издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Буль-буль-буль, баклажечка…»

Первые пионеры и скауты Иркутской губернии

«Деревенский пионер храбро и умело укрепляет СССР, зная своё дело» – этой частушке целый век. Пионерии 19 мая исполнилось 100 лет. До сих пор у памятника Ленину в Иркутске собираются старички и старушки в красных галстуках. Пионеров давно уже нет, а они не хотят и не могут расстаться со своими детскими воспоминаниями. В Музее истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова открылась в эти дни «Пионерская комната». Здесь есть всё – горны, знамёна, значки. И даже печать Иркутской городской пионерской организации. Мы бы хотели вспомнить, как всё начиналось. Первые пионерские отряды в Иркутске создавали скаут-мастера… А шаловливая песня юнкеров стала гимном пионеров 1920-х годов…

Пионеры или скауты?

Делегат письмо привёз

Из страны немецкой –

Шибанём буржуя в нос

Мы «Неделей детской».

Такие речёвки слышались на парадах «голоногих» (пионеры носили шорты) в 1920-х годах. «Детская неделя» – это массовые демонстрации и парады пионеров, популярные в самом начале 1920-х годов. Они были призваны сделать пионерию известной и пополнить ряды новой детской организации. «Детские недели» были международными, отсюда в частушке немецкий «делегат» с письмом. Поскольку в первую очередь в пионеры принимали детей рабочих и крестьян, в качестве агит-материала и была выбрана частушка, а слова её, как и положено частушке, предельно простые и даже немного хулиганские – «шибануть буржуя в нос».

Более сотни предметов, рассказывающих об истории пионерской организации нашего региона, представлено на открывшейся выставке в Музее истории Иркутска. Она посвящена 100-летию пионерии. Экспозиция сборная – как из музейных фондов, так и из личных коллекций. Как говорят сотрудники музея, большинство предметов из фондов показаны впервые. В одном из музейных залов сотрудники воссоздали пионерскую комнату школьной дружины. В ней, как мы помним, хранились самые важные символы – знамёна, вымпелы, барабаны и горн. На выставке можно увидеть пионерские значки, удостоверения и личные документы пионеров и вожатых. Есть и дневники, где записаны важные события из жизни пионеров, книги, журналы, методические пособия, выпускавшиеся в московских и иркутских издательствах для пионеров. Но главное – на выставке можно увидеть школьную форму, пионерские галстуки. Самый ценный экспонат – печать Иркутской городской пионерской организации.

Надо сказать, что движение пионеров в Иркутской губернии, как и по всей новой Советской России, охотно использовало то, что было создано скаутами. Ещё в 1921 году в советской газете «Власть труда» Военно-спортивный отдел губкома РКСМ извещал, что начальник дружины скаутов товарищ А.П. Демьянович будет читать лекцию «Физическое воспитание и скаутизм». А в апреле 1921 года на Троицкой детской площадке, что позади театра, было большое представление «по случаю праздника скаутов всего мира». Лагеря скаутов были на Байкале, скауты совершали большие экскурсии по Священному морю ещё в 1922 году.

1 октября 1922 года «Власть труда» сообщила, что «в 11 часов утра на Тихвинскую площадь по прилегающим к ней улицам стройными рядами подходили отряды скаутов». Когда были вручены значки скаутов, вся скаутская дружина «продефилировала церемониальным маршем». Потом скауты продемонстрировали гимнастические номера, показав необыкновенную ловкость, собранность и выносливость. Они делали то, что впоследствии станет визитной карточной советских спортивных праздников, – живые пирамиды. Известная иркутянка Лидия Тамм ходила в один из первых отрядов скаутов в Иркутске, а потом стала пионервожатой. То есть к моменту организации пионерии в Иркутске здесь была очень сильная скаутская дружина, которая просуществовала пять лет и объединяла до 300 детей.

А вот что было сказано в резолюции губернского совещания РКСМ в августе 1922 года: в новой жизни надо обязательно использовать опыт скаут-мастеров, «дабы тем самым через несколько времени мы смогли обеспечить движение своими работниками». Причём скаутинг был признал «единственно возможной системой работы среди детей», однако его предполагалось «очистить от разного рода буржуазных приёмов и течений». 5 января 1923 года во «Власти труда» появилась статья «В чём они разошлись», сообщавшая, что президиум ГИК постановил «дружину скаутов распустить как не приемлющую принципов работы РКСМ, передав всё имущество её губкому РКСМ». Иркутским скаутам вменялись «космополитизм», поклонение религии, а также то, что среди взрослых белогвардейцев были бывшие скауты. Кроме того, комсомольцам не понравилось, что иркутские скауты на объединённом совещании пропели свой гимн «Будь готов», а вот «Интернационал», заведённый советскими представителями, почти не поддержали. Забавно, но девиз «Будь готов» впоследствии стал основным девизом пионерии.

Скауты, как следовало из статьи, отказались привносить коммунистическую идеологию в движение, и это послужило причиной раскола. В результате, когда губком объявил регистрацию скаутских (пионерских) дружин, почти никто из юных скаутов не зарегистрировался. В итоге дружина скаутов была распущена, а детям предложили вступать в новые объединения теперь уже без их старших товарищей, которые от руководства детским движением были отстранены. Однако рядовые мастера ещё оставались. В отчёте Губернского бюро детской коммунистической организации за 1924 год было заявлено: 50% всех, кто занимался детьми-пионерами, были дореволюционными скаут-мастерами. Их опыт, конечно, использовали, а самих их постепенно выкинули. В 1924 году 24 работника, бывшие скауты, были сняты со своих должностей и отстранены от работы с детьми.

«Необходимо взять твёрдый курс на отстранение от работы в детских комгруппах бывших скаутов», – писали газеты. И это после того, как они согласились работать с детьми и организовали их в новом виде – в пионерии. Все бывшие скауты были заменены на комсомольцев, которые прошли ускоренные курсы вожатых. А пионерам было отныне запрещено равняться на скаутов. Вот как обращалась к детям газета «Комсомолия» в августе 1924 года: «У пионеров я тоже побывал и кое-что отрадное узнал… Все ребята занимаются – светлого будущего добиваются. На них поглядишь и непременно с бывшими скаутами сравнишь. Пионеры – здоровые, крепкие ребята, не то что хилые скауты-панята» (пан, или панята, паненка – изнеженный барчонок. – Прим. авт.).

Однако отсутствие у комсомольцев опыта оборачивалось смешными историями. Например, в те времена популярны были марши, демонстрации, а потому пионеры бесконечно занимались «шагистикой» – то есть, как строевые солдаты, учились чеканить шаг под барабаны. Это хорошо показано в «Республике ШКИД», когда пионеры вышагивают под стук барабанов, а беспризорники бьют «голоногих». «В Марате были случаи, когда звено гонялось строем по 1,5 часа», – гласили иркутские отчёты. «Мы с подружкой часто бегали мимо железнодорожного клуба, где размещались отряды, в рощу. И видели, как ребята дружно занимались разными делами, ходили с песней в строю, – рассказывала одна из первых пионерок Иркутска Татьяна Остапенко. – Очень хорошо помню, как строем ходили в рощу, на берег реки, каждый звеньевой нёс треугольный флажок. Там мы разучивали песни, учились прыгать в длину и в высоту, сидели у костра, пекли картошку». èèè

А в Слюдянке, например, юные пионеры ещё в 1924 году занимались по книге «Бойскауты» Попова и Преображенского. Потому что больше пособий по детскому движению не было. Первые иркутские пионеры, например, должны были воспроизвести «в каждом звене» восстание Спартака (некоторые отряды так и назывались «Спартак»), обязательными были занятия по произведениям Конан-Дойля «Затерянный мир», «Борьба за жизнь», книгам Сетона-Томпсона, рассказам полярников, мореплавателей. То скаутское «ядро» было очень и очень сильным. Но уже тогда в набор рассказов великих путешественников включались байки о революционерах и сибирских ссыльных – идеология начинала выдавливать дух чистого скаута. Теперь мало было быть героем Фенимора Купера, теперь надо было быть идеологически подкованным внуком Ильича.

Две кукушки куковали

В полюшке на камушке –

Два мальчонка толковали

Всё о политграмоте.

Однако какие-то атрибуты пионерия от скаутов восприняла, и они остались навсегда. Например, праздник первого костра. Интересно, что ещё в 1924 году, согласно официальному приказу Иркутской губернской организации пионеров, он праздновался 23 апреля – в день рождения Владимира Ленина. В те времена дата рождения Ильича ещё не была перенесена на 22 апреля. Пионеры тех лет занимались практически всем, как и юные скауты. Они легко могли организовать походный лагерь. Они делали игрушки для малышей, чинили одежду детсадовцев, устраивали клумбы, поливали цветы, разбивали огороды, устраивали концерты и средства отправляли немецким детям. Они же помогали беспризорным. То есть их труд использовался по полной, и фактически девизом тех лет было: «Пионер всё пробует и делает сам».

Пионерские отряды назывались разнообразно: «Спартак», «Имени Красного Октября», «Имени дедушки Ленина», а также именами различных революционеров и партийных деятелей – Калинина, Троцкого, Зиновьева, Фрунзе. Поскольку история советского государства была очень непростой и спустя годы имя Зиновьева уже употреблялось совсем в ином контексте, то названия отрядов были сведены к удобному и неоспоримому образу «дедушки Ленина». Надо сказать, что до 1925 года пионеры имели не только красный галстук, но и собственные удостоверения, однако позже они были отменены, а галстук и значок остались единственными, но любимыми символами принадлежности к пионерской организации. В те же годы в Иркутской губернии создавались отряды октябрят, в те времена у них тоже было собственное приветствие на манер пионерского салюта. Только пионер, салютуя, ставил руку по диагонали, а октябрёнок должен был поднять локоть и держать руку горизонтально. Однако это приветствие не прижилось, и поколения октябрят, которые родились позже, уже не салютовали.

Как бутылочка стала баклажечкой

Интересно, что песенная культура пионеров также была позаимствована из дореволюционных времён. «Всем ячейкам РЛКСМ Ируезда» в 1925 году предписывалось организовать работу пионерских звеньев, в частности разучить с детьми песню «Баклажечка». Это знаменитый гимн первых пионеров 1920-х годов, проживший совсем недолго, ему на смену уже в 1930-х годах пришли совсем другие песни. Но тем не менее он остался в истории. Музыкальную обработку этой песни сделал известный советский композитор Михаил Вячеславович Иорданский, бывший боец 1-й Конной армии товарища Будённого. Начиналась песенка так:

Смотрит вожатый, смотрят пионеры –

Что за отряд показался вдали.

Лейся, песнь моя пионерская,

Буль-буль-буль, баклажечка походная моя.

Тут удивляет припев: отчего в детской песенке появляется какая-то походная баклажечка и почему она булькает и так веселит пионеров? Оказалось, баклажечка была раньше ни чем иным, как бутылочкой зелёного или «казённого» вина. Эта песня до революции была строевой песней юнкеров и называлась «Летние манёвры». Была она шутливой, весёлой, и юнкера в ней обращались к дамам:

Сборы кончаются,

Парочки прощаются.

Ох и коротка же ты, военная любовь!

Не грусти, моя любимая,

Буль-буль-буль, бутылочка зелёного вина.

Песня была очень популярна среди военной молодёжи и много раз переделывалась. Например, в фильме 1976 года «Дни Турбиных» звучит песенка «Здравствуйте, дачники», которая отчасти повторяет знаменитую песню юнкеров на манёврах. Эта же песня, только несколько в ином варианте, звучит в исполнении Константина Хабенского в телесериале «Белая гвардия»:

Цок-цок-цок –

По улице идёт драгунский полк.

Сапоги фасонные,

Звёздочки погонные,

По три звезды, как на лучшем коньяке.

Естественно, пионеры боролись с пьянством и ни о какой бутылочке зелёного вина говорить не приходилось. Поэтому бутылочка превратилась в «баклажечку», а дамы, которым симпатизировали юнкера, и вовсе исчезли из песни. Сами юнкера, а в некоторых вариантах песни – и драгуны, были заменены на марширующих пионеров. Песня очень хорошо переделывалась так, как нужно было в каждой деревне или городе. Она уже стала практически «детской народной». Например, пятый отряд пионеров Иркутска, один из первых отрядов столицы Приангарья, пел эту песню так: «Да здравствуют советы и пятый наш отряд. Стремленьем к комсомолу сердца наши горят. Лейся, песнь моя пионерская! Буль-буль-буль, баклажечка походная моя».

Если же мы почитаем книгу «База курносых», которая вышла в свет в Иркутске в 1934 году, то увидим, что любимая песенка пионеров уже другая – «Здравствуй, милая картошка». «Картошка» – тоже совсем даже не пионерская песня, она была сочинена до революции, в середине 1910-х годов. Автором был Владимир Попов, один из лидеров московских скаутов, редактор журнала «Вокруг света». Первоначально песенка предназначалась для того, чтобы описать походные приключения вовсе не пионеров, а скаутов. И рассказывала, как голодные скауты дожидались времени обеда и любимой печёной картошки. Это был тот самый Попов, который совместно с В.С. Преображенским написал книгу «Бойскауты», по которой и занимались первые пионеры Иркутской губернии. Однако в начале 1920-х годов из песни про картошку выкинули все приметы скаутского быта, а слова заменили на «пионерские», оставив несколько куплетов такими, как они были до революции. И песня стала называться пионерской, а постепенно и забылось, кто же её написал.

Однако, если в 1920-х годах пионеры были очень и очень похожи на скаутов и, наверное, многие из первых пионеров успели побывать в скаутском движении, а их учили бывшие мастера-скауты, всё-таки пионеры сумели стать самостоятельным движением со своими традициями и своей собственной историей, которая теперь уже по важности не уступает скаутской.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер