издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Он будет так же преследовать, чтобы выкрасть ребёнка»

Женщина добилась, чтобы приставы передали ей сына, которого увёз бывший муж

11 января судебные приставы выполнили решение суда – забрали восьмилетнего Никиту у отца, Дениса Шмелёва (фамилия изменена. – Ред.), и передали ребёнка матери, Елене Коровкиной. Больше двух месяцев назад Денис встретил Никиту у ворот школы в Новосибирске, где ребёнок жил с матерью, и тайно увёз в Иркутск. Пока об этом не стало известно, мальчика искали полиция, родственники и волонтёры. В Иркутске Денис держал ребёнка в квартире, не пускал полицию и сотрудников опеки. Мальчик не учился в школе. Кроме того, Елене стало известно о том, что в опасности находится старший сын: бывший муж оскорбляет и бьёт 15-летнего Данила.

Елена и Денис оформили развод несколько лет назад. До этого Елена больше десяти лет мирилась с тем, что её супруг, сотрудник иркутского уголовного розыска, поднимал руку на неё и старшего сына – Данила. Женщина боялась: если она пожалуется, мужа могут уволить с работы.

Первый раз Елена подала на развод в 2015 году, когда Денис жестоко избил её пряжкой от солдатского ремня. В суде Денис просил у неё прощения, плакал, читал стихи. Участники процесса уговаривали Елену дать ему последний шанс, просили подумать о детях. И она согласилась вернуться к мужу, но семейная жизнь после этого не наладилась. Но после того, как о рукоприкладстве стало известно, Дениса попросили уволиться из органов. Когда муж в очередной раз избил Елену, она взяла детей и уехала в Красноярск.

Денис быстро нашёл её, бывшему сотруднику уголовного розыска сделать это было не сложно. Он снова избил Елену, забрал детей и вернулся в Иркутск. За ними пришлось вернуться и Елене. Она снова подала документы на развод. Решение о расторжении брака было принято в марте 2019 года. Несколько месяцев шёл судебный процесс о месте нахождения детей. Было проведено несколько психологических экспертиз, их результаты есть в распоряжении редакции. Эксперты заключили, что дети пережили сильный стресс, им безопаснее жить с матерью. Суд постановил, что оба сына должны находиться с Еленой.

За историей этой семьи журналисты «Восточки» следят больше двух лет. Дважды мы писали о ситуации, когда обоих детей удерживал отец: материалы «В квартире с тираном» в номере от 24 декабря 2019 года и «Бежать бесполезно. Папа сильный, всё равно заберёт детей у мамы» в номере от 7 декабря 2021 года. 14 января 2020 года вышел текст «Операция «Ребёнок».

До лета 2019 года, как это предписано решением суда, дети находились с матерью. Потом Денис сначала забрал старшего сына, Данила, с дачи. Младшего, Никиту, он выследил и увёз из детской игровой комнаты в торговом центре, куда Елена приехала за покупками.

Несколько месяцев Елена не могла добиться, чтобы приставы выполнили решение суда и ей отдали детей. Оставаясь в квартире с отцом, несколько месяцев Никита не ходил в детский сад и на занятия с психологом и логопедом. Елена писала заявления в полицию и прокуратуру. Но сотрудники ссылались на то, что Денис – отец, он не лишён родительских прав, и говорили, что не могут вмешиваться в семейные дела.

В январе 2020 года Елена самостоятельно исполнила судебное решение. Она встретила бывшего мужа с Никитой, когда они выходили из подъезда. Она забрала ребёнка и уехала на машине, которая ждала её неподалёку. Данил тогда сказал, что хочет остаться с отцом. Елена с Никитой переехали в Новосибирск. Там она снова вышла замуж и родила ребёнка.

Утром 12 ноября 2021 года ребёнок ушёл в школу. Через некоторое время на телефон Елены пришло сообщение о том, что умные часы, которые были на нём, сняты с руки. Она написала учительнице, та ответила, что Никиты нет на уроках. Ребёнка искали полицейские и волонтёры, пока не выяснилось, что мальчика увёз отец.

Денис закрылся с детьми в квартире в Иркутске. Ни полицию, ни сотрудников опеки к себе не пускал. В конце декабря Денис разрешил войти в квартиру судебным приставам. Но оба мальчика сказали, что хотят остаться с папой. Приставы не стали вмешиваться. По словам сотрудников ведомства, в исполнительном листе, выданном им судом, не хватало фразы «передать детей матери», поэтому они не могли забрать их.

Елена снова обратилась в суд, который дал разъяснение: решение суда – дети должны жить с матерью – пристав был обязан исполнить. При этом суд не должен объяснять ему, каким именно способом нужно было это сделать. Однако приставы снова отправили Елену в суд за дополнительными разъяснениями. В итоге был подготовлен новый исполнительный лист, в котором были написаны слова «передать детей матери». Приставы пригласили Дениса с Никитой на психологическое тестирование, после которого ребёнка отвели к матери, а отец остался с психологами.

Теперь решение суда исполнено, ребёнок сможет вернуться к учёбе и привычным занятиям. «Никита рассказал, что Дед Мороз не подарил ему ничего, кроме конфет. Что в Новый год они с братом, папой и дедушкой были дома, посмотрели салюты из окна, – говорит Елена. – Он соскучился по друзьям и младшему брату. Больше двух месяцев он не учился, хочет в школу, догонять свой класс. Никита приходит в себя, но также ребёнок расстроен от всей этой ситуации. Он хочет быть вместе со старшим братом, Даней. И отец есть отец. Всё равно Никита его любит».

Тем же вечером, 11 января, Елене с Никитой пришлось убегать из дома, в котором они находились. Ей сообщили, что туда может ворваться Денис. Он намерен отобрать у неё ребёнка. Елена не говорит, где она находится, чтобы бывший муж не выследил её и сына.

Сейчас история этой семьи представлена так, как её рассказали Елена, психологи, судебные приставы. Мы также изучили судебные решения, заключения психологических экспертиз. Мы хотели бы дать слово Денису. Как участник этой истории, он имеет право высказать свою позицию. Несколько раз мы пытались встретиться с Денисом. В 2020 году он соглашался на встречу и даже приглашал к себе домой, но потом перестал выходить на связь. В прошлом году он отвечал на звонки, но, узнав, с кем говорит, бросал трубку и не отвечал на сообщения (записи звонков и скрины сообщений хранятся в редакции. – Ред.). Сейчас он заблокировал номера, с которых ему звонили журналисты. Мы сделали всё возможное, чтобы осветить ситуацию с обеих сторон.

«Ничего не закончилось. Он будет так же преследовать, чтобы выкрасть ребёнка. Я не знаю, как жить… спокойно. Я почти не сплю, – говорит Елена. – С одной стороны, я очень рада, что Никита со мной. С другой стороны, бывший муж нас не оставит в покое. Я боюсь за ребёнка. И за Никиту, и за Данила, который остался с отцом».

Елене стало известно, что бывший муж бьёт их старшего сына, Данила. Она написала заявление в прокуратуру. «Я знаю, как он бьёт. Колотит по бёдрам. Он и меня так бил, чтобы не оставлять следов. Как бывший сотрудник уголовного розыска, он знаёт, как нужно бить», – говорит женщина.

Елена добивается, чтобы прокуратура провела проверку по факту нанесения побоев несовершеннолетнему. Она также надеется, что у неё получится встретиться с Данилом. В последнюю их встречу, когда Елена пришла в школу и заговорила с сыном, он достал газовый баллончик и направил в её сторону. «Я понимаю, что вряд ли получится поговорить с сыном. Если я подойду к нему, он снова вытащит баллончик или убежит. Я хотела бы встретиться с ним, объяснить, что его можно защитить. Данил не верит в это. Он считает, что отец всемогущий, он достанет его и размажет. Поэтому он боится и делает то, что ему говорят. Получается замкнутый круг. Данилу уже 15 лет, он сам может написать заявление в полицию, но боится это делать. А боязнь порождает то, что никто никогда об этом не узнает. Нужно набраться смелости и решиться обнародовать это всё, написать заявление и дать показания о том, что отец его бьёт», – говорит Елена.

Ей невыносимо думать, что её старший сын терпит моральное и физическое насилие. Она не знает, как может защитить его: «Бывший сотрудник полиции мучает ребёнка, истязает, и доказать ничего невозможно».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер