издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Мы за ценой не постоим»

  • Автор: Владимир Ходий​ ​ ​

Находясь в глубоком тылу, Иркутская область живыми нитями была связана с воюющим фронтом. Отсюда ушли защищать Родину более 200 тысяч человек, и это согласуется с цифрами по Советскому Союзу (при населении в 190 миллионов с 1941-го по 1945 год в Красную Армию призвали 34,5 миллиона человек). Прошло несколько волн мобилизации, начиная со скрытной, под видом больших учебных сборов в конце мая – середине июня 1941 года. Из первых призывников и добровольцев Прибайкалья военкоматы доукомплектовали 46-ю, 114-ю стрелковые дивизии, были сформированы другие соединения, которые вскоре отправились на запад – давать отпор врагу. Сибиряки ​ насмерть стояли под Смоленском, Киевом, Москвой, Ленинградом, Сталинградом, освобождали от фашистских захватчиков советскую землю, страны Восточной и Юго-Восточной Европы, добивали их в собственном логове – Германии.

​ ​Возвращение в строй

Живые нити с воюющим фронтом действовали и в обратном направлении. 13 ноября 1941 года в заметке «Оборонная тематика научных работ» газета «Восточно-Сибирская правда» писала: «Сейчас мысль научных работников Иркутского медицинского института направлена на решение 30 военно-санитарных задач. Кафедры общей хирургии (профессор А. Соркина) и патологической физиологии (профессор А. Броневицкий) изучают проблему шока. Работы над сложными вопросами лечения ран и восстановительной хирургии проводятся под руководством профессоров В. Щипачёва и И. Круковера. Диагностика, лечение и предупреждение заболеваний, вызванных действием различных боевых отравляющих веществ, являются предметом научной деятельности профессоров П. Шершнева, М. Михайлова и доцента В. Дмитриева. Задачу оборонного значения решает и коллектив кожной факультетской клиники».

И это как раз к тому, что уже вскоре после начала войны в области развернулась сеть эвакуационных госпиталей, а в январе 1942 года их стали заполнять первые партии раненых. Как планировалось, под госпитали для лечения бойцов Красной Армии были переданы все крупные здания школ, других учреждений и организаций не только в Иркутске, но и в Черемхове, Нижнеудинске, Тулуне, Зиме, Усолье-Сибирском, Слюдянке, Свирске, посёлках Квиток Тайшетского района, Мальта Усольского района. Всего было развёрнуто 45 госпиталей.

Жители Прибайкалья помогали их персоналу и пациентам, чем могли. Из газетной хроники:

– 200 подушек и 150 матрацев собрали для госпиталей города работники финансово-банковских учреждений Иркутска. Помимо этого они приготовили подарки лечащимся от полученных на фронте ранений бойцам Красной Армии – вложили в каждый свёрток махорку, носки, носовые платки, воротнички и другие вещи.

– Комсомольцы и молодёжь Тулуна взяли шефство над расположенным в городе эвакогоспиталем. Они собирают и доставляют раненным на фронте бойцам художественную литературу, выступают перед ними с концертами. Особенно активны в этих делах учащиеся медицинской школы, учительского института, труженики артели «Парижская коммуна», склада топлива железнодорожной станции, отделения Госбанка.​ ​ ​

– Учебно-курсовой комбинат по трудовой подготовке инвалидов войны и организации их занятости создан и действует при отделе эвакогоспиталей исполкома областного Совета. За пять месяцев он подготовил непосредственно в госпиталях 905 человек с различными специальностями. Также большую работу проводят преподаватели курсов по общеобразовательной подготовке лечащихся для поступления их в техникумы и вузы.

В августе 1942 года в областном центре состоялось совещание главных хирургов эвакогоспиталей Сибири и Дальнего Востока. В его работе приняли участие заместитель наркома здравоохранения РСФСР Н. Виноградов и заместитель главного хирурга Управления эвакогоспиталей наркомата И. Шапиро. По словам главного хирурга​ эвакогоспиталей области А. Соркиной, на совещании отмечалось, что в современной войне преобладают ранения от авиабомб, снарядов, миномётов, ручных гранат, а успех в лечении в тыловых госпиталях определяют кадры, строго выдержанный комплексный метод, его научное обоснование.

Через полгода в Иркутске также прошла научно-медицинская конференция Забайкальского военного округа. Её программные вопросы: огнестрельные остеомиелиты, восстановительная хирургия, ранение сосудов, нервные заболевания, распознание и лечение расстройств общего питания и авитаминозов, переливание крови и другие. Конференция​ наметила практические мероприятия по дальнейшему улучшению качества лечебно-профилактической работы в округе и быстрейшему возвращению в строй бойцов и командиров.

Сразу после войны профессор А. Соркина писала в «Восточке»: «В результате лечения 97 процентов раненых, выписавшихся из госпиталей Иркутской области, оказались пригодными для боевого и трудового фронтов».

Помощь освобождённым областям

В феврале 1943 года, как только победой завершилась Сталинградская битва, первый секретарь обкома ВКП (б) Качалин отправил телеграмму на имя Сталина. В ней говорилось: «По инициативе колхозников и колхозниц Баяндаевского аймака в Иркутской области развернулось движение за создание при правительстве СССР специального фонда помощи районам, освобождённым от немецких захватчиков. Колхозники, колхозницы и трудящиеся области просят Вас, Иосиф Виссарионович, создать при Правительстве СССР постоянный фонд помощи нашим братьям и сёстрам из освобождённых районов… Мы вносим в этот фонд 12 тысяч голов скота, сданного колхозниками из своих личных хозяйств, и 11 тысяч пудов семенного зерна. В предстоящую весну засеем сверх плана 5 тысяч гектаров зерновых, урожай с которых пойдёт в этот фонд. Горняки Черембасса, обещавшие Вам оказать помощь в восстановлении Донбасса, уже подготовили оборудование и своими силами восстановят одну из разрушенных шахт…»​

Прошло несколько дней, и работники Усолье-Сибирского фанерно-спичечного комбината «Байкал» дали слово в месячный срок изготовить оборудование для небольшой, производительностью 20 тысяч коробок в сутки, спичечной фабрики и затем организовать производство спичек в одной из освобождённых областей. Коллектив Восточно-Сибирской железной дороги взял обязательство скомплектовать и послать одной из железных дорог на западе страны целый штат дистанции связи с полным набором оборудования, а также обеспечить механизмами две линейные станции, изготовить больше десятка путевых будок, отправить несколько эшелонов стройматериалов, поделиться оборудованием для ряда цехов паровозного депо, разным инвентарём.

Осенью начались занятия в школах, и выяснилось, что в Сталинградской области не хватает учителей. Иркутский городской отдел народного образования срочно скомплектовал и направил в один из районов в междуречье Дона и Волги педагогический состав средней школы в количестве 11 человек. Они взяли с собой необходимые учебники и канцелярские принадлежности, а также оборудование для кабинетов химии, физики, биологии. 60 тысяч книг собрал для освобождённых районов областной филиал Госфонда литературы Наркомпроса РСФСР. Удалось скомплектовать 14 библиотек для районов, четыре – для городов, одну – для областного центра. По распоряжению Наркомздрава большинство из оканчивающих в 1944 году 88 выпускников санитарно-гигиенического факультета Иркутского медицинского института получили назначения на работу в Украинскую, Молдавскую, Белорусскую и Карело-Финскую союзные республики.

Тягловая сила на селе – быки и коровы

Однако вернёмся к материальной базе обеспечения победы над врагом. Хотя десятки промышленных предприятий области выполнили план 1942 года, а наиболее передовые из них – завод имени Сталина и Бирюсинский слюдяной рудник – держали переходящие Красные знамёна Государственного Комитета Обороны, Хайтинский абразивный завод и Черемховское управление треста «Союзграфит» получили знамёна ВЦСПС и наркоматов – 40 процентов от их общего числа не справились с производственными заданиями. Снизилась добыча угля в Черембассе, золота – в Бодайбинском районе. Сказались в первую очередь объективные трудности, вызванные войной: производственные коллективы испытывали недостаток в сырье, механизмах, оборудовании (износился станочный парк), инструментах, квалифицированных кадрах.

Эти трудности усугубились в 1943 году. Правда, не так болезненно, как гражданские, их испытывали оборонные предприятия. Тот же завод имени Сталина программу апреля выполнил на 115 процентов по самолётам и на 112 – по минам, выпустив сверх плана 8 самолётов и 3000 мин. 500 тысяч патронов сверх плана дал завод № 540, хотя были перебои с биметаллом и порохом и вторую декаду гильзовый цех простоял. Завод имени Куйбышева месячную программу выполнил на 120,9%, в том числе по горно-вьючным миномётам – на 136%, по минам – на 101%, по авиабомбам – на 104%, по фасонным пруткам для снарядов – на 111,5%. Ангарский металлургический завод Наркомата химической промышленности (Свирск) апрельский план по белому и металлическому мышьяку превысил вдвое, по мышьяково-цинковому сплаву – в два с половиной раза. Завод № 394 Наркомата электропромышленности (Свирск) с месячной программой справился на 116 процентов, выпустив сверх плана более 10 тысяч анодных батарей и столько же​ карманных. Завод № 97 (Усолье-Сибирское) план месяца выполнил на 118,5 процента, выработал почти 70 тонн тетроэтилового свинца, а начавший работу вновь построенный цех жидкого хлора дал первые 25 тонн жидкого хлора и 30 тонн жидкого каустика.

Но особенно тяжёлые испытания выпали на долю сельского хозяйства области. Хотя весенний сев 1942 года колхозы провели успешно, убрать урожай не удалось, план хлебозаготовок оказался выполненным всего на 64,4 процента. Причины – резкое снижение числа трудоспособного населения в колхозах (из-за призыва на фронт мужчин оно уменьшилось на 57 тысяч, то есть на одну треть, по сравнению с 1940 годом), нехватка техники и значительное сокращение (мобилизация для нужд Красной Армии) поголовья лошадей, неблагоприятные погодные условия. Избежать ещё большего провала позволило привлечение вначале на прополочные, затем на уборочные работы взрослого населения из городов и с 5-го по 10-й класс школьников, применение в качестве тягловой силы быков и даже коров. А главное, конечно, помог повседневный героизм самих тружеников села. Только один пример («Восточно-Сибирская правда» от 5 сентября): «Молодая колхозница артели «Северный край» Усть-Кутского района Александра Басова на уборке зерновых в один из дней связала 1206 снопов. Таисия Басова навязала 1038, Евдокия Басова – 960, Варвара Басова – 940, Сара Басова – 906. Все они работают по-гвардейски – от зари до зари».

​ «Кадры решают всё»

Тяжёлое бремя войны легло не только на рядовых тружеников города и села, но и на руководителей всех уровней. Вспомним слова Сталина, произнесённые им ещё в мирное время: «Кадры решают всё». Их смысл не только в том, что кадры действительно решают всё, но и в том, что кадры ответственны за всё. Продолжу цитировать «Восточку» 1942 года.

11 октября. За срыв государственных планов по зернопоставкам и вспашке зяби бюро обкома ВКП (б) сняло с работы первого секретаря Тулунского райкома партии тов. Лащенникова и объявило ему строгий выговор с предупреждением. Председатель райисполкома тов. Непокрытых снят с работы и исключён из партии.

28 ноября. Преданы суду и приговорены к семи годам лишения свободы за саботаж хлебопоставок государству председатель правления сельхозартели имени Будённого Заларинского района А. Онищенко и председатель сельхозартели имени Ленина Тулунского района И. Веселюгин, к пяти годам лишения свободы – председатель правления сельхозартели «Путь к свободе» Тайшетского района И. Есипёнок.

6 декабря. За притупление политической бдительности, либеральное отношение к​ саботажникам хлебопоставок и неудовлетворительную борьбу за выполнение аймаком планов поставок зерна государству первому секретарю Аларского аймачного комитета партии тов. Жабину бюро обкома ВКП (б) объявило строгий выговор с занесением в учётную карточку. За прямой саботаж хлебопоставок, непринятие мер к саботажникам председатель аймачного Совета тов. Ширимов снят с работы, исключён из рядов ВКП (б) и предан суду. За антипартийное поведение и саботаж хлебопоставок сняты с работы и преданы суду второй секретарь айкома партии тов. Тумин и прокурор аймака тов. Давыденко.​ ​ ​ ​

В том же году с формулировкой «как не справившийся с работой» был освобождён от занимаемой должности председатель облисполкома С. Новак – второе руководящее лицо в области, ответственное, согласно сложившейся в партийно-советском аппарате традиции​, прежде всего за состояние дел в сельском хозяйстве. На его место по направлению ЦК ВКП (б) сессия облсовета избрала Н. Комиссарова, ранее работавшего заместителем председателя Молотовского (Пермского) облисполкома.

Постепенно тучи сгущались и над первым секретарём областного комитета партии К. Качалиным. 4 июня 1943 года Центральный комитет партии принял постановление «О недостатках в руководстве Иркутского обкома ВКП (б) промышленностью и сельским хозяйством» и в связи с этим в конце месяца прошёл пленум обкома. Читаем о нём краткое газетное сообщение: «Пленум обсудил один вопрос – о недостатках в работе промышленности, сельского хозяйства и партийно-политической работе. Принято развёрнутое постановление, в котором намечены мероприятия, обеспечивающие быстрейшее устранение этих недостатков. На пленуме с речью об очередных задачах областной партийной организации выступил секретарь обкома ВКП (б) тов. Качалин К.И.».

Что касается промышленности, то уже во второй половине года выпуск продукции удалось увеличить на 17 процентов, выросла добыча золота, преодолён спад угледобычи в Черемховском бассейне. А в сельском хозяйстве никаких даже признаков перемен в лучшую сторону не произошло: зерновых и бобовых культур колхозы собрали меньше, чем в предыдущем году, план хлебозаготовок выполнен всего на 48,9 процента, в животноводстве отсутствие кормов привело к большому падежу скота.

И в 1944 году план весеннего сева область не выполнила, вспашка паров, прополка и сенокошение проходили с большим опозданием, не говоря уже о подготовке к уборке урожая и создании запасов сельскохозяйственных продуктов. Как результат – 7-8 июля состоялся пленум обкома партии, рассмотревший вопрос «О постановлении ЦК ВКП (б) от 21 июня 1944 года «О работе Иркутского обкома ВКП (б)». С докладом на нём выступил заведующий оргинструкторским отделом ЦК партии М.А. Шамберг. Также был рассмотрен организационный вопрос. Пленум освободил К. Качалина от обязанностей первого секретаря обкома ВКП (б). Первым секретарём обкома избрали А.П. Ефимова, до этого занимавшего пост председателя исполкома Горьковского (Нижегородского) областного Совета депутатов трудящихся. Качалин после пяти с половиной лет работы в Прибайкалье был отозван в Москву и затем возглавил один из райкомов партии недавно освобождённого от немецких оккупантов города Краснодара.

Через полтора месяца решился ещё один важный кадровый вопрос. В связи с отзывом на другую работу сессия областного Совета депутатов освободила Н.Д. Комиссарова от обязанностей председателя исполкома и вместо него утвердила В.И. Иванова, до этого работавшего вторым секретарём Иркутского обкома ВКП (б). Василий Иванович вошёл в историю области как первый высокопоставленный назначенец из числа местной партийно-советской номенклатуры. Хотя с некоторой оговоркой, поскольку появился он на берегах Ангары в том недоброй памяти 1937 году в составе возглавляемого Щербаковым партийного десанта из Ленинграда, начинал здесь заведующим отделом пропаганды и агитации Иркутского горкома ВКП (б), а 22 июня 1941 года как раз за его подписью в качестве секретаря областного комитета была разослана телеграмма райкомам партии о проведении неотложных мероприятий в связи с нападением фашистской Германии на Советский Союз.

«Дал развёрнутую программу действий»

Выступая перед партийным активом Иркутска вскоре после назначения первым секретарём обкома и горкома ВКП (б), Александр Павлович Ефимов так одной фразой охарактеризовал постановление ЦК партии: «Центральный комитет признал неудовлетворительной работу обкома ВКП (б), особенно в руководстве сельским хозяйством, вскрыл серьёзные недостатки и дал развёрнутую программу действий по устранению их в целом в экономике области».

О том, какие конкретно действия по устранению недостатков – в первую очередь в ​ сельском хозяйстве – последовали за этим постановлением, свидетельствовала «Восточно-Сибирская правда».

19 августа. Бюро областного комитета ВКП (б) обсудило отчёт Куйтунского райкома партии и признало его работу неудовлетворительной. Первый секретарь райкома тов. Епифанцев и секретарь райкома по кадрам тов. Седова сняты с работы как не справившиеся со своими обязанностями. Обком ВКП (б) принял меры к укреплению руководства районом и наметил мероприятия по ликвидации отставания района.

13 сентября. Решением исполкома областного Совета на лиц, уклоняющихся от выполнения обязательных заданий по вывозке хлеба на малопродуктивных коровах или уклоняющихся от использования принадлежащих им коров, привлечённых на полевые работы или к вывозке хлеба и других сельхозпродуктов, предусмотрены взыскания. Они будут налагаться в административном порядке в виде предупреждения, штрафа до 100 рублей или исправительно-трудовых работ до 30 дней. èèè

4 октября. Декадник хлебопоставок – с 6 по 16 сентября – решением бюро обкома ВКП (б) объявлен в области. Утверждено ежедневное задание по обмолоту и сдаче хлеба государству для каждого района и предложено в суточный срок довести его до каждого колхоза. Задача декадника – добиться перелома в выполнении первой заповеди хлебороба.

10 октября. За саботаж хлебозаготовок, преступное нарушение государственной и партийной дисциплины бюро обкома ВКП (б) сняло с занимаемого поста первого секретаря Куйтунского райкома ВКП (б) Прокопьева. Назначенный на эту должность в августе, после отставки Епифанцева, он исключён из партии и предан суду. Уполномоченный обкомом ВКП (б) по Куйтунскому району тов. Чанков за срыв хлебозаготовок отозван из района и снят с поста заместителя председателя облисполкома.

20 октября. Решением бюро обкома ВКП (б) снят с работы, исключён из партии и отдан под суд за саботаж хлебопоставок и провал уборки урожая директор зерносовхоза «Иркутский» Сильманович. Директору областного треста зерновых и животноводческих совхозов Татьянину объявлен выговор и предложено немедленно выехать в совхоз и принять необходимые меры к завершению уборки и хлебосдачи к 1 ноября.

Несмотря на столь суровые, в основном административного характера, действия областной власти, ожидаемых сдвигов в сельскохозяйственном производстве не произошло. В феврале-марте 1945 года вначале ЦК ВКП (б) принял постановление «О мерах по подготовке и проведению весеннего сева в Иркутской области», а затем Совнарком СССР утвердил два постановления – одно об оказании помощи селянам Прибайкалья, состоящее из 16 пунктов,​ другое – о дополнительной оплате их труда за перевыполнение заданий по выращиванию молодняка и сохранению взрослого скота. Но и эти решения центральной власти мало помогли: зерновых было посеяно меньше, чем в любой другой год войны, – 552 тысячи гектаров (к примеру, в 1942 году – 743 тысячи), продукции животноводства в счёт обязательных поставок сдано государству меньше, чем ранее.

Казалось бы, лучше складывались дела в промышленности: с большим запасом прочности завершили 1944 год золотодобытчики Лены, предприятия слюдяной отрасли, завод имени Куйбышева. И всё же в целом годовой план индустрия области не выполнила. В отстающих снова оказался трест «Востсибуголь», не справились с заданиями лесная отрасль, Иркутская теплоэлектростанция, другие коллективы. Ниже своих возможностей работали Восточно-Сибирская железная дорога и Ангарское речное пароходство.

На этом фоне впечатляюще выглядело награждение переходящим Красным знаменем Государственного Комитета Обороны за успехи в социалистическом соревновании треста «Лензолото», а завода имени Куйбышева – орденом Трудового Красного Знамени за успешное выполнение заданий правительства по освоению производства металлургического оборудования и вооружения для Красной Армии.

Приближение мира

Показательно, что война ещё была в разгаре, на западе страны шли кровавые бои, а здесь, в глубоком тылу, люди по каким-то иногда едва уловимым признакам ощущали приближение мира, приближение победы. Разве иначе можно было оценить, например, эту короткую новость в «Восточно-Сибирской правде» от 7 декабря 1943 года: «Автобусное движение по маршруту «Железнодорожный вокзал – предместье Марата» возобновляется в Иркутске. Автобусы будут курсировать ежедневно с 7 часов утра до 8 вечера».

И далее листаем газету.

1944 год

13 февраля. Работы по замощению в областном центре улицы Красной Звезды и устройству торцовой мостовой на улице Карла Маркса от улицы Ленина до сада имени Парижской коммуны начнутся весной этого года. На устройство мостовых в городе отпускается 180 тысяч рублей, заготавливаются материалы.

15 марта. На очередном пленуме Иркутского горкома ВКП (б) выступивший с докладом председатель исполкома горсовета А. Рудаков сообщил, что планом благоустройства и улучшения санитарного состояния города намечено отремонтировать 76 километров деревянных и 4 километра асфальтовых тротуаров, построить новые шлаковые тротуары протяжённостью 20 километров. Также предусмотрено привести в полный порядок Ангарский и Иркутный мосты и два моста через Ушаковку, отремонтировать 1200 ворот, 24 тысячи погонных метров заборов.

14 апреля. 12 докладов о полезных ископаемых Восточной Сибири, их дальнейшем изучении и разведке заслушано на первой областной геологической конференции по минеральному сырью. За последние три года геологи подготовили к эксплуатации Рудногорское месторождение железа, Будаговское сапропелитовых углей – ценного сырья для промышленности синтетического топлива, выявлено лучшее в стране Онотское месторождение талька.

14 июля. В новом учебном году за школьные парты в области должны сесть 53 тысячи детей 7 и 8 лет. Готовятся к открытию 30 новых школ, в том числе в Бохане, Бельске, Зиме и Куйтуне. Правительство дало указание все школьные здания, используемые не по назначению, вернуть в систему образования. Это указание некоторыми исполкомами Советов выполняется недопустимо медленно, особенно в Иркутске, Черемхове, Усолье-Сибирском.

16 июля. 40-летие со дня смерти А. Чехова вылилось в знаменательное событие в жизни областного центра. На здании рядом с бывшей гостиницей «Амурское подворье», где проездом на Сахалин жил писатель, ему установлена мемориальная доска с бронзовым барельефом работы скульптора Л. Дубиновского. По этому случаю у дома на углу улиц К. Маркса и Фурье состоялся митинг с участием работников слюдяной, швейной фабрик, других предприятий города, интеллигенции, студентов и преподавателей вузов.

1 октября. Пятнадцать аспирантов по различным специальностям намечено принять в этом году в Иркутский государственный университет. Руководить их подготовкой будут профессора М. Азадовский, Н. Шевцов, М. Альтман, И. Парфианович, М. Барбас, М. Кожов и другие.

1945 год

3 января. Большую программу работ в новом году предстоит выполнить тресту «Иркутоблгражданстрой»: начать прокладку в областном центре водопровода и канализации, закончить возведение здания Института иностранных языков, достроить банно-прачечный комбинат, восстановить мост через реку Ушаковку, сдать в эксплуатацию новую баню в городе Тулуне, детский дом в посёлке Тельма, кинотеатр в Черемхове и другие объекты.

17 апреля. 350 тысяч рублей отпущено в этом году на благоустройство города Усолья-Сибирского. Намечено привести в порядок все старые тротуары, заборы и часть улиц.

28 апреля. Коллектив транспортного узла Иркутск-1 обязался ко Дню железнодорожника благоустроить в областном центре Привокзальную площадь и улицу Вокзальную. Для этого потребуется укрепить три тысячи квадратных метров нагорного откоса, построить 200 метров каменных подпорных стен.

Кому война…

И поэтому понятно, с какой всеобщей радостью и ликованием жители области встретили весть о безоговорочной капитуляции Германии. Поскольку Указом Президиума Верховного Совета СССР 9 мая было объявлено праздничным днём, на улицы городов и других населённых пунктов вышли все, кто мог выйти. В Иркутске венцом всенародного торжества стал небывалый прежде по численности участников митинг на площади Кирова.

Ведь не только те, кто воевал на фронтах Великой Отечественной войны (из ушедших защищать Родину свыше 200 тысяч жителей Прибайкалья половина с полей сражений не вернулись), но и те, кто в тяжёлых условиях жил и трудился в тылу, сделали всё, чтобы приблизить Победу. За эти неполные четыре года промышленность области более чем в два раза увеличила объём валовой продукции. Значительно нарастили мощности ведущие заводы Иркутска – имени Сталина и имени Куйбышева, на базе реконструированного за 50 дней авторемонтного завода и установленного на нём сложного конвейерного оборудования вступил в строй автосборочный завод, он начал выпускать поступающие по ленд-лизу из Соединённых Штатов Америки автомобили «Студебеккер», «Форд» и другие.

В Усолье-Сибирском были введены в строй новые предприятия – махорочная фабрика, завод искусственного топлива, начато производство каустической соды и жидкого хлора, пущены шесть варниц сользавода. До 700 с лишним увеличилось количество лесозаготовительных и лесоперерабатывающих предприятий, поставляющих древесину для нужд экономики не только области, но и страны. Среди них самые крупные, оборудованные по последнему слову техники Тулунский и Зиминский лесокомбинаты, Камышетский скипидарно-канифольный завод. Статус рабочих посёлков обрели до этого небольшие населённые пункты Большая Речка, Мегет, Кутулик, Алзамай, Усть-Кут.

В семь раз – с 7,2 до 50 тысяч центнеров – выросла в области добыча рыбы, и Ольхонский район превратился из животноводческого в рыбопромысловый. А Катангский район из потребляющего стал полупроизводящим: местные колхозы добились устойчивого урожая зерновых в 10–12 центнеров с гектара, увеличилось поголовье общественного стада, развили новую отрасль – звероводство. В силу исторических условий и традиций посадки картофеля и овощей в колхозах Усть-Ордынского Бурят-Монгольского национального округа раньше не были распространены, как и птицеводство и садоводство в области не пользовались особым вниманием. В войну произошёл перелом.

…а кому мать родная

Любая война сопровождается ростом преступности среди мирного населения, и причин тому много. Не стала исключением и Великая Отечественная. Поначалу это выглядело не столь масштабно и тревожно. Например, «Восточка» в марте 1943 года писала: «Двух работниц 1-го почтового отделения города Иркутска народный суд Сталинского района приговорил к лишению свободы сроком на полтора года за то, что они занимались хищением продуктов из посылок». Ну, а как было потом, читайте сами.

1944 год

9 февраля. На показательном процессе выездная сессия областного суда приговорила к высшей мере наказания – расстрелу – шестерых вожаков бандитской шайки из 24 человек, занимавшейся в Ленинском районе Иркутска вооружёнными грабежами и хищениями социалистической собственности.​ Остальные её участники приговорены к лишению свободы сроком от 3 до 10 лет.

15 декабря. Двоих убийц из действовавшей в Иркутске банды уголовных преступников ​ областной суд приговорил к расстрелу, а ещё двоих – к длительным срокам тюремного заключения.

1945 год

2 февраля. В Доме культуры завода имени Куйбышева завершился судебный процесс по делу грабительско-воровской шайки в составе 22 человек. За четыре месяца преступники пять раз нападали на государственные и колхозные склады и причинили этим ущерб на 1 миллион 220 тысяч рублей. Военный трибунал Иркутского гарнизона приговорил троих организаторов шайки к расстрелу, остальных – к лишению свободы от 5 до 10 лет.

23 ноября. К расстрелу приговорил военный трибунал Восточно-Сибирского военного округа вожака банды грабителей, действовавшей в областном центре. Приобретя холодное и огнестрельное оружие, они только за четыре летние ночи, встречая людей на улицах, совершили около 30 ограблений. Остальные участники банды осуждены на 10 и 8 лет лишения свободы.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное