издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Препарируя мифы

  • Автор: Ирина Привалова

Тяга людей прятаться в легендах прошлого от проблем настоящего – не нова. Вот и в Иркутской области время от времени звучит ностальгическое: а вот при обкоме КПСС, при Ножикове… И так далее. Благо, мы рекордсмены по сменяемости губернаторов. Интересно, что среди многочисленных «хозяев области» уроженцами Прибайкалья были только двое: Мартемьян Рютин в первой четверти 20 века и Борис Говорин в его конце – начале 21-го. Одной из технологий, задействованных в региональном политическом процессе, является миф о «левченковском благоденствии». Внедрению этой мифологемы в сознание избирателей «левые» посвящают немало усилий. А значит, есть необходимость разобраться в вопросе.

Тарифы и цены – вверх

Предвыборная программа Сергея Левченко включала 17 пунктов. Фактически он не выполнил ни один из них.

Первым пунктом значилось: «Остановить ценовой и тарифный беспредел». Были названы конкретные вещи: контроль за ценообразованием, оказание помощи предприятиям для удешевления выпускаемых ими товаров, снижение тарифов на коммунальные услуги, административная ответственность «за превышение цен сверх допустимых на продукцию и услуги для населения».

Первое обещание Левченко нарушил сразу же после избрания. Он отменил мораторий на тарифы, объявленный его предшественником.  Стоимость услуг в один момент увеличилась в среднем на 8,4%. Во второй раз своё одобрение на увеличение стоимости услуг ЖКХ он дал в июле 2016 года. Тарифы подросли ещё на 4%.

Ни одного случая административной ответственности за повышение цен на продукцию для населения тоже не было зафиксировано. Более того, темпы подорожания всего и вся были одними из самых высоких в Сибирском федеральном округе.

Даже во время послания Законодательному Собранию экс-губернатор признался: «Не удалось сдержать инфляцию до желаемого предела. Здесь мы пока отработали не так эффективно и по субъективным, и по объективным причинам по сравнению с другими регионами».

Коррупция: «нет» пишем, «да» в уме

Ещё один важный пункт программы звучал так: «Коррупции во власти и бизнесе, чиновному произволу – нет!» Конечно, он отозвался в сердцах избирателей.  Левченко пообещал, что не будет никаких распилов, откатов со стороны чиновников. Казалось, коммунист сейчас точно начнёт бороться с коррупцией. Ну хотя бы потому, что ему ведь нужно показать себя: он 20 лет рвался к власти.

Но вместо борьбы с распилами и откатами он первым делом протащил своего сына в Законодательное Собрание, и тот стал сначала просто депутатом, а потом и руководителем фракции КПРФ.

А затем возникла необходимость вытащить из банкротства фамильную компанию Левченко «Стальконструкция». Там уже давно не платили зарплаты тем самым рабочим, за которых на словах так болел Сергей Георгиевич. И дела у фирмы в самом деле как-то быстро пошли в гору.

На горизонте появилась аффилированная с семьёй бывшего губернатора компания «Звезда», через которую проходили деньги из Фонда капремонта.

Всё закончилось уголовным делом, Андрей Левченко до сих пор находится под стражей и ждёт приговора. Где-то условно рядом, может, в соседней камере сидит экс-министр лесного комплекса Сергей Шеверда, которого тоже обвиняют в коррупции. Совсем недавно задержан бывший министр имущественных отношений в правительстве Левченко Владислав Сухорученко. Он подозревается в превышении полномочий. В общем, денежные потоки кто-то предпочёл направить к себе в карманы, а борьбу с коррупцией оставил уже новому губернатору.

Между тем область осталась без реконструкции аэропорта и потеряла федеральные деньги, которые уже были выделены. Все сделки были заблокированы, ФАС возбудила дело, указ президента не был выполнен. Причина – в том, что инвестора для реконструкции Левченко решил выбрать в обход законных процедур.

Моногорода и экология

Ещё один пункт предвыборных обещаний Сергея Левченко: «Северным территориям и моногородам Иркутской области – опережающее развитие».

В итоге для развития северных территорий, как и для моногородов, не было сделано ровным счётом ничего. Усолье-Сибирское, которое получило статус ТОР до прихода Левченко и должно было уже при нём получить из федерального бюджета до 5 млрд рублей на развитие инфраструктуры под новые промышленные объекты, денег так и не увидело. Левченко отозвался о ТОРах так: «Ну не летает». У него вообще ничего не летало, честно говоря. С чего бы взлетели ТОРы?

Вопрос с рекультивацией территории бывшего «Усольехимпрома» решился лишь после ухода Левченко. Город к этому моменту был на грани экологической катастрофы. Территория была заражена ртутью и другими отходами химпроизводства. Но при Левченко это всячески скрывали и отказывались называть вещи своими именами. К счастью, после Левченко город успел попасть в федеральную программу.

Чуть не довели до катастрофы ситуацию в Байкальске. Когда начались ливни летом 2019 года и горные реки вышли из берегов, выяснилось, что селезащита не работает. Та самая, сделать которую настойчиво предписывала правительству Левченко природоохранная прокуратура. Только с его уходом этим вопросом занялось новое правительство: расчистили русла горных рек, федеральный центр завёл на ликвидацию отходов БЦБК нового оператора.

Бомба замедленного действия под региональным здравоохранением

Почти половина всех пунктов программы касались «социалки» – здравоохранения, культуры, образования, социальной защиты пенсионеров.

Один из главных лозунгов, с которым Сергей Левченко шёл на выборы: «Здравоохранению – достойный бюджет». Его реализацию мы все увидели: почти сразу после ухода Левченко появился ковид, и здравоохранение оказалось к этому практически не готово.

Взявшись за устранение проблем, убрали сразу более трёх десятков главных врачей в самых разных медучреждениях региона.

Потом минздрав лишил больницы права самостоятельно закупать лекарства и расходные материалы и взял это дело в свои руки. Итог мы знаем – экс-министр здравоохранения Наталья Ледяева до сих пор под следствием. Она пришла позже, но как раз в эту, заточенную под коррупцию, систему. Перестраивать её в условиях пандемии ох как непросто.

Именно во время губернаторства Левченко четыре ребёнка погибли в результате острой кишечной инфекции в психоневрологическом интернате в Черемхове, около 30 детей были госпитализированы. Минздрав объяснил тогда, что причиной смертей стало общее тяжёлое состояние пациентов, при котором любая инфекция может привести к летальному исходу. Но вот Общероссийский народный фронт прямо обвинил в трагедии минздрав. Следственный комитет установил в интернате массу нарушений, в том числе недофинансирование, дефицит кадров и так далее.

В итоге интернат расформировали, уволили его директора и главврача Черемховской районной больницы. На этом, собственно, все оргмеры и закончились. Как говорится, не волнуйтесь, в ходе операции ни один чиновник не пострадал. Хотя причина была в неэффективном управлении отраслью. Бомба замедленного действия под региональную медицину была заложена ещё тогда.

Что касается сферы культуры – отдельного направления программы Левченко, тут тоже не сделано ничего. Зато упущены многие возможности. Напоминанием этому – Дом офицеров в центре города и здание Театра юного зрителя, давно стоящее без зрителей. А также пустующее здание «Стратосферы», куда должно было переехать театральное училище. Хотя именно эти объекты были отмечены в программе отдельно.

Детям и старикам – особую заботу

«Особого внимания требует пожилое население Иркутской области. Наша прямая обязанность – в меру наращивания возможностей областного бюджета добиться последовательного улучшения условий жизни и повышенного льготирования пенсионеров», – говорилось в предвыборной программе.

На деле правительство Левченко отняло у ветеранов труда право бесплатного проезда в общественном транспорте, оставив старикам только 40 поездок в месяц. Если глава региона думает, что ветераны труда уже забыли об этом, он глубоко заблуждается. В Усолье-Сибирском общественная организация «Усольский рубеж» собрала 3500 подписей ветеранов, которые боролись до последнего за  право бесплатно ездить по городу, который построили своими руками. Но вернуть его смогли только с приходом нового губернатора.

Что касается детей, тут тоже всё было печально. В регионе почти 14 тысяч сирот стояли в очереди на получение жилья. В период правления Левченко за год квартиры получали примерно 500 человек. При этом качество жилья было таким, что прокуратура устала ездить на проверки этих домов. Возбуждены уголовные дела, которые тянутся до сих пор.

Иркутская область – часть большой страны и в полной мере чувствует и разделяет общефедеральные тренды. Но именно от главы региона зависело, построят ли тут вовремя жильё для детей-сирот, отремонтируют ли памятники, начнут ли реконструкцию аэропорта. Наладят ли закупки лекарств или оптимизируют систему так, что её потом ещё долго нужно будет реанимировать?  Правление Левченко пришлось на благоприятные для экономики годы. Но он не сумел воспользоваться этими обстоятельствами. Просто обманул избирателей красивой, но совершенно «дутой» программой, которую мы ещё продолжим анализировать.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер