издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Страсти по заповедникам

В Госдуме предлагают поддержать экономику за счёт особо охраняемых природных территорий

В заповедниках, национальных парках, заказниках и даже ботанических садах предлагают разрешить строительство объектов инфраструктуры, проекты которых вдобавок не будут требовать проведения государственной экологической экспертизы. К этому сводятся положения разработанного в Правительстве России законопроекта, который Государственная Дума приняла в первом чтении 6 апреля 2022 года. Те, кто его подготовил, упирают на необходимость развития отечественной экономики в условиях внешних санкций и временный порядок действия предложенных мер. А в постановлении Госдумы о принятии законопроекта в первом чтении особо оговаривается, что ко второму из-под его действия выведут Центральную экологическую зону Байкальской природной территории и внесут уточнение о том, что градостроительная деятельность в границах особо охраняемых природных территорий допускается только в тех случаях, если она соответствует требованиям законодательства об охране окружающей среды. Депутаты, проголосовавшие против, возражают: сама такая возможность нивелирует статус ООПТ. На это указывают и представители экологической общественности, которые к тому же серьёзно сомневаются, что потенциальная выгода от застройки заповедников, нацпарков и заказников, которые занимают 14% территории России, перевесит ущерб природе.

Совет Государственной Думы, собравшись 4 апреля на закрытое заседание, среди прочего решил вынести на рассмотрение депутатов законопроект с длинным названием «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (о распространении практики строительства объектов транспортной инфраструктуры на иные виды объектов инфраструктуры)». В нём предусмотрены поправки к 14 нормативным актам. Это Градостроительный кодекс и 13 федеральных законов, в том числе «Об особо охраняемых природных территориях», «Об охране озера Байкал» и «Об экологической экспертизе».

Газопроводы, дороги, школы «и иные объекты»

Идея заключается в том, чтобы распространить положение, позволяющее вырубать лес в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории для расширения Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей, на любые «приоритетные проекты по модернизации и расширению транспортной, промышленной и иной инфраструктуры» в любых особо охраняемых природных территориях. То есть в заповедниках, национальных парках, государственных заказниках, памятниках природы, дендрологических парках и ботанических садах. Какие объекты в них разрешат возводить, пока неизвестно: из пояснительной записки к проекту закона следует, что в течение 90 дней с момента его вступления в силу Правительство России должно подготовить и утвердить их перечень.

В то же время в Федеральном законе «Об особенностях регулирования отдельных отношений в целях модернизации и расширения магистральной инфраструктуры и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ», действие которого предлагают распространить на все особо охраняемые природные территории, сказано, что к таковым могут относиться автомобильные дороги общего пользования или их участки, мосты, защитные и искусственные дорожные сооружения, объекты дорожного сервиса и производственные объекты, которые используются для ремонта и содержания дорог, а также инфраструктура железнодорожного транспорта, морские и речные порты с гидротехническими сооружениями, аэродромы со зданиями и сооружениями, предназначенными для взлёта, посадки, руления и стоянки самолётов, транспортно-пересадочные узлы. Плюс объекты инженерной инфраструктуры, линии связи и иные объекты капитального строительства, необходимые для обеспечения строительства, реконструкции и эксплуатации всего перечисленного.

При этом список, изложенный в законе, предлагают расширить за счёт магистральных газопроводов, нефтепроводов и нефтепродуктопроводов. Статс-секретарь – заместитель министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Светлана Иванова заметила, что это позволит «ускорить процесс газификации, а также вынос и перекладку сетей и коммуникаций». Депутаты Госдумы от «Единой России» также упоминали строительство социальных объектов – школ, детских садов и медицинских учреждений – и работы по ремонту существующих дорог и модернизации действующих инженерных систем. Законопроект предусматривает и «иные виды объектов инфраструктуры федерального, регионального и местного значения», которые определит правительство. Исключение – жилые здания и всё, что не связано со строительством, реконструкцией и эксплуатацией инфраструктуры.

В комитете Госдумы по природным ресурсам и экологии пришли к выводу, что фактически речь идёт о неограниченном перечне объектов, строительство которых разрешат в границах особо охраняемых природных территорий. Более того, если закон примут, проектная документация на них не будет требовать прохождения государственной экологической экспертизы. В целом пакет бумаг, которые должны будут предоставлять строители, сократится примерно на сотню документов.

Это иное

Разработчики законопроекта объясняют подобные нововведения необходимостью обеспечить устойчивую работу строительной отрасли в нынешней внешнеполитической и макроэкономической ситуации. Ещё один аргумент – потребность в «реализации комплекса мер социально-экономического характера в отношении граждан Российской Федерации и российских юридических лиц». Законопроект, собственно, и подготовили во исполнение плана первоочередных действий по обеспечению развития российской экономики в условиях внешнего санкционного давления. «Я считаю, что пользоваться ситуацией для таких вещей нельзя, – заметил председатель правления общественной организации «Байкальский центр гражданской экспертизы» Юрий Фалейчик. – Конечно, кажется, что на пути к импортозамещению и новой экономической политике можно, не разбираясь, смягчить, упростить и облегчить требования к бизнесу, но подсовывать под эту сурдинку антиэкологические темы просто нечестно. Тут больше нечего комментировать».

Законопроект к тому же подготовили на удивление быстро. Его внесли в Госдуму 25 марта – через 10 дней после того, как президиум правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики в условиях санкций одобрил уже упомянутый план первоочередных мер. «Разумеется, законопроект не писали лихорадочно на коленке, – уверен директор Красноярской региональной общественной экологической организации «Плотина» Александр Колотов. – Есть вполне определённый источник подобных инициатив – Российский союз промышленников и предпринимателей. В своё время они внесли в Правительство сразу 43 предложения по смягчению разных норм законодательства». Речь идёт о пакете инициатив, которые 21 марта президент РСПП Александр Шохин направил заместителю председателя Правительства России Виктории Абрамченко. Из них 42 предусматривают смягчение требований в области охраны окружающей среды, которые предъявляются к промышленным предприятиям. Это и сдвиг сроков достижения нормативных показателей по снижению выбросов загрязняющих веществ, и сокращение количества внеплановых выездных проверок со стороны Росприроднадзора, и двухлетний запрет на наказание бизнеса за неисполнение ранее выданных предписаний, которые требуют значительных вложений. Ещё одно предложение – приостановить до конца 2024 года исполнение требования Федерального закона «Об охране озера Байкала», которое вводит предельно допустимые объёмы сбросов и выбросов загрязняющих веществ с их ежегодным обязательным пересмотром в сторону ужесточения.

Лакомый кусочек природы

Александр Колотов предположил, что и резонансный законопроект «либо родился, либо прошёл обсуждение» в Российском союзе промышленников и предпринимателей. «Я не вполне понимаю обоснование для его принятия, – добавил он. – Да, наша страна оказалась в непростой ситуации и, вероятно, в ближайшие годы должна будет рассчитывать только на свои внутренние ресурсы. Но я, честно говоря, не понимаю», зачем вот так сразу, одним росчерком пера уничтожать ту заповедность природных территорий, которая охранялась даже не годами, а долгими десятилетиями».

Мест для создания объектов инфраструктуры, которые придали бы импульс развитию строительной отрасли и всей национальной экономики в России более чем достаточно и за пределами особо охраняемых природных территорий, которые занимают только 14% площади страны. То есть, согласно государственному докладу «О состоянии и об охране окружающей среды РФ» за 2020 году, 240,2 млн га.

В стране насчитывается 109 государственных заповедников, 64 национальных парка, 60 государственных заказников, 17 памятников природы и 46 дендрологических парков и ботанических садов. Федеральное значение имеют 2,5%, на долю которых приходится 31,2% площади всех особо охраняемых природных территорий России. Доля ООПТ регионального значения – 88,3% от количества и 49% от площади, местного – 9,2% и 19,8% соответственно.

В Иркутской области расположены пять особо охраняемых природных территорий федерального значения общей площадью более 1,8 млн га: Прибайкальский национальный парк, Байкало-Ленский и Витимский заповедники, заказник «Красный Яр» и Тофаларский заказник. Региональный статус имеют 13 заказников и 81 памятник природы, которые занимают 789,5 тыс. га. Особо охраняемые природные территории местного значения расположены только в Иркутске и его окрестностях: это Кайская роща, Птичья гавань, Синюшина гора, водоохранная зона Ершовского водозабора и сад Томсона. Их общая площадь – 425,7 га. Получается, что все особо охраняемые территории занимают 3,5% площади Иркутской области.

Председатель комитета Госдумы по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству Сергей Пахомов подчеркнул, что при доработке законопроекта из-под его действия планируют вывести Центральную экологическую зону Байкальской природной территории. В этом случае он не будет распространяться на Прибайкальский нацпарк и часть Байкало-Ленского заповедника. «Ясно, что особо охраняемые природные территории России давно стали лакомым кусочком для бизнесменов разного масштаба, – говорит Александр Колотов. – Практически ежегодно в той или иной форме лоббисты в региональных и федеральных коридорах власти пытались пересмотреть основные принципы российского заповедного дела, узаконить возможность застройки и хозяйственного освоения диких, нетронутых земель, малонарушенных лесов, нерестовых рек. Сейчас они, как никогда, близки к победе. Но надо понимать, что их победа станет поражением заповедной природы – отыграть назад безудержное хозяйственное освоение дикой природы вряд ли получится тем же одним только росчерком пера. На заповедные земли придут миллиардные инвестиции и бесцеремонные люди. И придут они вовсе не для того, чтобы потом уйти оттуда».

«После такого можно о статусе ООПТ забыть»

Сергей Пахомов, выступая в защиту законопроекта, как глава ответственного комитета Госдумы, привёл аргумент о том, что в случае принятия тот будет действовать только до 31 декабря 2024 года. В проекте постановления парламента, которое подготовил комитет по строительству и ЖКХ, также сказано, что при дальнейшей работе над документом необходимо уточнить понятие «приоритетные инфраструктурные проекты по модернизации и расширению транспортной, промышленной и иной инфраструктуры», разработать исчерпывающий перечень объектов, которые под него подпадают, добавить положение о том, что строительство в границах ООПТ допускается исключительно в тех случаях, когда это соответствует требованиям природоохранного законодательства и не нарушает режим особой охраны территорий. Кроме того, предложено предусмотреть обязанность по осуществлению природоохранных и компенсационных мероприятий, а также рекультивации нарушенных земель.

«Я не очень понимаю, как можно поддержать этот законопроект даже в первом чтении, когда в нём есть следующая формулировка: «инфраструктурные проекты по модернизации и расширению транспортной, промышленной и иной инфраструктуры», – возразил заместитель председателя комитета Государственной Думы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Георгий Арапов, представляющий фракцию «Новых людей». – Непонятно, зачем нужен этот пункт – «иной», открывающий безграничное количество объектов, строительство которых не будет требовать государственной экологической экспертизы и станет возможным на особо охраняемых природных территориях. После такого можно о статусе ООПТ в принципе забыть, потому что смысл его полностью потерян. Пусть сейчас кому-то эти нововведения кажутся действительно важными, но я считаю, что за экологические последствия мы ответим гораздо позже и гораздо большей ценой». Комитет по экологии, к слову, пришёл к выводу, что законопроект нуждается в существенной доработке. Такое же заключение дал комитет по аграрным вопросам. Принятие законопроекта, в свою очередь, поддержали комитеты по энергетике, культуре, вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям, государственному строительству и законодательству, транспорту и развитию транспортной инфраструктуры.

За то, чтобы принять документ в первом чтении, в итоге проголосовали 298 депутатов из «Единой России» и один представитель ЛДПР – первый заместитель комитета Госдумы по транспорту и развитию транспортной инфраструктуры Рифат Шайхутдинов. Против выступили все голосовавшие из фракций «Новых людей», КПРФ и «Справедливой России», а также 15 либерал-демократов. Воздержался один «единоросс» – первый заместитель председателя комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Вячеслав Фетисов.

Поправки в законопроект принимались до 16 часов по Москве 14 апреля. Ровно через сутки на официальном сайте Государственной Думы было опубликовано заявление вице-спикера Сергея Неверова о том, что ко второму чтению «все неоднозначные толкования» были убраны. «Никаких новых, отсутствующих в действующем законодательстве разрешений не вводится, – заверил он. – Все требования к строительству сохраняются, в том числе экологическая экспертиза. Для тех, у кого могут возникнуть мысли что-то построить себе на берегу Байкала, мы прописали такой запрет отдельной поправкой». Впрочем, скорректированный текст законопроекта пока не опубликован. Не назначены и даты заседаний профильных комитетов Госдумы, на которых его будут рассматривать во втором чтении.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер