издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«В ближайшие полвека Россия может потерять 100 городов»

В Иркутске открылся Зимний градостроительный университет

Правительство России хочет создать в Байкальске первый в стране экоград. Город уже называют «Сибирскими Альпами» и «Байкальской Ривьерой». Предполагается, что через 18 лет население 13-тысячного города вырастет в 2,3 раза. А туристов будет ежегодно приезжать свыше миллиона человек – в семь раз больше, чем сейчас. На всю трансформацию Байкальска уйдёт 161 миллиард рублей. Большую часть вложений должны составить частные инвестиции.

Потенциал Байкальска и бывшей площадки Байкальского целлюлозно-бумажного комбината стал ключевым вопросом на сессии Зимнего градостроительного университета. Заседания начались 24 марта с конференции «Байкал-2040. Стратегия развития городских и сельских поселений на Прибайкальских природных территориях».

Модератором конференции выступил научный руководитель центра социальных разработок «Восток-Запад» Юрий Перелыгин. Он рассказал, какими темпами развивается урбанизация. В 2009 году половина людей на планете жили в городах. В крупные населённые пункты каждый год переезжают 155 миллионов человек. По прогнозу Организации Объединённых Наций, к 2050 году уже две трети жителей планеты будут горожанами. Больше всего городского населения прибавится в Индии – 416 миллионов человек, в Китае – 255 миллионов, в Нигерии – 189 миллионов.

Ещё одна тенденция – развитие сверхгородов, это мегаполисы с населением больше 20 миллионов человек. ООН прогнозирует, что к 2030 году в мире появятся 43 сверхгорода. Большая часть из них возникнут в так называемых развивающихся странах. Для сравнения, в 1990 году сверхгородов в мире было 10, сейчас их насчитывается 33.

В каком городе больше всего мультимиллионеров?

В самом населённом городе мира – Токио – сейчас живут 37 миллионов человек. Второй по количеству проживающих город мира – Дели, там 29 миллионов. А всего в агломерации вокруг Дели живут около 110 миллионов человек. Это почти сопоставимо по населению со всей Россией. В Шанхае живут 26 миллионов человек, в Мехико и Сан-Паулу – по 22 миллиона.

В России эксперты ООН прогнозируют сокращение населения со 144 миллионов до 132,7 миллиона человек к 2050 году. Число жителей сельской местности снизится в полтора раза – с 36,8 миллиона до 22,1 миллиона человек.

По покупательской способности населения в первой тройке – Нью-Йорк, Токио и Лос-Анджелес. Москва на десятом месте, но из-за снижения курса рубля сейчас столица России вышла из первой десятки рейтинга. Примечательно, что в десятку входят три города из Китая. В прошлом году китайский ВВП превысил ВВП США.

Больше всего долларовых мультимиллионеров проживает в Лондоне, Токио и Сингапуре. Но если брать соотношение владельцев капиталов свыше 30 миллионов долларов к общему количеству населения, то на первые позиции выходит швейцарский Цюрих. Там больше 1,5 тысячи мультимиллионеров, или 38 миллионеров на 10 тысяч населения. Эти цифры говорят о том, где людям с деньгами комфортнее всего жить. Москва – единственный город России, который находится в этом рейтинге, – занимает 17 строчку.

Почему люди едут в города? Хороших исследований, отвечающих на этот вопрос, в научной среде нет, говорит Перелыгин. На поверхности лежит ответ, что в город люди стремятся за богатством. Точно так же у учёных нет чёткого ответа на вопрос, почему появляются сверхгорода.

В 2004 году специалисты ЦСР проанализировали потенциал российских городов по сравнению с мировыми мегаполисами. По словам эксперта, почти за 20 лет ситуация практически не изменилась. «Пока мы не сопоставимы с растущими регионами. Есть регион ЕС, есть Северо-Американский союз, в который входят Мексика, Канада, США. Есть Юго-Восточный регион, где впереди Китай, туда входят Сингапур, Япония. Есть рынок Индии и Африки – 2,5 миллиарда человек. Россия должна выстроить какой-то свой рынок», – объясняет Перелыгин.

Где взять людей?

Страны стремятся развивать у себя сверхгорода. Например, у Китая был план построения 102 городов, страна его уже перевыполнила. Речь идёт не только о количестве населения, но и о концентрации материальных ресурсов, новаций, инфраструктуры. В России сопоставима с такими мегаполисами только Москва. Да и то, если отъехать на 100 километров от столицы, уровень доступа к мировой инфраструктуре резко снижается.

«В России прозвучала инициатива – создать пять миллионных городов за Уралом. Губернатор Кузбасса заявил даже, что сможет обеспечить развитие двух городов – Новокузнецка и Кемерова. Вопрос в том, где взять людей», – отмечает Перелыгин.

Экономисты отмечают прогнозируемый, устойчивый тренд. Падение рождаемости после 1989 года – развал Советского Союза, экономический кризис. Если сравнить его с провалом рождаемости, связанным с Великой Отечественной войной, тот был более глубоким, но коротким. После этого популяция восстановилась. Провал 1990-х годов длился 12 лет. Даже если сейчас женщины фертильного возраста станут рожать по 5-6 детей, последствия будут ощущаться долго. Самое многочисленное поколение переходит в пенсионный возраст. Нагрузка на каждого работающего увеличилась в 2,5 раза. Из-за этого была проведена пенсионная реформа. Количество пенсионеров возросло.

Такие же тенденции характерны для Японии и почти всей Западной Европы. В Америке по-другому. Это связано с тем, что преобладающие жители 12 штатов – мормоны, традиционно в семьях по 11-12 детей. Приток людей идёт также из-за эмиграции.

Сейчас в России живут 145,5 миллиона человек. В 2020 году население сократилось на 500 тысяч человек. В 2021 году страна потеряла больше одного миллиона жителей. По прогнозам экспертов, так будет в ближайшие 10 лет.

В России образуется один сверхгород – Москва и Московская область. Там живут 22 миллиона человек. По утверждённым проектам планировки подмосковных городов жильё строится ещё на шесть миллионов человек.

«В чём трагизм ситуации. В ближайшие 10 лет мы потеряем 10 миллионов человек. Ещё за эти 10–15 лет 10 миллионов переедут в Москву, Питер и парочку миллионных городов. Понятно, что они переедут откуда-то, – говорит Перелыгин. – Из 1137 городов 75% вымирают в последние 25 лет. Если ничего не изменится, в ближайшие 40–50 лет Россия потеряет 100 городов».

Разные города, по словам Перелыгина, вымирают по-разному. Прослеживается закономерность: чем меньше населённый пункт, тем больше людей из него уезжает. Те, что имели население от 12 до 50 тысяч человек, обычно теряют до девяноста процентов жителей. Города с населением от 50 до 100 тысяч покидают до 80% жителей. Из тех, в которых живут от 100 до 500 тысяч человек, уезжает до половины населения. Лучше всего себя чувствуют города с населением от полумиллиона человек и выше, они либо сохраняют свою численность, либо прибавляют. Юрий Перелыгин привёл пример Мурманска – в этом городе в советское время жили полмиллиона человек. Из них 200 тысяч уже уехали, и люди продолжают покидать город.

Убыль населения приводит к сокращению бюджета. «Бюджет Москвы – это 16 бюджетов Иркутска и 4 бюджета Питера», – говорит Перелыгин. По его словам, наметившиеся тенденции лишь усугубят этот разрыв.

Почему люди едут в город?

Соцопросы не дают ответа на вопрос, что люди находят в городской жизни. Называют наиболее частые причины – зарплата и благоустройство. Процесс социализации описал социолог Александр Зиновьев. За последние 100 лет городское общество сильно изменилось. Если раньше из-за продолжительной рабочей недели у людей не оставалось времени на город, лишь малый процент горожан могли пользоваться его инфраструктурой, то в последние десятилетия ситуация поменялась. У горожанина появилось свободное время, которое он может тратить на себя.

Одновременно с этим произошла ещё одна важная трансформация. Собственник может не находиться в том месте, где он зарабатывает. Горожанам становится сложнее заставить собственника ответственно относиться к месту, с которым он не связан. Перелыгин отмечает, что за последние 30 лет было недостаточно научных работ о том, как формируются городские сообщества и как с ними можно работать.

Одного сверхгорода России мало. Есть крупные регионы – Санкт-Петербург и Краснодар-Сочи. Как сделать так, чтобы люди двигались в обратном направлении, понимания пока нет. По соображениям Перелыгина, в большой город человек едет не столько за деньгами, сколько за статусом. Если человек будет понимать, какое положение он займёт, он переедет в другое место, не обязательно это будет Москва. Значит, нужно предоставить людям такой тип социализации, который сможет обеспечить этот запрос. Кроме того, нужны комфортная среда и достаточная концентрация малого и среднего бизнеса. Это важно. Если это крупное предприятие, человек более уязвим. Могут поменяться собственник, начаться увольнения, работнику некуда будет пойти. В новой концепции социализации речь идёт не столько о труде, сколько о занятости. О том, как человек взаимодействует с городом.

Специалисты отмечают, что в Советском Союзе расчётом баланса потребления и производства занималась отдельная комиссия по производительным силам. Карту страны делили на сектора и по ним распределяли, в каком месте будет находиться производственный узел и сколько человек будет к нему прикреплено. Потом эти параметры отдавали градостроителям – они проектировали эти территориально-производственные комплексы. Например, город Байкальск и Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат входили в систему среднего и тяжёлого машиностроения, так как 90% мощности предприятия работало на оборону.

В результате формировались сбалансированные производственные узлы. Производственные мощности распределялись по стране относительно равномерно. На конференции 1956 года было принято решение развивать Братско-Ангарский промышленный узел. В итоге в стране появились новодельные города, которые развивались не естественно-историческим образом, как это происходило в других странах. В советской России появилось 26 новых городов, их население увеличилось в 2 – 10 раз за короткое время. Говоря о 75-процентной урбанизации в нашей стране, следует иметь в виду исторический контекст. Несмотря на похожие с другими странами цифры, урбанизация в России складывалась по-другому.

В Иркутской области урбанизация протекает специфически, считает Перелыгин. Развиваются агломерации вокруг Иркутска и Братска, идёт расселение вдоль Ангары. Всё остальное – природная территория.

Сможет ли Байкальск стать Меккой?

Юрий Перелыгин высказал своё мнение относительно темы, которую выбрали для проработки на Зимнем университете. «Я бы никогда не вкладывался в Байкальск. Что можно сделать из него, что могло бы иметь значение для страны? Что сделать с Байкальском, чтобы он стал ресурсом развития для региона и страны?» – задался непраздным вопросом Юрий Перелыгин. Он считает, что без Иркутска и его ресурсов невозможно развивать байкальские территории. И наоборот. Основной вопрос ведь: как Иркутск связать с Байкальском? Ведь без Иркутска Байкальск не сможет полноценно развиваться, считает Перелыгин. Ещё один вопрос у градостроителя вызывает выбор муниципалитета: почему Байкальск, а не, например, Листвянка, Ольхон или Слюдянка?

Схемы территориального планирования в России заменили схемами стратегического планирования. В новой методике нет элемента обязательности. Если в Советском Союзе принимали план, разбивали его на пятилетки и выполняли, то сейчас невозможно расселить людей по схеме. Они всё равно будут стремиться к мегаполисам.

Директор по развитию ООО «Байкал.Центр» (дочерняя структура ВЭБ.РФ) Теймур Магомедов высказал своё мнение: неприемлемо к Байкальску подходить с тех же позиций, как к другим городам Сибири. Туристов в Байкальске гораздо больше, чем самих жителей. Стратегия развития города разработана по прямому поручению президента.

В конце прошлого года стратегический мастер-план для моногорода утвердил губернатор Иркутской области Игорь Кобзев. Сейчас документ проходит согласование в федеральных органах власти. Мастер-план сформирован не только в бумажном, но и в цифровом варианте. Он размещён на отдельном сайте, любой пользователь Интернета может зайти на сайт и посмотреть мастер-план в 2D- и 3D-формате.

Разработчики исходили из того, что в советское время город был фактически общежитием при комбинате. После распада СССР БЦБК продолжил работать, «встал на мирные рельсы». Большинство сотрудников комбината остались в городе. Они получат возможность работать на объектах инфраструктуры для туристов.

По словам Магомедова, за счёт внутреннего туризма поток приезжающих на Байкал будет увеличиваться. Основная нагрузка ляжет на так называемое южное кольцо Байкала. Люди будут приезжать через Иркутск. Байкальск станет выполнять роль турхаба. Вслед за количеством туристов будет расти и население. Магомедов рассчитывает, что количество жителей вырастет до 30 тысяч человек, а поток туристов до 1,2 миллиона не до 2040 года, а раньше.

«Мы смотрим на Байкальск не как на территорию конечного приложения усилий, а как на полигон. 600 гектаров чистой территории, где всё можно сделать «с нуля», по уму. Спланировать транспорт, зелёные зоны. Это уникальная возможность для архитекторов. Там есть всё – ровная местность, предгорный рельеф, горные реки, берег Байкала. Настоящий вызов для специалистов: спроектировать город, исходя из правовых ограничений – Центральной экологической зоны. Проектировщиков ждёт по-настоящему интересная работа», – отметил Теймур Магомедов.

Один из разделов мастер-плана – создание Центра экологического волонтёрства в Байкальске. Магомедов сообщил, что «в связи с определёнными событиями» власти приняли решение открыть центр раньше намеченного срока. Уже в этом году в Байкальске соберётся тысяча волонтёров.

Автор проекта «Иркутские кварталы» Сергей Маяренков высказал мысль о том, что для Байкальска важна не столько численность, сколько специализация на определённом направлении. Более того, массовость совсем не полезна Байкалу. Маяренков считает, что мастер-план не учитывает ограничения, которые накладывает специфика природной территории. По его мнению, границы города были зря расширены в сторону Байкала.

Реплику в обсуждение внёс один из преподавателей ИРНИТУ. По его мнению, супергорода, о которых говорили до этого, – это не те места, в которых хочется жить. Байкальску, по мнению выступающего, подходит философия зимнего города. Уют, пустынность, холодный климат – это его конкурентные преимущества. Многим людям захочется посидеть на берегу Байкала, попить байкальской воды, подышать свежим воздухом.

Предприниматель с 15-летним стажем в туризме на Байкале Анатолий Казакевич считает, что больше всего на наш регион похожа Аляска. В этом штате США много маленьких комфортных городов. Там не везде есть автомобильные дороги. Населённые пункты соединены авиацией. Не обязательно стремиться к тому, чтобы в городе жило много народа, нужна комфортная среда.

Несколько федеральных структур развивают проекты на Байкале. Зачастую они не связаны между собой. Например, недавно «Туризм.РФ» объявил, что туристический кластер дойдёт только до Тальцов. «Мы же понимаем, что люди всё равно поедут на Байкал. В Тальцах нет Байкала. Водный хаб там не получится – слишком мелко», – отмечает Казакевич. Он говорит о том, что туристические маршруты должны прорабатываться, исходя из маршрута туриста.

А ещё у каждого места должны быть специализация и продукт. Одним из продуктов Байкальска может стать сеть пешеходных маршрутов. Чтобы любой человек в независимости от подготовки и особенностей здоровья смог найти для себя занятий на неделю. Но прокладка и обслуживание троп стоят дорого. Для этого нужны инвестиции.

По словам Теймура Магомедова, основная проблема – отсутствие правовой поддержки для этих объектов. В прошлом году в Иркутской области состоялся форум тропостроителей, на который приехали энтузиасты со всей страны. Был сформирован пакет инициатив. Предполагается разработать законопроект, регламентирующий строительство и эксплуатацию природных троп. В прошлом году в Байкальске проложили 5 километров троп. Ещё 10 километров запланировали сформировать в нынешнем году.

Зимний градостроительный университет

Зимний градостроительный университет – единственный в России ежегодный международный градостроительный воркшоп. С 1999 года в нём приняли участие больше 1000 студентов и молодых специалистов из 43 стран мира, в работе участвовали сотрудники 50 университетов. Наставниками студентов и специалистов были более 200 экспертов и лекторов международного уровня. Участники разработали 118 концепций развития территорий, некоторые из которых находятся в стадии реализации.

В нынешнем году участникам воркшопа предложили разработать градостроительные проекты для города Байкальска. В апреле-мае состоится отбор участников команд. К июню они должны будут закончить подготовку проектов. Со 2 по 16 июня состоится очная сессия в Байкальске, где проектировщики представят свои работы.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное