издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Для кого-то Иркутск – это Байкал. А в медицинской среде первая ассоциация с Иркутском – имя профессора Ходоса»

  • Автор: Наталья Сокольникова

Хаим-Бер Ходос умывается, бреется, завтракает и выходит из дома. На часах – чуть больше восьми утра. На улице ещё темно. Он сворачивает с улицы Марата на набережную и ровной походкой под хруст снега идёт в факультетскую клинику нервных болезней. Встретившись с уборщицей в коридоре, спрашивает о её делах. Заходит в кабинет с табличкой «Профессор» на двери. В кабинете с высокими окнами снимает пиджак, оставляет его на маленькой вешалке у двери, надевает белый медицинский халат и садится за широкий стол с аккуратно разложенными бумагами. Так начинался каждый день профессора на протяжении 64 лет. Исключениями были воскресенья – профессор работал шесть дней в неделю и три недели летнего отпуска в санатории на Байкале, где большую часть времени он писал научные статьи и читал книги. Хаим-Бер Гершонович Ходос продолжал работать до 91 года. Он был основателем иркутской неврологической школы, первым Почётным гражданином города Иркутска, заслуженным деятелем науки РСФСР. 24 января исполнилось 125 лет со дня рождения Ходоса.

«Описание болезни читаешь, как художественное произведение»

Хаим-Бер Гершонович умер, когда ему было 98 лет. К тому моменту не только жители региона знали его как талантливого врача и учёного, его имя было известно и в столичных кругах, а его публикации  широко цитировались и за границей. «Для кого-то Иркутск – это Байкал. А в медицинской среде первая ассоциация с Иркутском – имя профессора Ходоса», – говорит Владимир Викторович Шпрах, доктор медицинских наук, профессор, директор Иркутской государственной медицинской академии последипломного образования. Ходос был его преподавателем ещё во время учёбы в мединституте.

На четвёртом курсе мединститута в аудиторию вошёл преподаватель новой дисциплины «Нервные болезни». Он был среднего роста – метр семьдесят шесть, ровно держал спину, говорил негромко, но уверенно.  Студенты слушали его с большим интересом. На тот момент Владимир Шпрах не знал, какую врачебную специальность выбрать для  дальнейшей работы. После знакомства с профессором Ходосом и его предметом сомнения исчезли: Шпрах решил стать неврологом. Преподаватель Ходос был внимательным и отзывчивым собеседником, но строгим экзаменатором. Экзамен по предмету «Нервные болезни» Владимир Шпрах сдал на «отлично», чем очень гордится. Сегодня он заведующий кафедрой неврологии и нейрохирургии, президент Асоциации неврологов Иркутской области имени профессора Х.-Б.Г. Ходоса.

В 1924 году Ходос окончил медицинский факультет Иркутского университета. Однако Иркутск не был родиной будущего профессора. Он родился в Минской губернии, в 1907 году с семьёй переехал в Петропавловск, а в 1916-м поступил на медицинский факультет  Томского медуниверситета, откуда был мобилизован в армию и направлен в иркутскую военно-фельдшерскую школу. Зимой 1920 года его назначили фельдшером в первую артиллерийскую дивизию 5-й армии, а в июле этого же года он был откомандирован в Томский медуниверситет. В 1920 году семья Ходосов переехала в Иркутск, и Хаим-Бер Гершонович продолжил учёбу на медицинском факультете Иркутского университета.

Вместе с дипломом врача в 1924 году Ходос получил приглашение работать от заведующих четырёх кафедр. Он выбрал кафедру нервных болезней, хоть там и не было ставки штатного работника. Научными исследованиями Ходос стал заниматься с первых дней работы на кафедре.

Чтобы зарабатывать на жизнь, он устроился работать санпросветчиком: читал в общежитиях, цехах и посёлках лекции о культуре половых отношений и профилактике венерических болезней. Одно из таких занятий Ходос запомнил навсегда. Однажды после лекции в Хайте, селе в Усольском районе Иркутской области, один из рабочих передал ему записку: «Мы очень признательны Вам за прочитанные лекции хорошим русским языком и без закручиваний». Хаим-Бер Гершонович обычно не хранил благодарственные письма и телеграммы. А эту запись берёг до конца своих дней.

Его живую грамотную речь «без закручиваний» – и устную, и письменную – до сих пор вспоминают родственники и коллеги. «Он очень красиво говорил, – вспоминает внук профессора Борис Исаевич Астрахан. – А главное – говорил правильно и хорошо. Есть люди, которые устно могут хорошо излагать мысли, а письменно не очень. Или наоборот. У него же и устная речь звучала, и письменная была на высоте». Он вспоминает, как дедушка даже в самом загруженном графике находил время на чтение классической литературы.

«У него был прекрасный язык, он великолепно говорил и писал», – рассказывает профессор Шпрах. В 1948 году Ходос написал учебник «Нервные болезни. Руководство для врачей». Книга издавалась пять раз – во время жизни профессора и после его смерти. «За эти годы  лечение нервных болезней во многом изменилось. Но описание клинической картины заболеваний до сих пор читаешь, как художественное произведение. Мало кто так описывает «клинику». Я часто спрашивал у профессора: «Почему вы не напишете  книгу о своей жизни? Она же такая интересная!», – вспоминает Владимир Шпрах.

Через много лет после случая в Хайте в редакции «Восточно-Сибирской правды» проходил круглый стол, посвящённый 50-летию Советской власти. Незнакомый человек, сидевший рядом с профессором, спросил его, тронув за плечо: «Не узнаёте? Это я писал вам в двадцать пятом году в Хайте… Моя фамилия Алихнович».

Клиника Ходоса

После окончания университета Хаим-Бер Ходос остался работать на кафедре нервных болезней – сначала в качестве ординатора, затем ассистента и доцента. В 1935 году он стал заведующим кафедрой.

В годы Великой Отечественной войны в Иркутске организовали невролого-психиатрический центр для лечения раненых с поражением нервной системы. Ходос был его руководителем. Десятки тысяч раненых прошли через его руки во время войны. Только три процента из них стали инвалидами, остальные смогли вернуться на фронт или продолжить работу в тылу. Нагрузка на врачей в то время была огромная, но и в этот период Ходос находил возможность проанализировать историю болезни каждого больного. Ночами врач Ходос становился учёным Ходосом. В 1943 году он выпустил монографию «Травматические повреждения и огнестрельные ранения нервной системы». В ней он изложил основные наблюдения об этих травмах в период мирного и военного времени, познакомил читателей с этиологией, патогенезом, симптоматологией, диагностикой и лечением травм различных отделов нервной системы, а также с функциональными расстройствами и неврозами, которые могут возникнуть в связи с травмой. Монография пользовалась большой популярностью во всей стране.

После войны Ходос работал в Иркутской клинике нервных болезней. Профессор Шпрах вспоминает, как Ходос общался с пациентами. Во время каждого обхода он старался как бы невзначай сказать коллегам что-то, что давало пациенту, услышавшему профессора, надежду на выздоровление. После обходов он приглашал наиболее сложных больных в свой кабинет, чтобы провести индивидуальный осмотр. Он представлял собой в первую очередь доверительную беседу, которая могла длиться полтора-два часа. Профессор искренне интересовался ситуацией каждого больного, погружаясь в каждый случай, и пациенты доверяли ему.

Расположения пациентов профессору Ходосу удавалось добиться и благодаря своему отношению к людям. Внук профессора Борис Астрахан вспоминает, что его дед одинаково уважительно общался и с гардеробщицей клиники, и с первым секретарём обкома партии. При этом он любил дисциплину и требовал её и от себя, и от своих коллег и пациентов. «Если обход должен был начаться в 10.00, то он начинался в 10.00 – и ни минутой позже», –  вспоминает профессор Шпрах.

Со временем клинику нервных болезней горожане стали называть клиникой Ходоса. Попасть к нему на приём желали многие, иногда это были даже пациенты с болезнями не неврологической направленности.

«Гости ваши первые – все болезни нервные»

Кроме научной, медицинской и преподавательской деятельности Ходос интересовался искусством и хорошо разбирался в нём. Помимо русского он знал три языка – немецкий, французский и латынь, ходил в драматический театр на все премьеры и очень любил классическую литературу. Иногда, чтобы проверить эрудицию своих пациентов или коллег, он мог попросить их объяснить значение какой-нибудь поговорки или внезапно спросить что-то вроде: «А какая фамилия была у мужа Татьяны Лариной?»

Однажды во время обхода он поинтересовался у одного из пациентов: «Вы знаете, какая фамилия у нынешнего президента США?» Больной в ответ пошутил: «Точно его фамилию я не вспомню, но знаю, что он большая сволочь». Профессор оценил находчивость пациента: как раз накануне президент США Рональд Рейган назвал Советский Союз империей зла.

Сам профессор, по словам его внука Бориса Астрахана, шутил редко, но всегда очень тонко и по-философски.

К каждому юбилею профессора его ученик Владимир Шпрах писал поздравительные стихи. Одно из них начиналось так: «И сегодня, в день рождения, Вам приносят поздравления гости ваши первые – все болезни нервные. Чуть волнуясь, немного скандируя, трогательный до слёз говорит что-то очень красивое рассеянный склероз. Нежная и, может быть, слегка наивная, волнуясь и дыханье затая, стоит эпилепсия генуинная – любимая принцесса короля».

В 1967 году Ходосу присвоили звание «Почётный гражданин города Иркутска». Он был первым, кто получил это звание в советское время, после 1917 года. В том же году ему присвоили звание «Заслуженный деятель науки РСФСР» и избрали почётным членом научных обществ невропатологов и психиатров СССР и РСФСР. Сам Ходос к титулам относился равнодушно. На его кабинете в клинике до последнего рабочего дня висела табличка со скромной надписью «Профессор».

Он перестал ходить в клинику в 1988-м, на 91 году жизни. Подниматься и спускаться по лестницам было уже тяжело. Хаим-Бер Гершонович Ходос умер в апреле 1995 года. Его похоронили на Ново-Ленинском кладбище.

Профессор Ходос за свою жизнь проконсультировал более 150 тысяч пациентов. Он автор 160 научных трудов, в том числе 12 монографий. В медицине работали обе его дочери – Дина и Мира, один внук и один правнук.

26 декабря 2016 года имя профессора Хаим-Бера Гершоновича Ходоса присвоено иркутскому скверу по адресу: улица Ленина, 20. Всю свою жизнь в Иркутске профессор прожил неподалёку, на улице Марата. И на открытии сквера озвучили новое решение – в сквере имени легендарного иркутского врача будет его бюст. Так и случилось. 15 июня 2018 года в сквере имени Ходоса был открыт его бюст. Теперь сюда приходят врачи, студенты медуниверситета и обычные горожане.

«Он был необычным человеком, – вспоминает своего учителя профессор Шпрах. – Гениальным педагогом, врачом от бога и великим учёным!»

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер