёт. Видите, у них рот приоткрыт? Будет мимо проплывать какая-то жертва – короткий бросок, и готово. Позавтракал каким-нибудь бокоплавом. Это батрахокоттус. А вон под байкальской губкой зелёненький. Это прокоттус.

Латынь звучит красиво, но понимаю, что повторить и уж тем более запомнить с первого раза названия родов, семейств, подсемейств и видов, произнесённые Анной Владимировной, не сумею. Поэтому прошу её назвать рыбёшек попроще, по-нашему, по-сибирски, но чтобы и науке не противоречить. В ответ – несколько обобщённых вариантов.

– Можно просто бычок. Или бычок-подкаменщик. Ещё их называют широколобками – обобщённо или с указанием на конкретный вид. Есть, к примеру, песчаная, каменная, большая красная, большеголовая широколобки. А ещё желтокрылка, длиннокрылка… Их много! Ну а наши мальчишки, чтобы не путаться, всех представителей отряда ширками называют.

Некоторая «путаница» с видами и подвидами этих рыб происходит не только у мальчишек. У них-то как раз всё проще простого: «Ширка – она и есть ширка. Кто этих широк не знает?» Оказалось, что в полном объёме привычных всем «широк» не знает никто. С 1916 года, когда Байкальская комиссия Императорской Санкт-Петербургской академии наук под председательством академика Николая Викторовича Насонова занялась организацией системного и непрерывного изучения загадочного озера на постоянной основе, сменилось уже несколько поколений профессиональных исследователей Байкала. Накоплено море знаний. Но очень часто одна разгадка, превращающая научную гипотезу в научный факт, порождает несколько новых загадок и новых гипотез. Это касается практически всех элементов экосистемы, включая даже такую «мелочь», как байкальские бычки, существенно отличающиеся от своих даже самых близких сородичей, живущих в других пресноводных водоёмах планеты.

«Чтобы оценить всё многообразие и высокую степень эндемизма этих байкальских рыб, достаточно сказать, что во всех других, кроме Байкала, пресных водоёмах Союза ССР обитают только 14 форм бычков-подкаменщиков, принадлежащих к 3 родам, объединяемым одним семейством (Cottidae)», – сообщал учёный Глеб Верещагин ещё в первой половине ХХ века. Однако и сегодня в определении точного числа видов этих некрупных рыбёшек, обитающих в Байкале, у исследователей нет полного единодушия. Разные литературные источники называют их разное количество. Учёные сходятся в одном – эндемичных байкальских видов в природе существует больше, чем пресноводных бычков-космополитов в других реках и озёрах.

Анна Нижегородцева, напомню, назвала мне 32 вида бычков, обитающих в Байкале, из которых 30 видов эндемичны. Поисковая система «Яндекс» даёт быстрый ответ: «Их в Байкале насчитывается 29 видов, из которых 22 вида эндемичны». Сайт vseofishing утверждает, что «всего в Байкале насчитывают 24 вида широколобок, относящихся к восьми родам». Цифровой «разнобой» научных литературных источников не указывает однозначно на чью бы то ни было неправоту. Ошибки, конечно, быть могут, но я бы не рискнул утверждать, что они действительно есть. Биологическая систематика и классификация – наука крайне сложная, многофакторная и очень динамичная. С обретением новых знаний общепринятый вид кем-то из авторов может быть поделён на несколько видов, подвидов или популяций либо перемещён в другое семейство, подсемейство, даже в другой род. Ещё и поэтому в научных работах нередко встречаются различные пояснения личной систематики, которую этот конкретный автор считает более точной. К примеру, такие: «Род «Большеголовые широколобки» Batrachocottus (4 вида) некоторые исследователи включают в состав подсемейства Abyssocottinae». Понятно, что в этом конкретном случае и цифровые характеристики у разных авторов будут разными.

Знаменитый исследователь Байкала Глеб Юрьевич Верещагин, советский учёный, первый директор Байкальской лимнологической станции Академии наук СССР, на базе которой позже «выросли» и Лимнологический институт СО РАН, и Байкальский музей ИНЦ СО РАН, в сороковых годах 20 века пользовался иной статистикой.

«Это сравнительно небольшие рыбки, относящиеся к подотряду бычков-подкаменщиков (Cottoidei), представленные в Байкале 37 видами и разновидностями, эндемичными на 100%», – писал он в научно-популярном очерке «Байкал», изданном уже после его ухода из жизни под редакцией Д.Н. Талиева в Иркутске (1947 г.), а потом в Москве (1949 г). Это, как я понимаю, указывает на тот факт, что, несмотря на многие десятилетия активного и непрерывного системного изучения Байкальской экосистемы не только иркутскими, но и московскими, и дальневосточными, и зарубежными учёными, количество загадок не становится меньше. Байкал уникален. И даже элементарные, казалось бы, ширки, которых видели и знают все пацаны, живущие вблизи озера, продолжают радовать исследователей новыми знаниями.

– Когда заселялся аквариумный комплекс, мы разные виды бычков, которых удалось добыть, собрали в одном аквариуме для наглядности, чтобы показать их разнообразие, – рассказывает мне Анна Владимировна. – Но эти батрахокоттусы – они съедали всех. Поэтому мы их наказали, посадили отдельно.

«На каменистых грунтах, до глубин не свыше 100 м, очень широко распространена в Байкале большеголовая широколобка (Batrachocottus baicalensis Dyb.) – безобразная рыба, несколько напоминающая большую уродливую жабу; она является сильным хищником и обычно под прикрытием камней подстерегает добычу; достаточно крупному бокоплаву или более мелкой широколобке появиться вблизи, как это животное оказывается схваченным огромным ртом, точно западнёй, большеголовой широколобки», – рассказывал Глеб Верещагин об этом виде в очерке «Байкал». Полагаю, что столь нелестные эпитеты в отношении одного из эндемиков он, скорее всего, использовал не по убеждению, а в сердцах, под впечатлением от какого-то конкретного и жестокого факта, которых в дикой живой природе случается очень много. Думаю так, потому что к бычкам в целом он относится даже с некоторым восхищением. Называет их «замечательными представителями коренной байкальской фауны» и не исключает, что заселение Байкала рыбой много миллионов лет назад началось именно с бычков.

«Даже поражающие своим видом полупрозрачные рыбки-голомянки, весьма вероятно, являются производными отмеченной сейчас группы бычков-подкаменщиков и представляют собой недоразвившиеся (неотеничные) и в дальнейшем специализировавшиеся формы, – предполагал Верещагин. – Таким образом, весьма незначительное число невзрачных форм бычков-подкаменщиков оказалось, по-видимому, первыми байкальскими рыбами и уже в Байкале дало изумительный по эффектности набор эндемичных видов и разновидностей».

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное