издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дело шито белыми нитками

Обвиняемые в коррупционных преступлениях всё чаще получают оправдательные приговоры

В судебной практике уголовные дела в отношении взяткодателей встречаются нечасто. Это и понятно: закон защищает тех, кто стал жертвой вымогателя либо оказал правоохранителям помощь в разоблачении мздоимца. На скамью подсудимых время от времени отправляются лишь мелкие нарушители административных норм, которые, попытавшись «решить дело на месте», напоролись на принципиального блюстителя закона. На самом-то деле, конечно, «договориться по-хорошему» можно далеко не с каждым сотрудником ДПС, а торговец, сунувший купюры проверяющему из службы БЭП, рискует вместо административного штрафа получить приговор по уголовному делу.

«Умаслить» не получилось

Именно так случилось с гражданином Республики Таджикистан Наджмуддином Назруллоевичем Н., которого Свердловский районный суд Иркутска приговорил к штрафу в размере 70 тысяч рублей за покушение на дачу взятки должностному лицу – оперуполномоченному отдела экономической безопасности и противодействия коррупции МУ МВД России «Иркутское». Индивидуальный предприниматель, прежде не судимый, попался на продаже контрафактной парфюмерной продукции в торгово-развлекательном центре «Юбилейный». Сотрудники полиции начали составлять протокол об административном правонарушении, предупредив, что вся партия духов, сопроводительные документы на которую отсутствуют, будет изъята. Бойкий коммерсант предложил «утрясти проблему» и сунул в сумку между водительским и передним пассажирским сиденьями автомобиля полицейских две купюры по пять тысяч рублей. Отказа, очевидно, не ожидал. Когда сотрудник заявил, что находится при исполнении должностных обязанностей, нарушитель, подумав, добавил ещё одну пятитысячную купюру. Только на сей раз он нарвался на неподкупного служителя закона. Оперативник, отслуживший в отделении всего полгода, взятку не принял. Вышел из автомобиля и вызвал полицию. От реального срока предпринимателя спасли раскаяние, помощь в раскрытии совершённого им преступления, молодой возраст и плохое здоровье. Суд даже позволил отцу двоих малолетних детей выплачивать штраф частями по 10 тысяч рублей ежемесячно, «чтобы не поставить его семью в бедственное материальное положение».

Куда меньше повезло жителю города Тольятти Марату Асланбековичу Д., который взялся помочь знакомому предпринимателю, задержанному на посту «Байкал» в Слюдянском районе со спиртосодержащей жидкостью без необходимых сопроводительных документов. «Кризисный менеджер», однако, из посредника вышел никудышный. За дачу взятки сотруднику БЭП он угодил в следственный изолятор, а его имущество было арестовано. Да и штраф, наложенный на осуждённого по приговору Свердловского районного суда Иркутска, измерялся уже не в десятках и даже не в сотнях тысяч рублей – он составил полтора миллиона. В задержанной фуре оказалось 24 тысячи литров фальсифицированной антисептической жидкости на спирту, которую многие потребители с удовольствием принимают внутрь. С подозрительным грузом стоимостью пять миллионов рублей разбираться было поручено старшему оперуполномоченному группы экономической безопасности и противодействия коррупции ОМВД России по Слюдянскому району. Подсудимый, позвонивший из Тольятти, представился юристом и предложил подвезти правоустанавливающие документы на задержанный груз. А сам вместо бумаг, подтверждающих законность оборота товара, при встрече вручил полицейскому две пачки пятитысячных купюр на сумму миллион рублей. «Эти деньги, – сказал он, – тебе на отдых. Я сейчас уеду, а в дальнейшем мы будем дружить».

Задружить так и не получилось: перед встречей с «юристом» сотрудник написал рапорт о возможном склонении его к совершению коррупционного правонарушения. Беседа полицейского со взяткодателем записывалась, и преступник был взят с поличным. В суде он свою вину признал, и наказание с учётом срока, проведённого под стражей, было смягчено: размер штрафа снизили на 300 тысяч, а сумму в размере 1,2 миллиона рублей позволили выплачивать в течение года. Миллиона, кстати, от которого отказался честный полицейский, Марат Асланбекович тоже лишился: деньги суд конфисковал как вещественное доказательство по уголовному делу. Но осуждённый всё равно был счастлив, что легко отделался: после оглашения приговора c него наконец сняли наручники.

Когда взятка – не преступление

Но в последнее время в судебной практике всё чаще стали появляться уголовные дела, связанные с подстрекательством к даче взятке. Подстрекателями при этом выступают чересчур ретивые полицейские. Чем они руководствуются при этом, понятно. Пытаются улучшить показатели борьбы с коррупцией. Болеют за дело, можно сказать, ведь не честных же предпринимателей они склоняют к подкупу. Как правило, усилия свои провокаторы в погонах тратят на обработку именно любителей «решать дело на месте» с помощью купюр. Но в результате, хотя передачу мзды и удаётся доказать, суд взяточника всё же оправдывает.

Закон (в частности, статья 5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности») категорически запрещает сотрудникам полиции «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий». А в пункте 34 постановления Пленума Верховного суда РФ 2013 года «О судебной практике по делам о взяточничестве и иных коррупционных преступлениях» разъясняется, в чём именно состоят провокационно-подстрекательские действия правоохранителей в их борьбе с недобросовестными предпринимателями. Должностное лицо, разумеется, не должно давать согласие на получение мзды и тем более предлагать от него откупиться. Но суд ещё будет разбираться в обстоятельствах, при которых нарушитель решился «подмаслить» полицейского. И если очевидно, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов такой умысел у коммерсанта не возник бы и на преступление он вряд ли решился бы, тогда подстрекательство налицо.

Провокаторы в погонах

Вот один из свежих оправдательных приговоров Свердловского районного суда Иркутска в отношении взяткодателей. В павильоне «БОСТОН», расположенном в торговом центре «Джем Молл» по улице Сергеева в Иркутске, проводились оперативно-розыскные мероприятия по документированию незаконного использования товарного знака. Хозяйка торговой точки, индивидуальный предприниматель Марина Б., желая избежать привлечения к административной ответственности, предложила оперуполномоченному МУ МВД России «Иркутское» взятку – подсунула под листы заполняемого им протокола три купюры по пять тысяч рублей. Только честный полицейский деньги не взял, а сообщил, куда следует, о покушении на взятку. Уголовное дело с обвинительным заключением поступило в суд.

Но суд, исследовав доказательства, сделал вывод об отсутствии в действиях индивидуального предпринимателя состава преступления. Да, брендовая одежда продавалась в павильоне незаконно, документы на неё отсутствовали. И деньги хозяйка павильона оперативнику действительно подсовывала, сопровождая свои действия просьбой «решить дело миром». В судебном заседании был прокручен видеоролик, где видно, как женщина достаёт из кармана купюры оранжевого цвета и кладёт их между папкой и протоколом. Грозный страж порядка несколько раз спрашивает несчастную, понимает ли она, что это противозаконно, ведь она предлагает взятку должностному лицу при исполнении. А та в ответ просит войти в её положение и уверяет, что «никто ничего не узнает».

Однако в поведении проверяющих суд усмотрел признаки подстрекательства к даче взятки. Начать с того, что проверку поступившего по телефону сигнала о контрафакте борцы с коррупцией умудрились провести раньше, чем это сообщение было зарегистрировано дежурной частью. Кроме того, при составлении протоколов осмотра и изъятия товара не присутствовали понятые. Такое допускается, если включена видеозапись, но в данном случае съёмка велась фрагментарно.

В павильоне сотрудники провели больше часа, о чём свидетельствует запись с камеры видеонаблюдения, установленной в коридоре ТРЦ, а на файле с телефона оперативника запечатлена лишь сама сцена передачи взятки продолжительностью 3 минуты 18 секунд.

Подсудимая вину в инкриминируемом преступлении не признала. Она заявила, что не стала бы предлагать полицейским деньги, если бы они её не напугали тем, что изымут весь товар и наложат огромный штраф. Как тут не потерять голову?! Ведь она брала большой кредит под развитие торговли, ежемесячно выплачивает банку около 300 тысяч рублей, а прибыль небольшая. Если бы весь товар изъяли, павильон пришлось бы закрыть и остаться с долгами без гроша в кармане. А потом выяснилось, что изъятию подлежали всего 12 контрафактных вещей, так что зря паниковать не стоило – такой урон она бы пережила и рисковать со взяткой не стала бы.

Когда уголовное дело в суде начало сыпаться, люди в погонах попытались выкрутиться. Мол, неверное время поступления сигнала о признаках нарушений торговли объясняется тем, что дежурный сначала записал телефонное сообщение в черновике, а в книге регистрации пометку сделал позже. При этом фамилию звонившего коллеги он якобы забыл, потому и оформил сообщение как анонимное – от некоего Петрова. После служебной проверки (она проводилась, когда уголовное дело было уже в суде) нерадивый дежурный был привлечён к дисциплинарной ответственности. Однако суду очень не понравилось, что выступавшие в качестве свидетелей полицейские изменили первоначальные показания, ведь они были предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложной информации. К тому же при изучении оригинала материалов служебной проверки вылезли очередные несостыковки с обстоятельствами, установленными судом. «Липа» оказалась шита белыми нитками. Суд пришёл к выводу, что сторона обвинения специально подгоняла доказательства под выявленные в ходе судебного следствия факты. И сделано это было с одной лишь целью – настоять на предъявленном обвинении во что бы то ни стало.

Поразительно, но стражей закона нисколько не затруднила дача ложных показаний в суде. Причём на это решились не только оперуполномоченные, которые непосредственно занимались проверкой торгового павильона и выявили там «коррупционное нарушение», но и дежурный, и даже начальник отделения ЭБиПК. По их словам выходило, будто нарушение порядка регистрации сообщений о происшествиях в КУСП – дело самое что ни на есть обычное и офицеры полиции допускают его с такой лёгкостью, словно о персональной ответственности за ведение этого документа строгой отчётности они даже не слышали. Суд в это не поверил и обратил внимание ещё на одно странное обстоятельство. Книга учёта сообщений о происшествиях подвергается ежедневному ведомственному контролю и периодически – прокурорскому надзору, однако за полгода ни начальник полиции, ни надзирающий прокурор не инициировали проведение служебной проверки по факту нарушения, допущенного дежурным. И только после того, как в ходе судебного следствия защита указала на противоречия в доказательствах стороны обвинения, начальник отделения ЭБиПК вдруг на такое мероприятие решился.

На самом деле, как выяснилось в суде, законных оснований для проведения проверки в отношении индивидуального предпринимателя вообще не существовало. Их искусственно создали сами борцы с коррупцией, чтобы схватить предпринимателя за руку при передаче взятки. Сама проверка тоже изобиловала процессуальными нарушениями. Мало того что видеозапись производилась не в течение всего процессуального действия, а кусками, оперуполномоченные ещё и «забыли» уведомить о ней предпринимателя. Кроме того, они не объявили хозяйке павильона порядок и основания для осмотра помещения и изъятия предметов, не разъяснили её процессуальные права и обязанности. А это означает, что доказательства получены с нарушением закона. К показаниям свидетелей-полицейских, которые сами себя скомпрометировали, суд отнёсся критически. А все сомнения в виновности подсудимого, если их не удалось устранить в порядке, установленном УПК РФ, толкуются, как известно, в его пользу.

Откуда у подстрекателей ноги растут

И вот приговор Свердловского районного суда Иркутска: признать Марину Александровну Б. невиновной и оправдать её в связи с отсутствием в её действиях состава преступления. Три купюры номиналом 5000 рублей, от которых отказались полицейские, ей были возвращены. Обвиняемая в тяжком преступлении вмиг превратилась в жертву правосудия и получила право на реабилитацию за незаконное уголовное преследование. Возмещать причинённый ей моральный вред придётся теперь государству. Так что «усердие» правоохранителей в борьбе с коррупцией обходится казне недёшево: как здесь уже говорилось, в судебной практике подобных дел сегодня немало.

Вообще, в материалах уголовных дел в отношении взяткодателей можно найти много любопытных фактов, требующих как минимум серьёзного анализа. Совершенно очевидно, что эти преступления связаны с твёрдым убеждением населения в мздоимстве людей в погонах. Насколько это мнение, сложившееся в обществе, соответствует действительности? На такой вопрос неплохо бы поискать ответ. Известно, допустим, что на взятку полицейскому за отказ от составления протокола об административном правонарушении в Иркутске существует твёрдая такса – 15 тысяч рублей. Но кто установил такой размер подношения – сами «лихоимцы» или их жертвы? Об этом тоже можно узнать, изучив уголовные дела. В том числе и связанные с подстрекательством к коррупционному преступлению. В показаниях обвиняемых и протоколах видеозаписей оперативных экспериментов, например, нередко встречаются упоминания о том, как люди в погонах без слов дают нарушителям подсказку. Для этого достаточно три раза разжать пальцы на руке – любой поймёт, что речь идёт о трёх 5-тысячных купюрах.

Очевидно, что подстрекательства нарушителей, допускающих административные проступки, к совершению уголовных преступлений объясняются желанием оперативников «заработать палку», улучшить отчётность (тем более по такому важному направлению, как борьба с коррупцией). Выходит, как ни старались органы внутренних дел уйти от пресловутой «палочной системы», заставляющей сотрудников гоняться за показателями, но, переименовавшись из милиции в полицию, они в этом направлении не особенно преуспели. Этот печальный вывод сам собой напрашивается после изучения подобных приговоров.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер