издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Онегина» не читал, но одобряю

На фестивале «День Ч» рассказали, как дети могут научить родителей читать Пушкина

«Книга уходит из повседневной жизни семьи. Есть дома, где вообще нет книжного шкафа», – эти слова прозвучали 3 июня в ходе дискуссии о детском чтении на фестивале «День Ч». Обычно в таких семьях нет и электронных книг. В чём причины? Во-первых, не читающее поколение уже не одно. Есть семьи, где мамы и папы не открывали «Евгения Онегина». Впервые они услышали строки романа, когда их собственный ребёнок читал их дома. Это если с учителем повезло – и он увлёк ребёнка Пушкиным. Если не повезло, то уже два поколения этой семьи будут искать Татьяну Ларину только на сайте «ГДЗ онлайн». Но и учитель может не всё. На нём груз «классического» литературного списка, одобренного Минпросветом. И педагог обязан заставить детей читать произведения из злополучного перечня. Но даже учителя говорят: список пора чистить от откровенных анахронизмов. Кого мы получим, если будем подавать литературу как позавчерашнее, невкусное, но полезное блюдо? Очевидно, людей, которые никогда не купят книжный шкаф. И даже не заведут его в «Айфоне».

Что мы слышим, когда говорят о детях и книгах? «Дети не читают». Но на самом деле не все дети и не всех возрастов. Печаль, называемая «я ему все на свете книги подсовываю, а ему не интересно», случается обычно, когда ребёнок перешёл в 4-5 класс. И далее идёт постепенное снижение интереса к чтению. Малыши-дошкольники с удовольствием бегут с книжкой, чтобы им почитали. В начальной школе дети читают сами, но потом начинается провал. В возрасте 10–12 лет что-то происходит, «мы теряем пациента». 3 июня в ходе дискуссии на фестивале «День Ч», состоявшейся в школе «Точка будущего», учителя, библиотекари высказали несколько гипотез, почему так происходит. Примерно в 10–12 лет взрослые перестают поддерживать детское чтение, выбирать книги, радоваться, когда ребёнок читает. Считается, что «миссия выполнена», ведь читать надо только с дошколятами и младшими школьникам.

Читаем и плачем

Теперь взрослые не обсуждают книги с детьми. И сама семья не показывает пример: ребёнок чаще видит взрослого у компьютера или в телефоне, чем с книгой. Тут же своей железной пятой помогает школа. Педагоги, ограниченные программой, предлагают детям сложные, скучные тексты (учебный план надо выполнять). Всю «началку» интересные кусочки текстов ребята разбирали вместе на уроке, обсуждали, а в 5 классе на них вдруг сваливается непонятный многостраничный «Дубровский». Бедного Дубровского галопом проходят за 5 уроков, читать эту «тяжесть» надо самостоятельно дома, где над тобой с плёткой стоит родитель. Педагоги и родители совместными усилиями превращают чтение из увлекательного занятия в наказание. Плюс гаджеты, как ни крути, веселее и прикольнее книг. И книга всегда будет проигрывать, когда ребёнок принимает решение: посмотреть ли яркий, смешной видос или извлечь яркое и смешное из чтения. Чтение труднее.

Часто детей не хвалят за чтение, а наказывают им, а без этого теряется мотивация читать, говорили участники дискуссии. «Школьная программа по литературе – это издевательство. Давайте все озвучим, что школьную литературную программу нужно реформировать, мягко говоря», – звучало на круглом столе от библиотекарей и школьных учителей, а вовсе не от родителей. Попробуйте сегодня взять «Тараса Бульбу» и мотивировать ребёнка это прочитать, чтобы он не заснул на первой странице. «Программа русской классической литературы составлена так, что заставляет постоянно страдать. Мы читаем Достоевского и плачем, читаем Некрасова – и плачем. Если читаем Радищева – плачем. Читать нужно, страдать нужно, заставлять чувствовать – нужно, но эти произведения нужно перемешивать с другими, которые вызывают интерес у современного ребёнка», – считает педагог, участник дискуссии. И даже классика может быть представлена разными книгами. Например, учителя говорят, что в 11 классе практически никто не читает «Петра I» Толстого, зато достаточно заменить его на «Гиперболоид инженера Гарина», как книгу читает весь класс, дети готовы обсуждать и делиться впечатлениями.

Оказывается, дети таки читают, и довольно много, но практически всё – за пределами школьной программы. «Лисья гора», «Лето в пионерском лагере» – это книги, которые сейчас спрашивают подростки, их рекомендуют лидеры мнений, блогеры, «ТикТок». Это книги о любви, которые всегда будут интересны людям этого возраста. Их интересуют книги о психологии, человеческих взаимоотношениях, но классика в этом смысле всегда остаётся «в пролёте», хотя те же самые психологические конфликты она описывает лучше. Парадокс. А в это время мамы приходят в библиотеки и говорят: «Дайте бумажную книгу, мне так удобнее следить, как он будет читать». Вламываются в начале лета в библиотеку и набирают горы книг, чтобы следить за ребёнком все три месяца, как он читает и что он читает. А ребёнок после этого «причинения добра» выскакивает из комнаты, пиная дверь, со словами: «Ненавижу!» И кто выйдет после этого лета чтения? Точно не человек, который любит книгу.

Библиотеки вне картины мира

Ольга, тьютор «Точки будущего», считает, что не только библиотеки сейчас сталкиваются с тем, что книгу теперь нужно «втюхать» юному читателю, но и родители не могут с книгой в руках конкурировать с гаджетами. Надо признать, что те люди, которые стали сейчас родителями, далеко не всегда читают сами. Большинство способны прочесть какой-то лонгрид на телефоне. И все дети находятся в среде, где взрослые именно этим способом получают информацию – через телефон. Людмила Ковалёва из Усть-Кута работает с разными детьми и родителями уже 30 лет и сейчас сталкивается с проблемой: у части семей вообще нет никакой домашней библиотеки. «Когда я приношу книги современных авторов, у детей возникает вопрос: «А вы что, их покупаете? Они же дорогие!» Дети берут у меня книги, читают, используют в итоговых сочинениях. Но как научить родителей читать? Это проблема. Библиотеки в доме нет».

У современных учителей уже возникают кейсы, когда на уроке дети с учителем построчно разбирают «Евгения Онегина», а потом звонят родители с благодарностью: «Спасибо вам, а то ведь мы-то «Онегина» не читали, сейчас слушаем аудиозапись сами, чтобы с детьми обсудить». То есть детей заинтересовал учитель, а дети – родителей, которые никогда не брали в руки это произведение Пушкина. С домашними же библиотеками ситуация часто упирается в деньги. В Иркутске, например, средний ценник на хорошую бумажную детскую книгу – около 800 рублей, и, конечно, не каждый родитель способен тратиться на это регулярно. Выход один – современная библиотека, где есть доступная детская литература. Однако для современного подростка часто бывает шоком сама информация о том, что где-то есть место, где можно просто взять книгу, прочитать и вернуть. Они про это место элементарно не помнят, библиотеки вне картины их мира.

– Библиотека не существует отдельно от мира, она должна хорошо выглядеть. Книжечки должны быть выложены, как красивые вещи, красивые овощи, красивые духи, на 30% личиком должны стоять книги, причём новые, чтобы хотелось схватить побольше, не важно, буду я читать их или нет, – убеждена сотрудница библиотеки имени В.В. Маяковского в Санкт-Петербурге. – Мне часто не хватает такого просто маркетингового хода в разных библиотеках. В том числе и в Петербурге. Эта виктимность библиотек, в частности детских, печалит. Мы такие особенные, мы «не для всех кино», печальненькие для печальненьких. Мне кажется, ощущение собственной виктимности и ущербности сопоставимо с недостаточным финансированием. Мой тезис: надо пользоваться маркетинговыми ходами и ощущать свою классность. Почему люди сами не хотят быть классными, в частности библиотекари? Вот это вопрос. Мы пытаемся это сломить.

Библиотека должна стать в детском мире не местом «для старичков и старушек», а очень модной и интересной локацией, где приятно проводить время. Примером могут служить иркутская «Молчановка» или областная юношеская библиотека имени Уткина, которые уже стали местом для проведения интересных тусовок. Здесь речь о виктимности библиотеки уже не идёт.

 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер