издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ты не преграда, и тебя завалю!»

Многие семейные драмы не выносятся наружу, оставаясь в домашних стенах. Это если дело не доходит до трагедии. Когда беду скрыть невозможно, открывается бездна человеческой деградации.

С ножом на мать

Немой, но полноправный участник многих подобных историй – алкоголь. Он способен превращать людей в настоящих монстров. Свердловский районный суд Иркутска вынес приговор Павлу Жучкову (здесь и далее фамилии изменены), который во время пьяной ссоры напал с ножом на собственную мать. Тридцатилетний сыночек нигде не работал, семейными узами обременён не был. Ему не нравилось, что в квартире появился посторонний человек, сожитель матери. Подсудимый с ним конфликтовал. И вот наступил тот недобрый декабрьский день, когда в доме на бульваре Рябикова пролилась кровь.​

Суд исследовал стадии разгорающегося конфликта, кульминацией которого стал нож в руках подсудимого. Самый обыкновенный, с деревянной ручкой, каким режут хлеб. Жучков пришёл домой в тот момент, когда его мать выпивала с сожителем. За стол его никто не приглашал, он сам демонстративно налил себе стакан водки и опрокинул его. При этом уже был нетрезвым. Когда услышал недовольные замечания в свой адрес, сразу же вспыхнул, напомнив, что он «у себя дома». Между мужчинами произошла потасовка. Сожитель «от греха подальше» успел унести из кухни два столовых ножа, но, как оказалось, не все. Мать пыталась успокоить сцепившихся мужиков, но у неё ничего не вышло. В какой-то момент она встала живым щитом в проходе между комнатами, защищая от сына своего сожителя. Ситуация была напряжённая, потому что в руках у нападавшего оказался ещё один нож, который до этого лежал на столе. Сын крикнул ей: «Чего ты тут встала? Ты не преграда, и тебя завалю!» За словесной угрозой тут же последовало действие. Хватило одного удара ножом, чтобы женщина охнула и потеряла сознание. Колото-резаное ранение в живот с повреждением печени и массивным кровотечением реально угрожало её жизни. Дальше последовал почти киношный кадр – сын схватился за голову и произнёс: «Что же я наделал!» К счастью, медикам удалось​ спасти потерпевшую.

В судебном заседании Жучков утверждал, что не хотел нападать на мать, удар предназначался для мужчины, который был ему ненавистен. Якобы всё​ вышло случайно при резкой жестикуляции руками. Потерпевшая со своим сожителем, который на этом процессе выступал свидетелем, тоже пытались помочь ​подсудимому. Они отказались от своих показаний, которые дали на предварительном следствии, об угрозах в их адрес. Мол, на следующий день после реанимации мать могла сказать совсем не то. Но суд расценил это как попытку «создания для подсудимого более благоприятных условий при расследовании уголовного дела». Не смогла привести доказательств «случайного» удара и защита. Ведь если всё произошло случайно и человек не предвидел последствия своих общественно опасных действий, то ему может грозить другая, более мягкая, статья УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). Тщательно проверив данный довод в ходе судебного следствия, суд нашёл его несостоятельным и противоречащим фактическим обстоятельствам преступления. Было доказано, что Жучков высказывал угрозы убийства. В тот роковой момент мать и сын стояли лицом друг к другу, находясь в статичном положении, без какого-либо воздействия на них извне. Поэтому удар ножом «тычком» никак не мог быть случайным. Суд квалифицировал действия подсудимого по ч. 2 ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия).

Перед вынесением приговора было изучено психическое состояние Жучкова. У таких людей часто выявляют эмоционально-неустойчивое расстройство личности, что было и на этот раз. Хорошо известно: когда на подобное расстройство накладывается употребление алкоголя, можно гарантированно ждать беды. В пьяном дурмане поступки таких лиц бывают непредсказуемыми. Кстати, совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, когда теряется самоконтроль, было признано отягчающим обстоятельством. Человек должен знать о такой своей особенности и заранее предвидеть тяжкие последствия. Не добавили белой краски к​ портрету подсудимого и неоднократные судимости. Он​ напал на мать в период испытательного срока по предыдущему наказанию. Суд отправил рецидивиста Жучкова на 4 года в колонию строгого режима и обязал оплатить лечение матери.

Купались двое под луной

Ещё одно уголовное дело, приговор по которому вынес Свердловский районный суд Иркутска, связано с изнасилованием. И здесь ещё один важный момент: сама потерпевшая, Алевтина Мишина, судя по всему, сделала немало для того, чтобы попасть в такую историю и стать жертвой насильника. Впрочем, в задачу суда не входило чтение морали потерпевшей, которая напилась в мужской компании и потом решила продолжить вечер с одним из собутыльников на «романтическом» берегу. Мишина оправдывалась тем, что до той встречи знала мужчину, который надругался над ней. Олег Зайцев был сожителем её тёти.

В тот августовский вечер они начали выпивать втроём: с Зайцевым был ещё его приятель. С тремя бутылками водки компания расположилась во дворике за торговым центром «Цветной парк». Зайцев попросил Мишину купить ему сим-карту, так как у него не оказалось паспорта. Затем поехали к знакомому, где возлияния продолжились. Добирались до дома на такси уже вдвоём. Запасная бутылка водки у них была. Во время поездки Зайцев предложил Мишиной продолжить веселье на берегу Иркута. Она согласилась. Пара развела костёр и решила искупаться в неглиже. При лунном свете всё выглядело вполне романтично. Накачанный алкоголем мужчина посчитал, что в такой обстановке можно перейти к следующей фазе отношений. Вот только на неожиданный поцелуй женщина ответила пощёчиной и успела поцарапать ему лицо. По всему выходило, что в её планы интим не вписывался. Но, как это часто бывает в таких скользких ситуациях, протест только распалил Зайцева. В результате короткой борьбы Мишина оказалась прижатой к земле. Крики и яростное сопротивление всего в 100 метрах от улицы Цветочной ей не помогли. Зайцев сделал, что хотел. Он надеялся, что женщина будет молчать, посчитав это если не приключением, то просто досадной неприятностью, которую надо забыть. К тому же она была сильно пьяна.

Но Мишина молчать не стала. Домой она вернулась с многочисленными следами борьбы – кровоподтёками и ссадинами. Обо всём рассказала родственникам, сразу вызвала полицию. Все доказательства преступления были зафиксированы по горячим следам. В частности, под ногтями у Мишиной был обнаружен генетический материал Зайцева. Результаты судебно-медицинской экспертизы подтвердили его вину. Изрядно поцарапанный насильник не смог придумать никакой легенды, даже самой примитивной типа: «Она сама была не против».

На суде выступила многочисленная родня Мишиной: мама, папа, тётя, бабушка, которая в красках описала, что чувствовала потерпевшая после случившегося, какую психологическую травму получила. Во время судебного следствия подсудимый не отрицал, что овладел в тот вечер нетрезвой спутницей против её воли, то есть совершил тяжкое преступление. И тем не менее при определении наказания суд учёл смягчающие​ обстоятельства. Зайцев до этого не был судим, признал свою вину и раскаялся, активно способствовал раскрытию преступления. По прежнему месту неофициальной работы была представлена положительная характеристика. Наличие двух малолетних детей (пусть даже он не воспитывал их) тоже сыграло свою роль. Суд квалифицировал действия подсудимого по статье, известной всем насильникам: ч. 1 ст. 131 УК РФ. Но приговор был вынесен не по максимуму: 3,5 года лишения свободы в колонии общего режима. Вот так закончился вечер двух нетрезвых людей с костром и купанием на берегу Иркута. Алкогольный дурман рассеялся, а изменить ход событий уже было невозможно.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер